Психиатр в Аду

Simone Morabito

ПСИХИАТР В АДУ

ОДЕРЖИМОСТЬ, САТАНА, ЭКЗОРЦИЗМЫ – СВИДЕТЕЛЬСТВО УЧЕНОГО

 

Одержимость или психическое заболевание?

Поведение одержимых

(перевод с польского Юлии Красненковой)

 

 

Издательство AA s.c.

Краков 2011

Теперь и ты не сможешь сказать: «Я не знал…»

 

Примечание автора

            Эта книга раскрывает трагедию человека, переживаемую им в тени вечных страданий, которые касаются каждого, кто в этой жизни (нашей единственной жизни) не признает Иисуса Христа своим ЕДИНСТВЕННЫМ СПАСИТЕЛЕМ, и не принимает истины о Его спасительных страданиях.

            Некоторые свидетельства, подтверждающие случаи одержимости, написали люди неверующие, совершенно мирские, в чьей жизни не раз можно проследить поведение, продиктованное дьяволом. Такие свидетельства иногда противоречат друг другу, но они согласуются с тем, чему учит Единая Святая Вселенская Апостольская Церковь в своем Магистериум (учении). Автор осознает, что настоящая книга является научным и теологическим трудом, и понять ее смогут только те, кто обладает гибким мышлением и высокой моральностью. Единственный путь, позволяющий постичь Божественное – это глубокая созерцательная жизнь.

UT UNUM SINT

 

Книгу посвящаю

Пресвятой Богоматери, живущей вовеки;

Той, которая дарит победу;

Той, которая хранит от демонов;

Той, которая, прежде всего, является Матерью каждого христианина,

Без чьей помощи эта книга не могла быть написана

 

А также

Его Святейшеству Иоанну Павлу II,

Который для каждого человека на земле

Являлся наместником Господа Иисуса Христа.

 

Я взываю ко Христу изо всех своих сил:

«Останься с нами, Господи, ибо тьма опустилась на землю,

И мы не знаем, куда идти».

 

Эту книгу посвящаю также всем тем, кого люблю.                                     Автор.

Введение

Кардинал Карло Мария Мартини

Архиепископ Милана

 

Дорогой профессор Марабито,

            Сердечно благодарю за очень интересные статьи. Прошу продолжать свою работу, руководствуясь своими убеждениями и верой, а также знаниями. Еще советую сотрудничать с кем-нибудь из назначенных священников экзорцистов.

            Помню о Вас в своих молитвах, желаю успеха в Вашей работе и исследованиях.

            От всего сердца благословляю в радости славы Воскресения.

***

            По прочтению этой книги никто не сможет сказать: «Я ничего не знал о тех серьезных опасностях, которые подстерегают людей».

***

            Я имею право верить в то, что написано в этой книге, потому что видел все сам, вместе с другими врачами. Однако каждый человек имеет право отнестись к написанному скептически, потому что далеко не все могли быть свидетелями изложенных событий, и в меру ограниченности своих знаний, каждый может и дальше придерживаться своих убеждений.

Симоне Морабито

 

Вступление

            Настоящая книга является научным документом. Читать и понимать ее следует, именно, как научный труд.

            Когда больной обращается в клинику, чтобы излечить свой разум, каждый специалист знает, что память у всех слабая, и может подвести. Поэтому он подробно записывает все слова больного, ничего не исправляя, и не заботясь о правильной литературной форме.

            Международное научное право запрещает специалисту исправлять ответы, которые он слышит от пациента, потому что его слова являются основанием для диагностирования болезни. Слова каждого больного являются для психиатра тем же, чем результаты анализа крови для терапевта.

            В настоящей книге решили оставить те слова, которые произносили пациенты, потому что, как мы уже говорили, эта книга не литературное произведение, а научный труд из области психиатрии. Она была написана не для духовного или эмоционального отдыха читателя, а для того, чтобы коснуться силой своего свидетельства каждого, кто попробует внимательно ее прочитать, если только он способен к размышлениям.

            Многие болезни, наступающие внезапно, без предварительных симптомов, затрагивают человеческую психику. Я решил оставить в книге все те «нелитературные» выражения, которые записывал сразу же, когда сидел на ступенях в санктуарии, где совершались экзорцизмы. Также в храме, сидя на лавке, я записывал разные вопли и нечеловеческие сцены. Еще я пытался описать странные шумы, от которых церковь просто тряслась.

            Надеюсь, читатель простит меня, ведь я был похож на корреспондента, находящегося прямо на линии фронта, среди взрывающихся бомб. Я очень боялся, и знаю, другим людям тоже будет страшно это читать. Поэтому я решил записать исключительно факты из первых рук, описать только произошедшие события. Это не будет пространным философским трактатом.

            Разумеется, намного легче пересказывать с чужих слов, чем быть свидетелем невероятно драматических событий, и записывать происходящее, подвергаясь опасностям. Некоторые части этой книги содержат наспех записанные заметки, и не все из них объясняются, что позволяет читателю самому истолковать их.

            Я искренне прошу прощения за все недостатки и недоработки.

Симоне Морабито.

 

            Величие писателя не в том, как он пишет, и не в том, о чем он пишет, но в возвышенных мыслях, которые рождаются в читателях.

Какое преимущество мудрого перед глупым,

Какое – бедняка, умеющего ходить перед живущими?

Лучше видеть глазами, нежели бродить душою.

И это – также суета и томление духа!

(Книга Екклесиаста 6,8-9)

 

Дух дышит, где хочет (Иоанн 3,8).

 

Дьявольская одержимость – это нечто страшное, описывать одержимость также очень страшно. Надеюсь, каждый читатель поймет, насколько ужасной реальностью является одержимость.

Меня считают очень смелым человеком, но после того, как я записал увиденные мною явления, я уже не могу заснуть, если выключен свет. Дьявол находится посреди нас. Он, как загрязненная атмосфера, которую мы вдыхаем, не отдавая себе в этом отчета. Только потом, врачи видят эту грязь, когда рассматривают снимки флюорографии. Также поступают и эксперты-экзорцисты, которые выявляют губительное влияние демона на человека и всю его жизнь, когда человек не молится и не доверяет Богу.

Я наблюдал сотни случаев дьявольской одержимости во всей Италии. Я убежден, что эта «болезнь» попадает в научные периодические издания скорее всего под названием «синдром одержимости». В одной только Италии находятся тысячи пациентов, которых коснулась эта страшная «болезнь». Ее нельзя правильно диагностировать, потому что часто мы, врачи, люди неверующие, а чтобы исследовать эту страшную «патологию» и поставить правильный диагноз, необходимо молиться Иисусу Христу Живущему, обращаться к Нему, как к Помощнику в наших исследованиях. Если этого не произойдет, пройдут века, прежде чем такие «больные» будут изолированы и помещены в специальные места, где их станут лечить. При этом врачи не получат никакой зарплаты, потому что такие места – это санктуарии. Я убежден в том, что существует некая программа сатанизации мира, разработанная сатанинской церковью Антона Ла Вея. Она была основана в Калифорнии и распространилась по всему миру, благодаря сатанинскому движению Нью Эйч, обладателю сотен фонографических фирм, издательств и насчитывающему тысячи адептов. Церковь сатаны использует также сатанинский рок, распространяет среди молодежи наркотики. Зависимость от наркотиков приводит к тому, что молодежь теряет способность независимо мыслить и рассуждать. А ведь именно такое мышление является оборонительным валом для ВНУТРЕННЕГО «Я».

Я бы хотел, чтобы страницы этой книги сделали родителей внимательными, чтобы они правильно поняли суть проблемы и смогли уберечь своих сыновей и дочерей от жизненной трагедии, хотя, конечно, для некоторых из них может быть уже слишком поздно. Самоубийства и убийства, нежелание подростков ходить в школу из-за того, что они не видят в ней никакой пользы, ненависть к родителям и воспитателям, ненависть ко всему, что связано с религией – вот симптомы этой «болезни». Всем должен заняться врач – единственный Врач, Иисус Христос Спаситель, и Его и наша Пресвятая Матерь, Непорочная Мария, присутствующая в Церкви. Нужно просто не бояться и посмотреть на то, что рядом с церковью сатаны, практикующей омерзительные черные мессы и кошмарные ритуалы, пронизанные демоническим духом, существует Единая, Истинная Церковь, принадлежащая Христу, которая действует в мире на протяжении уже двух тысяч лет. Если ваша гордыня не позволяет вам этого принять, боюсь, что вы закончите также, как один предприниматель, который всегда повторял, что сам черт ему брат. В результате он уже больше года ходит со своей дочерью к экзорцисту. Девушку коснулась настоящая трагедия, он все время находится рядом с ней, и сейчас он обратился к Богу в молитве с верой, достойной святых.

            Нужно заметить, что все люди слабы и каждый может подвергнуться искушениям внешнего мира и влиянию сатаны. Один великий иезуит говорил: «Дьявола встречаешь каждый день, он может быть мужчиной или женщиной, которые носят его в своих душах». Отец Ломбарди здесь совершенно прав.

            На эту страшную тему написано много книг, однако никто не интересовался тем, что думают сами люди, те, которых коснулось несчастье. Настоящая книга заполняет эти пробелы. Она нужна, потому что, многие люди, я уверен, придерживаются правила: «ВЕРЮ В ТО, ЧТО САМ ИСПЫТАЛ». Я и сам такой.

            Я обогатил свою веру всем тем, что мог наблюдать, как человек науки. В моем распоряжении было все современное оборудование, какое только может дать медицина ученому. Также я заполняю пробелы в памяти тех страдальцев, которые после экзорцизмов совершенно теряют память, и ничего не помнят о леденящих кровь воплях, конвульсиях, приступах ясновидения и других явлениях. Не помнят ни о чем, что с ними было. В научных исследованиях такое бывает нечасто.

            Одержимые могут вести нормальную жизнь. Они работают на заводах, в офисах, занимаются бизнесом, среди них есть домохозяйки и студенты, которые ответственно подходят к своим обязанностям. И все же они испытывают тяжелые страдания, научно задокументированные, и подтвержденные окружающими, не только родственниками, но и врачами. Например, был такой случай. Когда в человеке проявлялась страшная вторая личность, его собака начинала рычать, словно не узнавала хозяина, и даже готова была его укусить. После приступа все возвращалось в норму.

            Вся драматичность ситуации такого человека сильнее всего проявляется во время молитвы экзорцизма. Сила такой молитвы, впрочем, как и любой другой, огромна (Махатма Ганди говорил, что молитва обладает большей силой, чем атомная бомба, и я полностью с ним согласен). Во время экзорцизма в человеке проявляются ужасные и сильные сущности, поэтому пациент начинает скакать, как акробат (скачут даже старики, которым за семьдесят, потом начинают страшно богохульствовать, издавать ужасный, дьявольских смех, так, что кровь стынет в жилах. Они сгибают металлические предметы, как вареные макароны, рассказывают о сердечных тайны окружающих, а особенно любят раскрывать чужие грехи, совершенные людьми тридцать-сорок лет назад, если в них не исповедались, или если католический священник не отпустил их).

            Но самая критическая реакция у одержимого наступает, когда произносят слова: «ИИСУС» и «НЕПОРОЧНАЯ ДЕВА». Тогда можно всего ожидать. Я видел молодых людей, которые десятки раз бились головой о стену с такой слой, что нормальному человеку хватило бы одного такого удара, чтобы погибнуть, а у них не оставалось даже синяков и царапин, и они не теряли сознания. Они становятся такими сильными, что 5 или 6 человек летали вокруг них, как листья на ветру, стараясь сдержать их «самоубийственную» ярость. Их взгляд был настолько исполнен ненависти, что вспоминается выражение «убить взглядом». В их пронизывающем взгляде можно было увидеть, словно второй взгляд, старающийся поразить того, на кого посмотрит одержимый (предлагаю читателю пойти и самому посмотреть). Я видел людей очень культурных, занимающих высокое общественное положение, абсолютных скептиков, которые увидев своими глазами все эти ужасные явления, не только вернулись в Церковь, но и стали приступать к таинствам. Дьявольская одержимость – это не галлюцинация, несмотря на то, что больной ведет себя очень странно: один профессор Туринского университета несколько раз просыпался, обритый наголо. Однажды демон, как «опытный хирург», разрезал ему кожу на плечах, и на гениталиях. Длинные и тонкие линии разреза соединялись в одну линию, при этом сам профессор выказывал неслыханное терпение. Об этом случае нам рассказал его лечащий врач.

            Причины одержимости разные. Некоторые крестьяне в деревнях практиковали спиритизм. Один из них находится под моим наблюдением уже шесть лет, у него серьезно расстроена психика. Одержимость чаще встречается у тех, кто ходит к колдунам, ясновидящим и биоэнерготерапевтам (даже если они скрывают свою суть), а также у тех, кто участвует в спиритических сеансах, у фанатиков таро и подобных практик, у тех, кто участвует в сатанинских черных мессах и у любителей сатанинской музыки.

            Единственная защита – это вера и молитва, которые создают защитную оболочку вокруг человека. Таинства и сакраменталии (святая вода, освященные масло и соль) также являются сильной броней. Худшая форма одержимости наступает в результате наведенного проклятия (молитвы, обращенной к сатане) другими живыми демонами (то есть людьми, которые по собственной воле продали свои души дьяволу).

            Очень сильным сакраменталием является также чудотворный медальон Непорочно Зачатой Божьей Матери, который Она дала св. Катерине Лабуре в Париже при Руе ду Бак.

 

Демон существует, я видел его

            Он часто захватывает тело человека и разрушает его невероятным образом. Множество необъяснимых болезней, перед которыми мы, врачи, чувствуем себя совершенно бессильными, потому что не понимаем их причин, вызваны именно дьяволом. Эти болезни можно вылечить, но без лекарств, прибегая только к помощи экзорцизмов, то есть специальных молитв, которые Церковь с самого начала использует против сатаны. За долгие годы я собрал обширную, не оставляющую сомнений документацию, описывающую болезни, спровоцированные дьяволом.

            Когда человек говорит о «дьяволе и о демонической одержимости», его часто считают фанатиком или ханжой. Сразу хочу сказать, что я исследователь, ученый, у меня есть все документы, подтверждающие мой научный статус и образование. За тридцать лет работы я никогда не покидал университета. Лет пятнадцать назад я тоже не верил в существование дьявола и одержимости, но потом кошмарные и в то же время убедительные факты изменили мою точку зрения.

            Проводимые мною исследования болезней, спровоцированных дьяволом хорошо известны теологам. Я сотрудничаю с многими экзорцистами и меня часто приглашают на разные конференции и научные встречи.

            Все началось, когда ко мне обратился молодой человек. Назовем его Фабио. Его записали ко мне на прием родители, с ними он и пришел. Я сразу увидел, что имею дело с успешными и богатыми людьми. Парню было 19 лет, он учился в институте. На вопросы отвечал свободно и держался вполне естественно. Мне показалось, что он нормальный, интеллигентный молодой человек. Фабио рассказал, что у него сильная депрессия, часто его охватывает беспокойство, которое мучает его и не дает спать по ночам. Когда он говорил со мной, я в какой-то момент заметил, что он смотрит на меня и его глаза горят откровенной ненавистью. Я был поражен. Его лицо полностью изменилось, стало похоже на страшную маску. Голова стала крутиться, как будто какая-то внешняя сила заставляла его поворачиваться в сторону родителей, которые стояли у него за спиной. Когда он совершал эти ненормальные телодвижения, я услышал, как из него исходит низкий, мужской, хриплый голос – совсем не похожий на его нормальный. Парень проговорил сквозь сжатые зубы: «НЕНАВИЖУ МОЕГО ОТЦА И МОЮ МАТЬ». Эта фраза прозвучала, как одно сплошное шипение. Внезапно все прошло, и парень вернулся в нормальное состояние. Он продолжал говорить со мной, как будто ничего не случилось. Я был в шоке. Все произошло очень быстро, в течение нескольких секунд. Этот молодой человек оказался вовсе не таким нормальным, как я думал в начале нашей беседы. Он был болен. Но такие симптомы были для меня чем-то новым, я не смог поставить диагноз. За все время моей долгой работы с психически больными, которые лечились в психиатрических клиниках, я никогда с подобным не сталкивался. Все было похоже на то, как если бы в этом молодом человеке проявилась другая личность, которая руководила его поведением. Фабио продолжал вежливо отвечать на мои вопросы, но через несколько минут непонятное явление повторилось: неожиданно его лицо исказила страшная гримаса, похожая на маску клоуна. Он повернулся в сторону родителей и снова хриплый голос произнес: «НЕНАВИЖУ МОЕГО ОТЦА И МОЮ МАТЬ». Я перебил его с спросил почему он так себя ведет. Он ответил: «Не знаю». Я настаивал, но мои просьбы только раздражали его. Он стал трястись. Я понял, что именно «это» было его настоящей проблемой. Чтобы наша встреча принесла хоть какую-то пользу, я сменил тему и попросил его рассказать о его болезнях. Он стал говорить, но уже с неохотой. Я пробовал помочь ему, задавая вопросы, но беседовать с ним становилось все труднее. Кошмарные симптомы повторялись все чаще. Они походили на нервный тик, который Фабио не мог контролировать. В какой-то момент я попросил его прилечь на кушетку. Я хотел при помощи психотерапии найти какую-нибудь подсказку, зацепиться хоть за что-то, что помогло бы мне понять с чем я имею дело. Фабио лег на кушетку. Я велел ему расслабиться, но все его тело тряслось, а лицо было мокрым от пота. Внезапно он резко поднялся, началась рвота, казалось, он задыхается. Потом вдруг вскочил на ноги, с нечеловеческим воплем бросился на стену и стал сильно биться о нее головой. Я был поражен. Я врач и хорошо знаю – хватило бы одного такого удара, чтобы раскроить голову, а этот парень бился и бился о стену головой с возрастающей силой. Я просил его отца помочь мне, но все напрасно. Пришлось обратиться за помощью к охранникам. Пришло трое мужчин, они присоединились ко мне и к отцу Фабио, но и впятером мы не могли сдержать его самоубийственной ярости. Я решил дать ему успокоительное. У меня было много разных психотропных лекарств, но я выбрал самое сильное, которое могло бы усыпить и быка. С помощью остальных у меня получилось сделать ему инъекцию. Такие лекарства колют буйным сумасшедшим, когда у них наступают приступы ярости. Они начинают действовать через несколько секунд. Но в этот раз не было никакого результата, словно я вколол ему простую воду. То есть вообще ничего! Фабио, несмотря на то, что его держали пятеро мужчин, не переставал биться головой о стену, кричать и завывать страшным голосом, который был совершенно непохож на его собственный. Все продолжалось почти час. Лекарство, которое я ему вколол, должно было его усыпить. Но он все еще был страшно возбужден, хотя и перестал трястись. Я подошел посмотреть, что стало с его головой, думал, что она сильно травмирована. Да, там должны были быть синяки, шишки, кровь и т.д. Но там не было ничего! Кожа была нормальной, гладкой, кости и мягкие ткани были в порядке. Никаких изменений. Я крайне удивился. Тем временем Фабио пришел в себя. Это был снова симпатичный парень, а когда я задал ему несколько вопросов, оказалось, что он ничего не помнит из всего того, что с ним произошло минуту назад. Я решил не раздражать его больше, и записал на очередной прием на следующую неделю.

            Когда я остался один, попробовал собрать свои мысли. Я был совершенно разбит. Слишком много необъяснимого произошло в моем кабинете в это послеобеденное время. Случай с молодым человеком представлял собой неизвестный медицине вид психопатологии. Если человек болен, медицина всегда классифицирует его патологию, смотря на симптомы и поведение. А у этого парня болезнь чередовалась с нормальным поведением, и все происходило очень быстро. Он находился у меня несколько часов, а приступов было пятнадцать. Его психомоторику также нельзя было назвать нормальной. Я пытался вспомнить разные случаи из своей практики врача психиатра, но не находил ничего, что могло бы объяснить его невероятную физическую силу, которой сопровождались приступы. Фабио был невысокий, хрупкий юноша, и, несмотря на это, пятеро мужчин не могли его удержать. А еще эти удары головой о стену, после которых на нем не осталось никаких ран, ни синяков, ни шишек – ничего. Нечувствительность к сильному успокоительному, которое я ему вколол…. Это беспокоило меня больше всего. Никакой организм не смог бы защититься от воздействия этого лекарства. Я пытался найти объяснение непонятному случаю, он не давал мне покоя. Я не мог забыть, какое впечатление произвел на меня его первый приступ. Когда Фабио трясся под воздействием овладевшей им силы, мне показалось, что из его покрасневших глаз выглянула некая, чуждая ему сущность, которая приглядывалась ко мне ненавидящим взглядом. «А если он одержим?» – инстинктивно подумал я, но сразу же отбросил эту мысль, как совершенно абсурдную.

            Когда через неделю Фабио вернулся ко мне, он был абсолютно спокоен. Мы вернулись к нашей беседе, и я предложил ему лечь на кушетку для психотерапии. Но как только он лег, сразу начался приступ. Удары головой в стену, вопли, конвульсии, проклятия. Я снова дал ему успокоительное, уже другое, но оно также на него не подействовало. На третьей и четвертой встрече я пытался сделать то же самое. Прописывал ему какие-то лекарства, но и они, к сожалению, не принесли результата.

            Я католик. С детства я слышал на уроках катехизиса, что существуют добрые и злые духи, ангелы и демоны. Ангелы помогают человеку, демоны хотят его погубить. Однако я никогда особо не задумывался над этими истинами веры. Считал, что это полет чьей-то фантазии, религиозные сказки. В моей врачебной практике я несколько раз сталкивался с болезнями, симптомы которых невозможно было диагностировать. Работая в университетской нервно-психиатрической клинике, я имел возможность наблюдать множество разных случаев. Когда в небольших клиниках сталкиваются с тяжелыми, необъяснимыми случаями, таких пациентов направляют к нам, в университетскую клинику, потому что у нас находится особый исследовательский центр. Мы имеем все доступные средства и все необходимое оборудование для глубоких исследований, можем диагностировать любую болезнь и консультироваться с известными специалистами всего мира. Теоретически мы должны давать ответ в любых сомнительных случаях, но на самом деле, диагноз иногда ставится весьма условно. Раньше я к этому относился спокойно. Я говорил себе: «Через несколько лет медицина сможет наконец шагнуть так далеко, что мы будем способны ответить на все вопросы». Мне никогда не приходило в голову, что могут существовать болезни, спровоцированные силами зла, и потому выходящие за рамки патологии, которой занимается медицина. И только после того, как я встретил Фабио, и увидел очень странные проявления, характеризующие его болезнь, эта гипотеза стала сильно меня мучить.

            Я отправился побеседовать на эту тему с экзорцистом. Экзорцист был очень разумным и образованным священником. Я все ему рассказал. Мы долго беседовали, и в конце он подтвердил, что я действительно имею дело с одержимым человеком. Он сказал мне: «Ни один человек не может биться головой о стену, и не причинить себе при этом никакого вреда. Также никто не может своей собственной силой устоять перед действием сильного психотропного лекарства. Только дьявол может вести себя таким образом». Священник предложил совершить над моим пациентом экзорцизм. Я поговорил с родителями Фабио, сказал, что есть такая возможность, но в результате они больше ко мне не пришли.

            Встреча с экзорцистом стала для меня настоящим откровением. Он рассказал мне о своем служении, и я понял, что многие случаи, с которыми я сталкивался, и которые считал неизлечимыми, возможно удалось бы «вылечить» другим способом. Как врач, я чувствовал недоверие к словам священника, но как католик, полностью с ним соглашался.

            Через несколько недель мне пришлось иметь дело с очередным очень тяжелым случаем. Ко мне пришла 22-х летняя женщина. Назовем ее Франческа. Богатая, красивая, радостная, и открытая натура. Ее семья занимала высокое положение в обществе. Пришла она ко мне вместе со своей 28-летней сестрой. Как только она вошла в кабинет, температура воздуха упала до 10°С. Я человек уравновешенный, меня трудно вывести из себя, я привык общаться с психически больными, и всегда сдерживаю эмоции. Однако в этом случае сохранять спокойствие было очень трудно.

            Девушка подошла ко мне. Она словно была в трансе, и сказала: «Пожалуйста, загипнотизируйте меня». Ее взгляд был холодным, отталкивающим. От ее взгляда мне стало очень неуютно, как будто в мой кабинет ворвался какой-нибудь политический диктатор, решивший унизить меня и смешать с грязью. Я даже вспотел. Я понимал, что должен как-то отреагировать, но был не в состоянии. Мной овладела внутренняя паника, руки затряслись. Я осознавал, что вся моя неуверенность была спровоцирована не девушкой, а тем, другим, кто пришел в мой кабинет вместе с ней. Здесь был кто-то, кого я не видел. Я уже говорил, что встречи с психически больными людьми, неадекватными людьми, ведущими себя странно и даже представляющими опасность, являются для меня вещью нормальной. Таких людей много в психиатрических больницах. В общении с ними я сохраняю определенную дистанцию, но мне всегда их жаль, их поведение вызывает сострадание. А когда та девушка подошла ко мне, я действительно испугался. Я лихорадочно думал, кто бы мог мне помочь, но даже сестра Франчески дрожала от страха, как лист на ветру. Мне хотелось бежать, но я не мог подняться со стула. С большим трудом я встал по прошел в смежный кабинет, где находился тогда мой друг, адвокат. Я попросил его зайти ко мне и помочь. Как только девушка увидела его, спросила: «Кто это?». Я ответил: «Коллега. Мы должны проконсультироваться». Она ответила презрительным взглядом, после чего снова повторила свое требование: «Я хочу, чтобы Вы меня загипнотизировали!». Я ответил, что должен сначала ознакомиться с ее проблемой. Я говорил, а сам старался успокоиться, вернуть себе самообладание и душевное равновесие. Я настолько был сбит с толку, что задавал ей глупые, ненужные вопросы. Никогда раньше мне не приходилось бывать в такой безнадежной ситуации. В какой-то момент страх стал настолько сильным, что мне захотелось молиться. Я стал про себя читать «Отче наш», но забыл слова. А ведь молитву «Отче наш» знаю наизусть. Как человек верующий я часто молюсь, но в тот момент я ни слова не мог вспомнить. Мне только пришла на мысль цитата из Священного Писания: «Кто будет веровать, спасен будет». Я стал мысленно взывать: «Иисус, Иисус». Когда произнес имя Иисуса, холод, царивший в помещении, стал постепенно проходить, мой страх также уходил, казалось, я прихожу в себя. Было впечатление, что я заново рождаюсь. А вот мой друг адвокат сидел, словно привинченный к креслу, и смотрел на все круглыми от ужаса глазами. Позже он рассказывал мне, что тоже молился, читал Розарий. Девушка, когда я начал молиться, вдруг спросила: «Что ты вытворяешь, кретин?!». Но я уже мог контролировать ситуацию и попросил Франческу выйти из кабинета, чтобы можно было поговорить с ее сестрой и узнать от нее, что же на самом деле происходит. Сестра Франчески рассказала, что все началось в тот день, когда Франческа стала ходить сатанинскую секту. Она принимала участие в ритуалах, черных мессах, спиритических сеансах. Позже в доме стали происходить страшные вещи. По ночам казалось, что в комнате девушки находится чуть ли не двадцать человек. Оттуда доносились вопли, взрывы, стоны и плач, кто-то постоянно стучал в стену, предметы летали по комнате, словно их швыряли невидимые руки. Иногда Франческа просыпалась по утрам вся в синяках. «Моя сестра ничего не ест уже десять дней, а посмотрите, какая она сильная» – пожаловалась женщина.

            Во время нашей беседы Франческа за дверью кабинета кричала, как безумная: «Ничего не говори, ничего ему не говори!». Она царапала стену и стучала по ней кулаками. Я был вынужден впустить ее в кабинет. Она почти бросилась на меня, но я решительно заговорил с ней: «Вот мое лекарство – я не буду Вас гипнотизировать». Она ответила: «Ты отвратительный! Я хорошо тебя знаю, скоро ты заплатишь мне за это». Потом она повернулась к адвокату и сказала: «Двадцать восьмого я буду с тобой в Риме. Ты еще узнаешь меня!». После этого она выскочила из кабинета, хлопнув дверью. Было двадцатое октября. Через восемь дней мой друг адвокат должен был поехать в Рим на важный конкурс. Для него это было очень серьезным событием, о котором никто не знал, даже я. Девушка показала, что хорошо обо всем проинформирована.

            Потом я встречался с ее родственниками. Посоветовал им отвести ее к моему знакомому экзорцисту. Они меня послушали. Встреча Франчески с экзорцистом была страшной, но вскоре оказалось, что она принесла добрые плоды. Девушке стало намного легче. До конца она, правда, не вылечилась, но те страшные явления, которые происходили у нее дома, почти прекратились.

            Другой случай произошел с 42-х летней женщиной. Добрая, милая, веселая, приятная, с открытым характером, и очень впечатлительная. У нее случались приступы депрессии. Она была замужем, ее очень уважали и ценили на работе. Она пыталась разрешить свои проблемы, обращаясь к известным врачам. Лечилась уже 15 лет, но все без результатов. Только прописанное мною лечение давало эффект, поэтому она уважала меня и очень верила в мою помощь. В ее случае не было никаких подозрений, и ничто не указывало на одержимость. Но я уже знал, что если болезни невозможно объяснить и они совершенно не поддаются никаким лекарствам, то их причиной может быть влияние злого духа, скрывающегося в теле человека так, что не видно никаких следов его присутствия.

            Однажды я сказал мужу этой женщины: «Почему бы не совершить над Вашей женой экзорцизм? Если она в нем нуждается, ей станет легче, а если нет, он не навредит». Муж поговорил с ней, но она отреагировала бешено, и наотрез отказалась. «Нет, нет, ни в коем случае!» – кричала она, на что муж сказал: «Подумай, доктор Маробито единственный врач, который назначил тебе правильное лечение. Ты сама всегда говорила, что полностью доверяешь ему. Если он советует тебе что-то, ты должна его послушать». Мужчине пришлось очень постараться, чтобы убедить жену пойти к экзорцисту. Мы привели ее почти силой. Когда женщина подошла к экзорцисту, стала дергаться, нервничать, хотела убежать. Священник взял ее за руку, но она вырвалась, как дикий зверь. Лишь только он приступил к экзорцизму, у нее началась рвота, она затряслась в конвульсиях, кричала: «умираю, умираю!!!». Потом стала страшно стонать. У меня был с собой маленький диктофон, и я все это записал. Экзорцизм продолжался 45 минут, и все 45 минут женщина не переставала кричать. Позже эту запись я дал послушать своим коллегам: онкологам, гинекологам, хирургам, всем, кому приходилось слушать крики боли своих пациентов. Однако, слушая эту запись, врачи недоумевали, и говорили, что человек не может издавать подобных звуков.

            Существует раздел медицины, который исследует человеческую боль. Мы знаем, что человек в состоянии выдержать любую боль. Но когда боль достигает определенного уровня, человек умирает. Например, опухоль мозговой ткани вызывает самую сильную боль, и мы, врачи, колем обезболивающие и делаем резекцию некоторых нервов, чтобы сдержать импульсы боли до того, как коснемся мозговой ткани, иначе пациент просто умрет. Специалисты, которым я дал прослушать крики, записанные во время экзорцизма той женщины, сказали мне, что даже больные раком мозговой ткани не издают таких криков. Чтобы так кричать, нужно испытывать такую боль, которая непременно приведет к смерти. Та женщина кричала 45 минут. Наконец она пришла в себя, и стала, как всегда, радостной. Она не помнила абсолютно ничего, что с ней было в эти минуты. Потом она приходила к экзорцисту еще 10 раз. Приступы, которые с ней случались во время этих встреч, с каждым разом были все слабее. Наконец, она полностью освободилась. Сейчас она хорошо себя чувствует, и часто приходит ко мне в гости. У меня же не осталось сомнений в существовании дьявола и в том, что он может делать людей одержимыми.

Моя многолетняя практика врача психиатра позволяет мне смотреть на психические расстройства именно с медицинской точки зрения. Я сразу распознаю такие заболевания, потому что у них свои характерные симптомы. В медицине каждая болезнь имеет свои отличительные черты, но когда у пациента проявляются еще и другие симптомы, и все эти симптомы взаимоисключающие, у врача возникают проблемы. В таких случаях говорится, что врач столкнулся с необъяснимой болезнью. Теперь я знаю, что часто такие болезни возникают под воздействием злых сил и злых сущностей.

У среднестатистического больного не бывает «психопатологической альтернации». Если у кого-то высокая температура, она будет держаться какое-то время. Не бывает такого, чтобы температура 40° через 15 минут стала нормальной, а еще через несколько минут снова подскочила до сорока. Если, конечно, у больного не малярия. Но малярию я сразу исключал у одержимых. Чем чаще я сталкиваюсь с такими случаями, тем больше они меня поражают. Психомоторные конвульсии у людей с больной психикой начинаются своеобразным «затмением разума», которое сопровождает их во время этого явления. У одержимых же разум остается чистым во время дьявольских нападок. С ними можно разговаривать, дискутировать на всевозможные темы. Даже если это неграмотные люди, под воздействием демонических сущностей, они выказывают невероятные знания. Они могут предвидеть будущее, говорить на иностранных языках, которых никогда не учили. Кажется, не они на тебя смотрят, а их глазами в тебя всматривается некая сущность. Если речь идет о приступах, то люди потом ничего о них не помнят. За моими исследованиями наблюдают мои коллеги, многие из которых известные ученые психиатры. Они не хотят огласки, но часто посылают ко мне больных, которым не помогает обычная терапия. Мои коллеги знают, что таким больным поможет только экзорцист.

 

Неврастеники и музыка

            Я уже тридцать лет работаю врачом психиатром. Среди разнообразия патологий, с которыми мне приходится иметь дело, есть одна, которой я хочу уделить особое внимание, и которую хочу здесь описать. К нам приходят молодые люди, которые когда-то прекрасно учились, но вдруг, внезапно, стали совершенно неспособными, потеряли ко всему интерес, у них помутился разум, появлялась патологическая апатия. Во время бесед выяснялось, что они не принимали наркотиков, не курили, вели нормальную жизнь, за одним небольшим исключением: любили ходить на дискотеки и постоянно слушали через наушники определенный вид музыки. Каждый психиатр знает, что музыка является своеобразной коммуникацией, способной повлиять на способ мышления человека, который ее слушает. Музыка сеет в подсознании новые идеи, которые потом принимает разум, и они начинают паразитировать. Человек этого не осознает. Другими словами, музыка влияет на человека так, что разрушаются все его инстинкты самосохранения, а ведь именно они являются основными в жизни каждого человека.

            Вот некоторые музыкальные произведения: “Highway to Hell” (Автострада в ад), “Die young, Die pretty” (умри молодым, умри красивым), “Don’t Fear the Reaper” (Не бойся самоубийства), “Destoroy Yourself” (Уничтожь самого себя), “If You Want Blood, You’ve Got It” (Если хочешь крови, подари ее сам себе), “The Suicide Solution” (Самоубийство – это единственный выход. Неужели ты не знаешь, о чем речь?) “The Wall” (Стена), “Goodbye Cruel World” (Прощай, жестокий мир). Все они пропагандируют самоубийство. Таким образом самоубийство становится доминирующей мыслью в дезориентированном и потерявшем доверие разуме каждого, кто слушает подобную музыку. Такой эффект вызывают еще и ритмы, и низкочастотные звуки. Для нас, психиатров, такая музыка является очень сильным моральным ядом, действия которого можно назвать термином «long acting» (подается в малых дозах и имеет длительное действие). В наших медицинских журналах можно прочитать, что за последние годы в Америке самоубийство совершили 5000 молодых людей. Я уверен, что самое сильное влияние на них оказывала смертельная отрава – самоубийственная рок-музыка.

            Наука объясняет разрушительное влияние такой музыки на мужчин и женщин тем, что информация в этом случае передается подсознательно. Наш разум, если воспринимает своим слуховым аппаратом информацию, которая выходит за рамки нашего сознания, делает это, словно отделяясь от нашего «я». Подвергаясь воздействию определенных методик извне, наш разум подвержен еще и собственным слабостям. Таким образом эффект бывает частично достигнут.

            Я думаю, что демон открыл этот закон функционирования человеческой психики еще тысячи лет назад. Что такое искушение, если не передача информации на уровне подсознания? В результате подобного воздействия наша духовная и физическая слабость принимает эту информацию и реализует ее. Много музыкальных произведений в стиле рок отравляет и разрушает наше природное подсознание через смесь подсознательно передаваемых мыслей и ритмов, которые полностью захватывают мою ДУШУ и мое «Я». Я всегда повторяю: чтобы человек мог быть вполне собой, у него должно присутствовать независимое мышление, он должен уметь высказывать свои желания, и он должен уметь любить.

            Теперь посмотрим внимательно на некоторую информацию, передаваемую на уровне подсознания произведениями сатанинского рока: Revolution n.9, “Eccitami” (подними меня), умерший человек (то есть Христос); When electricity came to Arkansas (сатана является богом); Surrender (поддайся – мой подданный музыкант); Hotel California (дом зла под названием blister, да, мы должны идти с ним в постель… а ты начинаешь задумываться Anton Oh – Oh он сам мудрец, он сам чародей); Wasted time (думай о сатане), Eldorado (Это Христос злой, ты просто адский, говорится, что мы умерли. Каждый избранный будет жить); Secret Messages (привет, сатана, приветствуем тебя на нашем шоу, мы подпишем с тобой договор… приветствуем тебя на нашей игре); Secret Messages (спасибо за то, что нас услышал), a child is coming (сын сатаны); Stairway to Heaven (к моему сладкому дьяволу, короткий путь печалит меня; сила дороги, принадлежит дьяволу; когда он даст тебе свое 666, я должен жить для дьявола); Rock and Roll (во имя моего господина дьявола, мой господин жаждет тебя); Over the hills and faraway (так, в действительности, мы не богаты, все только для сатаны! Да, дьявол действительно наш господин, да, мы останемся с ним); Hot Summer Night (сатана, я хочу тебе подражать); Beat it (верю, что сатана находится во мне), You cant kill rock and roll eh! (сатана – эксгибиционист. Заколдовал мою шею. Его благосклонность холодная и твердая для молодого человека, но твоя река потечет. Так чудесно, господин, я измучен! Но мог бы сделать это еще раз); Darling Mikki (привет, как дела? У меня все в порядке, потому что мой господин скоро придет. Да, он скоро придет), One Vision (мой дорогой сатана, я видел твой шабаш. Боюсь, потому что ты сегодня во мне); Tops (люблю тебя, говорит дьявол… буду всегда с моим господином втройне); Anthem (о сатана, это ты сияешь. Главное – сатана и погибель. Знаю, кто ты, кого я люблю); Snow blind (сатана, возбуди «их» через наши голоса). T m o.k. (я твой слуга, мы должны остаться со змеем Альфа); Heavy metal poisoning (сатана, сатана); Youve not the one (мне надоело говорить с Бениабель… еще лучше наш отец, который на небе, сатана); How are you (чтение «Отче наш» к сатане).

            Даже если мы не верим в существование дьявола, уже само слушание этих коротких фраз на дисках, хотя бы и по-английски (а кто сегодня не знает английского?) приводит к тому, что они оседают в нашем подсознании и воздействуют на нас, из-за чего у нас появляются приступы агрессии, направленные против самих себя (самоубийства и нанесение самим себе травм и увечий, нежелание учиться и работать, пессимизм, асоциальность, проституция, разрушение чувства собственного достоинства в каждой сфере), и против других (ненависть, презрение, насилие, воровство, убийства). Это происходит, потому что личность дьявола везде и во все времена (начиная от древних Римлян, во всей Европе и Азии, вплоть до наших дней) связана с разрушением, тревогой, отчаянием, депрессией, мятежами. С образом сатаны резко контрастирует образ БОГА, являющего собой ЛЮБОВЬ.

            Оказывается, что многие люди, считающие себя атеистами, верят в дьявола, а те, кто не верит, часто оказываются теми, кого мы, психиатры, называем олигофренами (глупыми с рождения). Многие из тех, кто ради выгоды притворяются, что не верят в Бога (сатанисты, агностики и т.д.), убеждены, что могут спокойно жить и работать. Но когда они слушают подобные музыкальные произведения, они подсознательно произносят «литанию» в честь сатаны, входят в состояние автогипноза, то есть в состояние, при котором затмевается разум, и открывают себя влиянию зла. Они призывают сатану, чувствуют себя достойными его, благодаря своему поведению, и тогда он приходит. В другом месте я писал, что, если человек закоренелый грешник, да еще и призывает сатану, он определенно станет одержимым.

            Одна из моих пациенток, у которой наблюдался самый серьезный случай одержимости в моей практике, впервые попала под влияние зла на дискотеке. Она рассказывала мне, что почувствовала тогда, как будто кто-то сделал ей укол в мышцу. Она побежала в туалет, но так и не смогла понять, почему ей так больно. Четыре года прошло в непрестанных мучениях, над ней совершили более ста экзорцизмов. Потом она все же привела в порядок свои мысли и победила боль. Хочу заметить, что огромное число молодых людей попало под дьявольское влияние именно на сатанинских дискотеках, там началась их Голгофа, и многие из них расплатились своей жизнью.

            Когда гремит сатанинская музыка, и вся атмосфера пронизана ее разрушительным воздействием, человеческое тело становится «музыкальным инструментом», что приводит к blackout – затмению разума. Причиной становится еще громкость музыки, она доходит иногда до 110-120 децибел. Это больше того, что может выдержать человек. От такой силы звука нарушается стабильность нашего мышления, задерживается психомоторика, в мозге записывается содержание текста песни. Более того, эта музыка из-за своего ритма и низкочастотных басов, стимулирует работу поперечнополосатых и других мышц, в том числе и мышц гортани, нарушает поступление крови в мозг, чрезвычайно затрудняя мыслительные процессы. Она стимулирует работу эндокринных желез, сильно увеличивает уровень адреналина, стероидных и половых гормонов. Молодой слушатель возбуждается сексуально до такой степени, что становится «возбужденным дебилом». Жаль, что государственные власти не могут понять: такие мероприятия следует запретить законом, вместе с деятельностью так называемых «жрецов рока» (ведь никто не продает бешеных собак, боятся, что бешенство будет распространяться). Мы не отдаем себе отчета в том, насколько это жгучая проблема. БОГ не желает, чтобы умирали молодые люди в США, Италии и в других странах мира.

 

Сексуальное влечение

            Часто молодые люди рассказывают мне о своем непреодолимом сексуальном влечении к партнеру. Однако опыт показывает, что такое влечение является воздействием воплощенного демона (того, кто продал свою душу дьяволу).

            Влечение – это чувственная реальность, которая разделяет и обособляет в мужчине и женщине мышление, волю и любовь – три основных элемента, из которых состоит человеческая личность.

            Дьявольское влечение к чему-то необычному и таинственному, что человек увидел в молодой особе, доводит его до наркотиков, деградации, потери чувства собственного достоинства, к полному отрицанию собственной души и своего «я». Как правило, это результат неверия и отсутствия духовной жизни. Это противоположность влюбленности, потому что влюбленность делает людей более свободными, благодаря тому, что встречаются два разума и две воли, направленные на чистую любовь. Любишь кого-то, когда свободно рассматриваешь его, как целостную личность. Дьявольское же влечение делает молодых людей все более порабощенными, а ЛЮБОВЬ ЗАМЕНЯЕТСЯ ИЗВРАЩЕННОЙ САДОМАЗАХИСТСКОЙ СЕКСУАЛЬНОСТЬЮ. Она доводит партнера до полного пренебрежения к самому себе: молодые люди перестают молиться, не участвуют в Св. Мессе, не приступают к таинствам, бросают школу, или их успеваемость резко падает, становятся невыносимыми в семьях, изменяются до неузнаваемости (не осознавая этого), маниакально ненавидят друзей, которые ведут глубокую духовную жизнь, и которые до сих пор были их близкими друзьями, ненавидят священников, даже если просто видят их идущими по улице (отвращение к священному).

 

Одержимый описывает свое состояние

            Меня окружила холодная, смердящая, страшная мгла. Она стала проникать внутрь меня через мой рот, через сжатые до боли зубы. Я вырывался, стараясь избежать этой холодной мглы, которая атаковала меня, но все напрасно. Мои руки были полностью парализованы, я не мог даже перекреститься. Окаменевший от страха разум не мог вспомнить спасительного имени Иисуса. Для меня начался период ужасных страданий, после которых произошла эта страшная и отвратительная вещь.

            Огонь, не дающий света, горел во мне три дня, и я чувствовал, что горю, но не сгораю. Почти шестнадцать раз в день меня отчищали от сажи, которую видели все. Огонь не гас, но и не разгорался, и продолжал гореть два дня. Экзорцист велел мне в течении получаса держать в этом огне руку. Рука сразу же чернела, но совсем не нагревалась, даже теплой не становилась. Я приложил к листу бумаги свою руку и отпечатал черный след.

            В третий раз огонь снова держался два дня, и я не могу описать, насколько это было страшно, невообразимо и больно. Не знаю, как я это пережил.

            Огонь угас, когда надо мною совершили экзорцизм, я исповедался и принял Св. Причастие. Вдруг передо мной появился адский червь, которого можно было видеть, и экзорцист не позволил мне ни есть, ни пить, ни спать, потому что ужасный монстр заполнил все мои внутренности, непонятным образом он царапал мои кишки, выползал у меня изо рта, носа, ушей, а потом снова возвращался в мои внутренности.

            После принятия Св. Таинств, Бог позволил мне снова овладеть собой. Я смог схватить чудовище и выбросить подальше от себя.

 

ЗАМЕЧАНИЯ АВТОРА: Истину об аде люди, как правило, познают своими чувствами. Грех – это падение, из-за которого мы вынуждены «смотреть вниз». Мир теряет свою прозрачность, разум замыкается и не позволяет поднять глаза, грех затмевает Бога (физические страдания становятся единственными и бесконечными). Ад уже предчувствуется человеком, его испытывают в каждом грехе, как индивидуальном, так и коллективном или наследственном.

            Христос, согласно Католическому вероучению, сошел с неба, чтобы спасти тех, кто находится под властью сил тьмы (среди которых я первый). Но что бывает, когда кто-то отталкивает Его милосердную руку? Такой человек выбирает ад: невидимый, бесформенный, наполненный огнем. Для человеческого разума это необъяснимая тайна – вечное осуждение, конкретная и правдивая реальность, которую мы предчувствуем во всех наших тревогах, страданиях и переживаниях.

            «Искупленный Адам поклоняется Кресту» читаем мы надписи на некоторых средневековых картинах Страшного Суда. Именно Адам должен стать для нас примером и символом нашего поведения. «Избавь меня, Господи, от коварства дьявола!». Матерь Непорочная, TOTUS TUUS!

 

Что такое проклятие?

            В книгах о сатанизме часто появляется слово «проклятие». Оно означает молитву к сатане, с просьбой причинить кому-то зло. Проклятие не касается только сферы паранормального, это «передача негативной мысли». Кто исследует сатанинскую психологию, понимает, что практически такая молитва, произнесенная колдуном, ведьмой или сатанинской жрицей, может быть реализована дьяволом:

  1. Кто продал свою душу, является отчасти воплощенным демоном. Также, как святые являются образом Бога и наделены Божьими харизмами, например, могут исцелять или читать в сердцах, так и демоны больше слушают кого-то из «своих», того, кто пытается приобрести для них очередную душу, ввергая ее в отчаяние и другие психические расстройства;
  2. Проклятие ударяет в слабых, в тех, кто не молится. В католической духовности и деле спасения, для человека важны также те молитвы, которые кто-то возносит за него. Проклятие поражает тех, кто не пребывает в вере, то есть тех, кто не участвует в Св. Мессе, не принимает таинств и т.д.;
  3. Наведенное проклятие может «колоть». Пациенты рассказывают, что чувствуют, как будто кто-то вбивает в них спицы, длинные или короткие (такие, на которых вяжут шерстяные вещи), и эти спицы пронзают им виски, или всю голову, от лба до мозга. У меня был случай с молодой женщиной, которая переживала подобные страдания в течении пятнадцати дней. Когда она пошла к парикмахеру, ее даже причесать не могли на том месте, где она чувствовала «вбитый гвоздь». Часто такое чувство испытывают взрослые, серьезные, образованные люди, совершенно незнакомые друг с другом. Случаются также колющие и пронизывающие боли спинного мозга или стоп. Одна из пациенток проснулась во втором часу ночи от боли, которая, словно электрический ток, пронзила ее тело с ног до головы. При этом она чувствовала себя страшно одинокой, несмотря на то, что в постели она была не одна;
  4. Проклятие может укореняться в человеке очень медленно. Человеку, которого коснулось проклятие, будет трудно молиться, трудно войти в храм, а если он туда и войдет, то сразу же должен будет уйти. Меняется характер, затмевается в какой-то степени рассудок, сразу кажется, что такой человек потерял 50% своего интеллекта. Особенно видны изменения в том, что человек думает о своей неприкосновенности, меняется также отношение к религии. Создается впечатление, что таким людям нужно все подсказывать, а если тема слишком сложна для них, нужно повторять простыми словами, потому что они не в состоянии понять.

            Если бы матери знали какой опасности они подвергают своих сыновей и дочерей, разрешая им ходить на дискотеки, то думаю, что никто бы уже туда не ходил. Св. отец Пио из Петрельчины был решительно против таких мест, но, к сожалению, это был «глас вопиющего в пустыне».

            Для меня, как для психиатра, сатанизм является покушением на человеческий разум, и самой серьезной из всех психических болезней, вместе взятых. Многие родители посылают своих детей к нам из-за того, что их охватило безразличие или у них началась депрессия, или они стали неврастениками. Но лучше бы родители сами формировали психику своих детей, правильно воспитывая их. Таким образом они избежали бы многих страданий и слез.

            Во время молитвы экзорцизма одна девушка, родом из Кома, стала так потеть, что ее блузка совершенно промокла. Она была мокрой с головы до ног. Внезапно она встала, словно хотела убежать, но ее удержала на стуле некая сила. После молитвы девушка призналась: «Я чувствовала ужасную ненависть, но не только к Вам, а вообще ко всем предметам, которые находится в этом кабинете».

            Всегда, когда я замечаю у своих пациентов это «нечто», выходящее за рамки психической патологии, я предлагаю им помолиться, даже если они неверующие, а моей молитвой в таких ситуациях является экзорцизм Леона XIII, который я читаю с большой верой, невидимой со стороны, как будто я говорю со Христом, с Пресвятой Девой Марией, со святым Архангелом Михаилом, святыми и мучениками. Несмотря на то, что эта молитва читается вслух, два или три раза (так я научился от экзорцистов), я все время становлюсь свидетелем наиболее неприятных сцен.

            Например, одна из пациенток, двадцатитрехлетняя студентка, внешне была спокойной, но когда вошла в мой кабинет, то стала экстремально нервной, словно внутри нее что-то кипело, а она пыталась это заглушить. Потом у нее наступила агрессивная фаза психомоторных конвульсий, она перевернула вверх дном весь мой кабинет, а потом и комнату, где люди ждали в очереди. В тот день приема ждали рыбаки из Манфредони. Они от страха выбежали на улицу, хотя было уже темно и холодно. Другие пациенты заперлись в соседнем помещении. Девушка стала двигаться и извиваться, как змея, крича при этом пискливым, пугающим голосом.

            Это продолжалось все то время, пока я читал экзорцизм.

            Хотелось бы объяснить, что эта девушка около двадцати раз проходила сеанс психотерапии, но это не открыло ее внутреннюю драматическую ситуацию, и не выявило тех страданий, которые она в себе носила.

            Правда такова, что молитва воздействует на другую, скрытую сферу человека, с небывалой силой.

            Еще одно замечание, касательно экзорцизмов: если пациентом овладела очень сильная, властная и злая сущность, то он иногда бросается на врача и кусается, как зверь. Его поражает и пугает только святая вода. Объяснить это можно исключительно Божьей силой, присутствующей в сакраменталиях. Другого объяснения нет.

            Когда окажешься в присутствии очень опасного «зверя», который мог бы отгрызть тебе голову, прими защиту и силу Божью, разрушающую эту жестокую и ненавистную сущность. Жаль, но многие люди молятся, просто бросая слова на ветер.

 

 

Духовность демоническая

и духовность христоцентричная

            Также, как существует христианская духовность, существует и духовность демоническая, исполненная гордыни (гордыня – источник греха), самонадеянности, праздности, стремления к власти, холодной жестокости, безразличия к страданиям ближних, склонная к фантазиям, гипертрофированному воображению, с демоническим мировоззрением, комплексом неполноценности, который для многих может быть связан с телесной похотью, сильным внутренним беспокойством, строптивостью, страхом смерти, стремлением к самоубийству, и наконец с полной одержимостью.

            Все вышеуказанное может проявиться, прежде чем человек вообще хоть что-нибудь заметит. Некоторые будут одержимы манией величия, непомерными амбициями, стремлением к власти. У других появятся непонятные страхи, беспокойства, отчаяние. Еще кто-то будет постоянно погружен в меланхолию, будет завидовать, ненавидеть…. Некоторые станут стремиться только к плотским утехам. Однако у всех можно будет заметить буйную фантазию и гордыню, которая может скрываться под безупречной маской ложного смирения. Это духовная слепота.

            Демон часто заставляет быть холодным и враждебным ко всему.

            Демон мешает молиться любыми способами. Вот несколько самых распространенных: в голову лезут разные отвлекающие мысли, пропадает желание молиться; демон убеждает человека молиться только тогда, когда есть на то желание, чтобы молитва была более эффективной; молитва кажется человеку скучной и трудной; дьявол концентрирует внимание человека на его усталости, когда человек собирается молиться; человека охватывает пустота, разочарование, горечь; дьявол призывает человека вернуться к реальности, говорит, что молитва – это потеря времени, эгоизм. Если у сатаны ничего не получается, он старается навеять грусть, или возбудить человека, чтобы тот стал раздражительным.

            Дьявол начинает нас убеждать: «Бог слишком далеко, если Он вообще существует. А если Он и существует, ты что, веришь в то, что Он услышит тебя? Достаточно было бы попросить один раз, а не повторять тысячу раз одно и то же. Все происходит так, как и должно, даже без твоей молитвы. Бог видит и понимает твои нужды: зачем отвлекать Его своей молитвой?». Берегитесь, чтобы не послушать дьявола.

            КОГДА ТЫ ПЕРЕСТАЕШЬ МОЛИТЬСЯ, ОН СРАЗУ ВЫХОДИТ ИЗ ТЕНИ.

 

Что такое грех?

            Грех – это следование за искушением, а искушение является ничем иным, как сообщением дьявола, передаваемым человеку на уровне подсознания. Например, если к честному и искреннему человеку приходит искушение убить другого человека, то сразу видно, эта мысль не является полностью его мыслью. Сатана действует, умножая ненависть, по самому незначительному поводу может вспыхнуть невообразимый и непрекращающийся гнев. Отсюда можно сделать вывод, что через грех мы становимся рабами сатаны. Это покушение на Создателя, и необходимо наше сотрудничество с Богом, чтобы противостать такому покушению.

            Совершенный грех в одно мгновение производит невообразимые последствия на всю вечность, он вырывает человеческую природу из ее корней: он всегда действует в масштабах вселенской Церкви и общества.

            Грех влияет на здоровье, часто ослабляет его; растлевает человеческий разум; пробуждает желание совершать очередные грехи; в одну минуту лишает человека радости жизни, лишает покоя и благодати; разбивает духовное единство; приводит нашу жизнь к краю ада, наполняет ее кошмарами, сожалениями, страхами; влияет на каждое действие, даже если это благое дело; приводит к тому, что мы теряем драгоценное время; крадет спокойную совесть и ясность взглядов: делает человека нетерпеливым, нервным, черствым; затмевает образ Бога, предлагает повернуть на собственную дорогу, делает пессимистичным и злобным; человек начинает отравлять сам себя и других людей, лишается радости присутствия Всемогущего Бога; грех делает человека чем-то вроде раковой опухоли в мистическом теле Церкви. Таковы страшные последствия греха. Каждый человек, зная о них, если только он обладает хотя бы средним интеллектом, никогда бы не совершил греха.

            Святой Иоанн Мария Вианней просил Бога, чтобы Он помог ему понять, насколько серьезен грех. С того дня, когда Бог исполнил его просьбу, до самой смерти, лицо святого было очень грустным, так, что он никогда не улыбался, и весь его вид оказывал сильное впечатление на каждого, кто с ним встречался.

 

Диагностика дьявольской одержимости

            В моей работе нейрохирурга мне приходилось быть свидетелем страшных вещей. Например, однажды, во время операции я должен был соединить части мозга человека, который пытался совершить самоубийство, и выстрелил себе в голову. Но никогда я не видел ничего более страшного, чем то, что происходит во время экзорцизмов, совершаемых над одержимым человеком. Опасность этого явления затмевает все другие ситуации, вместе взятые, а я помню их великое множество. За время моей работы я победил все возможные страхи, но меня все же трясет, когда я нахожусь в присутствии человека одержимого дьяволом, и таких людей много.

            Я присутствовал на сотне экзорцизмов, даже больше, на молитвах, которые совершали святые, хорошо подготовленные и образованные священники. Хотя такие воспоминания человеческий разум старается как можно скорее стереть из памяти, чтобы больше не страдать, однако я могу, основываясь на них сделать некоторые выводы.

            Существует misterium iniquitatis, существует дьявол, враг всех людей и всего сотворенного, и никакая психоаналитическая концепция (или любая другая) не может этому противоречить, если только ученый не станет отстаивать свои неверные убеждения. Не существует аргументов против фактов. Наука вынуждена признать доказательства: сатана существует, он живой и находится среди нас, непрестанно отлавливая очередные жертвы.

            Один человек, родом из Бергамо, отец семейства, так называемый selfmade man, удачливый предприниматель, глубоко любящий свою дочь, и посвящающей ей все свое время (очень шустрая девушка, занимала должность руководителя фирмы, на нее наслали много разных проклятий, она стала очень агрессивной, всему противилась с дьявольским упорством. Уже год над ней совершают экзорцизмы, но до цели пока далеко), однажды признался мне: «Доктор, я бы скорее согласился видеть свою дочь мертвой, чем смотреть, как она страдает».

            Одержимые – это люди, проявляющие интеллект, волю и ненависть к себе и окружающим. Часто это образованные люди, среди них многие занимают высокие должности. С момента, когда их «оседлают», начинаются их невообразимые физические страдания (истощение организма, упадок сил, странные и серьезные болезни непонятного происхождения, которые проходят только после экзорцизма). Страдания, совершенно непонятным образом, затрагивают также сферу психики. Часто это выливается в глубокую депрессию и перепады настроения. Некоторые люди, предоставленные самим себе, пытаются совершить самоубийство. Они впадают в сильное беспокойство и необоснованные страхи. Почти все теряют свою прежнюю индивидуальность. Они не могут молиться, даже если хотят этого, не могут войти в места культа (храмы, сакральные места), не могут приступать к таинствам, даже если хотят и стараются это сделать.

            В действительности одержимость характеризуется ненавистью к священному, а также парапсихологическими явлениями.

            Помню, когда я подносил к двадцатилетней девушке листок бумаги, на котором было написано слово «Иисус», она не только не могла его прочитать, но это Пресвятое Имя пугало ее. Однако я настаивал, и она прочитала его, но читать начинала с буквы «С», а только потом произносила первую букву «И». Одним словом, произносила имя по буквам, и делала это так, чтобы невозможно было понять, что она читает.

            Одна студентка попала в руки сатаны после того, как пришла однажды в гости к своему парню, который продал душу дьяволу. Девушка была разрушена, (я опишу это позже) лишена своей индивидуальности, своих чувств, полностью потеряла волю, и не могла выполнить даже самых незначительных своих обязанностей. Вот как описывала она сама свое психическое состояние: «Я похожа на пень, который остался после того, как спилили дерево. У него отняли жизнь».

            Действительно, мы не замечаем, когда захватывают нашу личность, а чувство депрессии, связанной с таким состоянием, просто поражает.

            Но самые страшные мои воспоминания связаны с молодой женщиной из Ля Специи. Во время экзорцизма она задыхалась от хриплого кашля, кашляла кровью, громко кричала, так, что было слышно на большом расстоянии от санктуария, где совершался экзорцизм. Ее взгляд был ужасным, исполненным ненависти, глаза походили на кошачьи, она всматривалась в каждого, кто смотрел на нее во время экзорцизма. Своими телодвижениями она подражала змее: бросалась на землю и ползла, как удав.

            Одержимость, также, как все болезни, имеет свое начало и свои причины. По сути его генезис зависит от того, что скрывается в данном человеке (в его интеллекте, воле, скрытой ненависти). В человеке может находиться свыше десяти сущностей. Они говорят устами одержимого на разные голоса, отличаются психодинамической физиогномикой, что приводит к страшным корчам тела (чего не вызывает ни одно психическое заболевание).

            Кратко говоря, одержимость наступает, если человек участвовал в спиритических сеансах, или «развлекался» картами таро, или продал свою душу демону, или на его душу навели проклятие (проклятие – это молитва-заклинание, направленная к демону, ее произносит колдун, ведьма или гадалка).

            Симптомы одержимости разные. Начинаются они со странного желания покончить жизнь самоубийством (человек ведет машину, и вдруг, ни с того, ни с сего, специально провоцирует аварию, стремясь погибнуть, хотя у него нет никаких проблем, ни финансовых, ни сердечных).

            Одержимый начинает кидаться с бешеными глазами на первого попавшегося ему человека, считая его своим потенциальным врагом, даже если это его близкий.

            Каждый случай одержимости отличается от других (не будем забывать, что сатана был самым интеллектуальным из всех ангелов), но общим симптомом является ненависть к священному (Sacrum): к Иисусу, Пресвятой Деве Марии, к святой воде и т.д., а также ненависть к самому себе.

            Далее в книге я подробно описал демоническую духовность и демонический склад ума. Таким образом каждый может провести тест своей психики.

            Самое главное, что одержимый не осознает своей патологии, не помнит приступов, и только его родственники (родители, муж, жена, жених) видят произошедшие перемены в личности пациента.

            Кто-то из одержимых обладает способностью предвидеть будущее, у них может проявиться ясновидение или телепатия, но они не могут понять ничего, что с ними происходит. Одержимые, во время ужасных приступов агрессии, направленной против них самих, нечувствительны к любым успокоительным лекарствам. Я давал им очень сильные средства, но они не приносили никакого результата (один мой пациент долго бился головой о стену, не причиняя себе никакого вреда. Череп остался целым а на коже не осталось даже следа ударов).

            Кроме того, сила дьявола приводит человека в состояние, характеризующееся:

  1. Психической немощью. Такой человек не способен осознать всю серьезность своего положения. Это психопатологическое явление, которое ведет к потере чувства «реального состояния организма».
  2. Почти полным затмением психики. Люди страдают, но используют все средства, чтобы «не дать себе помочь». Эти люди имеют в себе сильную личность (которая не является их собственной), и эта личность ослепляет их, не допуская вступить на истинный путь, ведущий к исцелению, то есть к экзорцизму – единственному лекарству.
  3. Внутренним порабощением. Несмотря на то, что люди не видят смысла в некоторых действиях, они вынуждены их совершать, словно бы их вынуждали делать то, чего они не хотят.
  4. Состоянием полного хаоса. Человека мучают сотни проблем, которые, по его утверждению, касаются именно его. Когда он пытается разрешить самую важную психическую проблему, наступает момент, когда он вообще перестает все понимать.
  5. Безумием. Абсурдными желаниями, бешеной реакцией на совершенно незначительные мелочи, с которыми человек должен бороться. Например, у человека внезапно возникает беспричинное желание пойти куда-то ночью, и он не может сопротивляться этому приказу из вне. В разуме «больного» звучат одновременно множество голосов, и человек не в состоянии понять, о каких проблемах они ему говорят. Потом оказывается, что у всех их одна цель: замутить ясность его мышления. Осознание того, что с ним происходит, наступает благодаря тем, кто помогает прояснить разум «больного». Это не всегда удается.

            Сталкиваясь с одержимостью, мы, ученые, испытываем шок, и часто становимся беспомощными. Одержимый человек, с которым мы имеем дело, может найти объяснение своим проблемам, по причине своего невежества. Но мы, как врачи, не имеем на это права. Наше современное оборудование и диагностические процедуры однозначно указывают нам, когда данное явление имеет чисто человеческое происхождение, а когда нет. Может быть поэтому существуют различные концепции философов и писателей, которые могут позволить себе писать всякую чушь от своего имени, если только их мнение не противоречит науке и медицине. Меня удивляет тот факт, что чем больше они выказывают недоверия, чем больше неправды пишут о Христе и о человеке, тем больше у них ревностных сторонников (не просто так сатана в Евангелии зовется князем мира сего).

            В этой книге я впервые предоставлю слово тем, кто был, или остается одержимым. У первых вы найдете живую критику, у вторых описание явлений, с которыми им пришлось столкнуться. Часто эти описания весьма отвратительны, лишены объективной и разумной оценки. Чем больше люди порабощены (духовно), тем труднее им найти источник своего страдания и «врача», который мог бы их освободить. Когда мы советуем им обратиться к экзорцисту, они сразу начинают нас ненавидеть. Психически больные не испытывают ненависти к своим врачам, если врачи относятся к ним с пониманием. За исключением поведения некоторых шизофреников, но такое исключение незначительно.

            Я часто здесь использую слово «страдание». Для меня лично это слово означает пронизывающую боль, которую человеческий организм с трудом может выдержать. Иногда эта боль приводит к потере сознания или самообладания. Сталкиваясь с такими болезнями, мы, врачи, которые тоже люди, анализируем их, используя свои знания и достижения науки. Мы прописываем сильнодействующие лекарства, проводим хирургические операции, чтобы спасти пациента от боли, когда уже ничего другого не остается, когда болезнь неизлечима.

            Divinum opus est dolorem: это действительно дело Божье – унять боль другого человека. Так писал античный врач, и был абсолютно прав. Страдающий человек становится похож на ребенка, он нуждается в том, кто будет для него матерью. И действительно, хорошие врачи играют роль матерей для своих пациентов, несмотря на то, что последние часто бывают намного старше их. Мы в этом мире являемся страдающими матерями, потому что для одержимых наука ничего не может сделать, чтобы успокоить их сильные физические боли. Это страшное признание, но все возможности нашей медицины бесполезны, когда такие люди корчатся от немыслимой боли, катаются по земле в судорогах, как животные, которых мучают живодеры. Как будто зубчатые колеса давят внутренности этих несчастных. Мы помогаем им, как можем, хотя мы сами в шоке, и учимся просить Иисуса освободить их от греха и страдания.

            В действительности, только Иисус Христос, Сын Божий, является их врачом и лекарством. Можно совершать экзорцизмы во имя Будды, Магомета, Аллаха, и т.д., но ничего не произойдет. Однако стоит показать одержимому икону Христа или Непорочной Марии (нашей Помощницы), и человек моментально взорвется яростью. Сначала будет проклинать, страшно богохульствовать, у него начнутся сильные боли, он станет выкрикивать угрозы, от которых кровь стынет в жилах. У нас, врачей, есть свой девиз, который очень нам помогает: «Верю в то, что вижу». Поэтому и я верю в то, что написано в этой книге.

– Верю в Иисуса Христа, Единого Победителя над сатаной;

– Верю в нашу Пресвятую Матерь, которая всегда сопровождает нас в надежде на наше спасение, которая оплакивает кровавыми слезами каждого, кто идет в ад, кто грешит гордыней, кто не верит в спасительные Страдания Христа;

– Верю в Евангелие, Слово, вдохновленное Божьим Духом;

– Верю в Католическую и Апостольскую Церковь, к которой принадлежат экзорцисты. Я знаю многих из них. Силой авторитета этой Церкви они ежедневно сражаются с сатаной;

– Верю, что католический символ веры неустанно учит нас, что значит верить;

– Верю, прежде всего, в милосердие Единого Бога в Пресвятой Троице, в доброту святых Ангелов Божиих и всех святых, а также наших близких, умерших во Христе;

– Верю, что слова покаяния, повторяемые в течение дня, сохранят нас навеки от сатаны по ходатайству нашего Господа Иисуса Христа;

– Верю, в Пресвятые Дары, которые дает нам Церковь. Сколько раз я видел, как плевали на освященную Хостию, потому что дьявол знает лучше всех католиков вместе взятых, что это Живой Христос, с Телом, Кровью, Душой и Божеством. Достаточно вспомнить чудеса Евхаристии в Ланцьяно и результаты анатомических исследований, проведенных врачом патологоанатомом из Сиены, который исследовал это чудесное человеческое тело Христа;

– Наконец, верю в страшную правду: в существование дьявола, всеобщего врага, искусителя, пылающего сильной завистью; верю в существование причины всех бед мира и вселенной, врага Христова. Этот враг подобен бешеному псу на цепи – горе тому, кто приблизиться к нему. Этот враг проклят вместе со всей своей свитой!

– Верю, что даже если Христос приведет сатану к покаянию, он со всей своей ненавистью к роду человеческому будет готов уничтожить мир одним своим «да будет» (так писал св. Августин);

– Верю, что в некоторых нехороших местах (особенно там, где совершали страшные преступления, или где проводили сатанинские обряды), если только человек туда попадет и пробудет там какое-то время, у него возникнут мысли о самоубийстве;

– Верю, что на свете живут подлые люди (мужчины и женщины), которые являются «воплощенными демонами»; если к таким людям кто-то приблизится, заплатит за это огромным страданием;

– Верю, что вера во Христа защищает нас, как броня защищала некогда средневековых рыцарей в поединках с противником;

 – Верю, что все мы подвергаемся многократным искушениям каждый день, особенно, когда мы стараемся хранить себя неоскверненными в своей жизни. Чтобы победить искушения и нашептывания, которые мы не должны слушать, и которые намного опаснее, чем нам кажется, мы можем только молиться. Все молитвы эффективны, а особенно те, которые прямо говорят о борьбе с дьяволом. Например:

            «От коварства дьявольского избавь нас, Господи»;

            «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного».

            Демон, будучи гордецом, не имеет ко мне доступа, когда я смиряюсь перед Христом, которого считаю Богом, Братом, Спасителем, Искупителем и Женихом каждого из нас;

– Верю, что, кроме молитвы, мы должны принимать таинства и жить жизнью веры, по крайней мере стараться вести такую жизнь. Вот единственные средства, защищающие нас от зла.

            Внимание! Мое исповедание веры является по сути признанием, то есть выражением веры в то, что я лично пережил.

            Дьявольскую одержимость характеризуют три основных симптома:

  1. Страх перед СВЯЩЕННЫМ (повторяю: страх), перед именем ИИСУС и НЕПОРОЧНАЯ МАРИЯ, перед святой водой, освященным маслом, мощами святых, Розарием и другими сакральными предметами.
  2. Физические проявления (психомоторные судороги. Они бывают и у психически больных, но в отличие от последних происходят, когда одержимый находится в полном сознании, и исполнен нечеловеческой ненависти).
  3. Парапсихологические явления. Одержимые рассказывают о неизвестных фактах из жизни других людей, иногда о том, что произошло много лет назад, но не было исповедано и прощено в Таинстве Покаяния. Одержимые также предсказывают будущее присутствующих людей.

 

Свидетельство и личное переживание

дьявольской одержимости

            Письмо от Сандро

15/08/92

            Дорогой брат, профессор Морабито,

            Как мы решили вчера, после экзорцизма, я пишу Вам это письмо, чтобы рассказать о своих впечатлениях относительно того, что произошло вчера и сегодня.

            Обращаюсь к Вам с открытым сердцем, потому что Вы близки мне, как брат. Поэтому я не должен скрывать от Вас свои переживания. Вчерашний экзорцизм очень взволновал меня, и позволил мне лично соприкоснуться к шокирующей и сверхъестественной реальностью, которая так явно просматривалась в этом драматическом событии.

            Я очень сочувствовал своей дочери, ее нечеловеческие крики наполняли меня болью. Слушая эти «звериные визги», издаваемые неземной силой, я понял, насколько жестока эта безжалостная и омерзительная сущность. Ее коварство превышает злобу любого дикого зверя во всей вселенной. К сожалению, я сам испытал, насколько разрушительно ее действие для людей, которых она захватила. В данном случае мою дочь.

            Я заметил также, что экзорцисты полностью посвящают себя людям. Я очень удивлялся вам, ценю вас, и понимаю, что вас также преобразил Иисус Христос силой Духа Святого. На ваших лицах видна небесная сила, исходящая от Бога, которая является светом истины и любви для страдающих. В этом драматическом акте экзорцизма я был свидетелем чудесной реальности: брат Морабито, за свое смирение и полноту веры, преобразился в орудие силы Милосердия и Божьей Любви, то есть в «отражение» славы Божьей. В присутствии этой реальности сатана протестует и воет, потому что чувствует себя побежденным и униженным. Он кричит от горя и отчаяния, потому что проиграл.

            Тьма должна быть полностью рассеяна перед лицом чудесного сияния света Бога, Его святых и всех Его ангелов, перед чистотой и смирением Пресвятой Девы. Благодаря Божьей благодати, вчера все это произошло в сверхъестественном акте (во время экзорцизма), который позволил встретиться небесной славе со слабостью земных существ, ставших жертвами разрушительного действия врага Божьего. Я очень сочувствовал моей дочери, «невинной жертве», был глубоко взволнован жестоким и пагубным влиянием демона, который действовал в ней.

            Я понял, что только он сопротивлялся в ней, потому что чувствовал себя в ней «хозяином». Это открытие потрясло меня, я увидел насколько отвратительна и упряма эта достойная презрения сущность, которая непрестанно повторяла, что «так легко не уйдет». Демон уже не протестовал во время молитвы экзорцизма, но ушел ли он в действительности? Я пишу Вам, как уже говорил «с открытым сердцем», и признаюсь Вам, что сначала моей дочери стало лучше (чудесным образом она вернулась в нормальное состояние), но потом, вечером того же дня, когда над ней совершали экзорцизм, приступ снова повторился. Я пытался найти причины этой ситуации.

            Она сказала мне, что, когда смотрела телевизор, у нее снова начались мании и галлюцинации, которые она испытывала раньше (несколько месяцев назад): ей казалось, что телевизор хочет передать ей «зашифрованную» тревожную информацию, адресованную исключительно ей.

            Естественно, это заставило ее выключить телевизор (как она делала раньше) и лечь в постель в страшном психическом состоянии, с убеждением, что она никогда уже не будет исцелена и для нее нет надежды.

            За неделю до экзорцизма у нее был приступ мании преследования. После того, как она вернулась из домика в горах, где отдыхала с несколькими друзьями из прихода в С., поздно вечером у нее начались галлюцинации. Она слышала голоса знакомых рядом с ее комнатой, которые сплетничали о ней и клеветали на нее, доводя ее до исступления.

            Вечером, после экзорцизма, как я уже писал, у нее начались другие галлюцинации (перед телевизором), которые просто сломали ее. Чтобы она смогла заснуть, я должен был дать ей 15 грамм EN, а потом еще 3 грамма Ентумина.

            На следующее утро нам пришлось очень постараться, чтобы ее разбудить. Было 11 утра, и я хотел попрощаться с ней перед выходом на работу. Она попрощалась со мной с плачем, была очень расстроена, а потом, вся в слезах, вернулась в кровать и сказала маме, что очень измучена, что в отчаянии, и не сможет подняться уже до конца жизни.

            Я уже несколько раз писал, что обращаюсь к Вам в этом письме из глубины своего сердца, признаюсь, что и я вышел в тот день из дома заплаканным и очень опечаленным. Ведь я тоже человек, и вера, которую дал мне Господь, в такие минуты колеблется.

            Я, как и Апостолы Христовы, вижу, что лодка наполняется водой, и также, как и они, боюсь, что она потонет. Господь – единственная моя надежда. Я верю только в Его Милосердие и его великую любовь, верю, что Он простит мне и моей семье наши грехи и слабую веру. Я возлагаю на Него надежду, и обращаюсь к Вам, как к Его орудию, тем более, что считаю Вас братом во Христе. Я вижу Вас в той же лодке, в которой плывет вся моя семья: это ИИСУС велит Вам «усмирить» бурю и успокоить воду во время шторма!

            Надеюсь, Вам хватит терпения и смирения, чтобы сделать это, несмотря на наши бесконечные просьбы и телефонные звонки. К сожалению, мы чувствуем, что тонем, но очень надеемся на помощь!

            Это письмо длинное, но очень искреннее. Мне кажется, я описал в нем все, что чувствует мое сердце.

            Я пробуду здесь еще около месяца, чтобы утешить мою вторую дочь, и помочь ей расстаться с плохой компанией. Но мое сердце осталось дома и сострадает сердцу Анны.

            Я позвоню Вам, чтобы рассказать об улучшениях и о том, как мы боремся с проблемами. Прошу Вас терпеливо выслушать и объяснить нам многие вещи. Мы полностью зависим от Вас, ведь Вы являетесь орудием Христа. В Вас мы видим Его Самого, и в Нем наша надежда.

            Я молюсь за Вас Господу, чтобы Он дал Вам силы совершать это прекрасное дело, и чтобы Вы полностью позволили Ему руководить Вами, были «глиной» в Его руках, чтобы получился драгоценный сосуд, наполненный Его силой и Его Божественной славой. Прошу Вас еще об одном: молитесь за меня, за Анну, за всю мою семью. Мы очень нуждаемся в Вашем ходатайстве. Сердечно благодарим Вас за все и передаем братский привет в Господе нашем Иисусе Христе, Едином, Благом и Всевышнем.

Сандро.

 

Случай первый – адвокат преступника

            Вчера, в Страстную Пятницу, по региональному телевидению показывали религиозную программу, посвященную экзорцизмам. Действительно, в моей многолетней трудовой практике (свыше пятидесяти лет) я лично встречался с демонами в человеческом облике, и это были люди самых разных профессий: от сапожников, до учителей начальной школы. Это были обманщики и мошенники. Один из них доводил людей до банкротства, он представлялся клиентом, нуждающимся в юридической помощи, а сам довел половину Италии до полной разрухи, не чувствуя при этом никаких угрызений совести (он никому не платил). Лишенный малейшего понятия о морали, он обанкротил многих людей, и даже своего ближайшего сотрудника, несмотря на то, что тот в свое время стал донором для его сына (юношу в тяжелом состоянии привезли в больницу после автоаварии). Он мучил анонимными телефонными звонками своих благодетелей. Я вычислил его и понял, что через него действует злая сущность. Он загорелся местью и ненавистью, стал страшно преследовать меня. Когда он умер, никто не сожалел об этом, никто, как положено, не оплакал его, все вздохнули с облегчением, словно земля освободилась и стала лучше, когда жизнь этого ужасного человека закончилась.

            Через несколько месяцев после своей смерти он послал своеобразный знак с того света, вернувшись в юридическую канцелярию, в которую часто заходил при жизни. Среди ночи, когда автор этих строк хотел немного поработать, он дал о себе знать, бросив камень с такой огромной силой, что тот развалился на мелкие кусочки. Камень таинственным образом долетел до смежной комнаты, расположенной за спиной автора этих строк, до помещения без окон и дверей. Как он там оказался?

            Этот камень находится у меня и сегодня. Я собрал маленькие кусочки и покажу их Вам, Вы посмотрите на их ржавый цвет, он похож на цвет камней, которые использовали при строительстве фасадов средневековых соборов. На них мастера изображали химер и демонов, а также других адских существ. Было ли это одно из таких?..

 

            Замечания автора

            В этом случае описывается великий преступник Рима, и здесь можно сделать пугающий вывод: кто умирает в ненависти ко Христу, будет пребывать в вечной ненависти. Я думаю сфотографировать упомянутый камень, и в следующих книгах рассказать о камнях, проходящих сквозь стены. Они являются материализованной, безграничной ненавистью, которую осужденные испытывают к самим себе, и к другим, и, что наиболее удивительно, к другим демонам. Постараюсь объяснить: демонов объединяет вечная и жгучая ненависть друг ко другу.

            От смерти вечной избавь нас, Господи.

 

Случай второй – другой адвокат

            Однажды я прочитал интересную статью одного американца, отца семейства, в которой он описывал связь между сатанизмом и рок-музыкой. Позже, когда я беседовал с доктором Маробито, и рассказал ему об этой статье, прочитанной несколькими днями ранее, врач очень заинтересовался, и я обещал ему сделать фотокопию этого текста. Мы договорились, что я передам ее через нашего общего друга из Тревильо (который в то время жил там).

            Я поехал снять копию с текста. В те годы я ездил на работу в Бергамо поездом, а машину использовал только 3-4 раза в год, когда ездил в офис. В то утро мне не хотелось ехать поездом, и я поехал на машине. Копия текста была у меня с собой, потому что я хотел показать ее коллегам. Они, прочитав ее, тоже пришли в ужас. Я даже не думал лично отвезти статью доктору Морабито, я знал, что у него всегда много пациентов, длинная очередь, и это означало, что мне также пришлось бы просидеть в очереди несколько часов. Поэтому текст я решил передать через нашего общего знакомого.

            Когда я закончил работу в офисе, сел в машину, чтобы вернуться в Тревильо. Но, вместо того, чтобы выехать на трассу, ведущую в Бергамо, я, словно против воли, свернул к дому доктора Маробито. И именно в тот момент у меня заглох двигатель, машина встала. Первые неполадки я заметил еще в Бергамо, хорошо, что не раньше, в противном случае было бы очень проблематично оказаться в сломанной машине в 14.00, когда закрываются все предприятия, и на трассах самое оживленное движение. Не представляю, что бы я делал, стоя в пробке при Viale V. Emanuele.

            Следующий поезд до Тревильо отправлялся только через полтора часа, и я решил все-таки лично отнести статью доктору Морабито. Я нажал кнопку домофона, мне ответил сам доктор. Спросил, кто я, я представился. Доктор понял, и когда я был еще на лестнице, вышел мне навстречу, спросив: «Хочешь увидеть одержимого?». Я сразу отказался, меня вообще пугала эта тема. Но доктор стал меня уговаривать, и я решился войти в его кабинет. Там находились две женщины, которые, как оказалось, были сестрами. Старшая стояла, словно окаменев, и ничего не говорила. Другая, младшая, сидела на стуле, и сразу, как только я вошел, повернулась ко мне и стала пристально меня разглядывать. Ее лицо было очень бледным, а глаза воспаленными. У меня создалось впечатление, что я внезапно оказался в холодном помещении, наполненном ненавистью. Я постарался отойти подальше от стула, на котором бедняжка сидела. Моя рука стала нервно искать в кармане Розарий, который я часто ношу с собой.

            Девушка решительным голосом спросила доктора Морабито, кто я такой. Тот ответил, что коллега. Она сразу сказала, что это неправда (действительно, я не врач), и попыталась втянуть меня в разговор. Однако я решил, что лучше будет мысленно повторять «Радуйся, Мария» и перебирать бусины четок, и я не стал ей отвечать. Чтобы чувствовать себя в большей безопасности, я отодвинул подальше свой стул. Девушка категорически велела выставить меня за дверь, но врач отказался. Внезапно она изменила тон, и стала умолять, чтобы он ее загипнотизировал. Врач снова отказался, на что девушка ответила, что сама разбирается в медицине и хорошо знает доктора Морабито. Она настаивала на гипнозе, но тот снова ей отказал. Меня очень удивил тот факт, что, хотя она ругалась и меняла тембр голоса, ее целью было только одно – она хотела, чтобы врач ее загипнотизировал. Она пыталась добиться своего любыми способами. Стоит заметить, что ее многочисленные аргументы казались логичными, и даже, сказал бы, подозрительными. Все это видимым образом контрастировало с положением ее тела: она все время сидела, откинув голову назад, глаза были прикрыты, руки, ноги, и все ее тело казалось дряблым, словно увядшим. Положение тела указывало на полную апатию, что не увязывалось с ее логичными рассуждениями. Более того, у меня сложилось впечатление, что в этой девушке находится одновременно несколько личностей. Доктор Морабито, который сначала казался мне несколько потерянным, теперь обрел уверенность, и в ответ на требования девушки, попросил ее прочитать с ним «Отче наш», чего она не сделала. Ее сестра все это время, казалось, была парализована страхом. Она сказала: «Я думала, что такое бывает только в фильмах». Доктор Морабито ответил: «Ваша сестра нуждается не во враче, а в экзорцисте». Сказав это, он написал что-то на бумаге и дал женщине. В ту минуту одержимая девушка вскочила, схватила свою сестру за руку, вырвала у нее этот листок бумаги и разорвала его на мелкие кусочки. Помню, я чуть не обмочился от страха. После неудачных попыток заставить доктора погрузить ее в гипноз, девушка обругала его и прошипела: «Я уничтожу тебя, как врача». Потом она повернулась ко мне и сказала: «Тебе не повезет на конкурсе, в котором ты примешь участие в конце месяца».

            Действительно, 27/28 октября я должен был принять участие в конкурсе на должность Советника Администрации, мне очень нужна была эта работа, и слова девушки обеспокоили меня. Должен подчеркнуть, что раньше я с ней никогда не виделся (конкурс, благодаря Богу, завершился для меня успешно). Перед тем, как уйти, девушка протянула мне руку, но мои руки дрожали от страха, и я не сказал ей в ответ ни слова, и не пожал ей руку. Мне показалось, что эта сущность может только причинять зло и ненавидеть всех и все. Было впечатление, что ее наполняло только это чувство.

 

Замечание автора

            Этот случай был описан другим адвокатом, настоящим профессионалом в своем деле. Стоит заметить, что одержимая, обращаясь к нему, говорила: «Ты не врач» (я говорил ей другое). В действительности, демон не может читать в вашей душе и знать ваши мысли, если только вы своим выражением лица не подскажете ему, или не сделаете так, что он обо всем догадается. Этим он отличается от Бога и от нашего Ангела Хранителя, который, как кажется, обо всем знает.

            Хотел бы рассказать о двух видах страха, которые я лично пережил. Первый я испытал во время шторма на море, второй, просто неописуемый, парализующий, дикий ужас, когда впервые контактировал с одержимой и наблюдал за ней.

            На море вздымались огромные волны, бушевал ветер. Ветер поднимал волны стеной, огромные массы воды заливали все, и были готовы меня поглотить. Семиметровые волны возвышались над лодкой. Невозможно передать чувство страха!

            Но тот страх, что я пережил в присутствии демона, был еще хуже, и для него был повод. На море стараешься удержать лодку на поверхности, борясь с гневом стихии.

Когда же появляется демон, ты словно пригвожден, лишен возможности двигаться, твой разум парализован. Из-за этого странного чувства, которое даже страхом назвать нельзя, я не мог произнести ни «Отче наш», ни «Радуйся, Мария». Я повторял первые слова молитвы, но не мог сказать больше ничего. А ведь я был убежден, что только молитва может меня спасти. Я уверен, что демон старается парализовать нашу память, заставить нас забыть молитвы и все доброе, что мы сделали или делаем сейчас.

            Самым удивительным был момент, когда я стал призывать Пресвятое Имя, повторяя: «Иисус, Иисус, Иисус». Демон сразу же «растаял», как масло на сковороде, и я смог молиться дальше.

            Еще одна важная вещь: сначала одержимая девушка диктовала мне условия в моем кабинете, но когда я призвал Пресвятое Имя, то обрел силу и смог решительно сказать ей, что она должна делать.

            Однако трагедия заключается в том, что одержимый годами вынужден испытывать то, что я пережил в течение десяти минут. Даю полную гарантию, что нет большего кошмара, чем тот, который чувствует человек в присутствии злого духа.

 

Случай третий – учительница средней школы

            Этот случай был рассказан учительницей средней школы. Она описала наиболее драматические события, основываясь на рассказе своей тридцатилетней дочери. Самое удивительное, что она каждое воскресение приступает к Евхаристии и принадлежит к общине Обновления во Святом Духе.

            Странное происшествие

            С некоторых пор я переживала из-за постоянной психофизической усталости моего сына Миммо. Он с детства страдал депрессией, беспокойствами, был нервным, потому что не чувствовал себя любимым. Я не могла кормить его грудью, у меня не было молока, и из-за этого он чувствовал себя отринутым.

            Его нервировали постоянные ссоры между мной и его отцом. Он был убежден, что мы с отцом больше любим его братьев и сестер, чем его. Когда я только пошла работать в школу, оставляла его с отцом и бабушкой, а младших детей забирала с собой. Я работала в местности Липами, где мы и жили. Потом мы отдали его в интернат. Сейчас я понимаю, мы совершили много ошибок по отношению к нему, но вовсе не потому, что не любили его. Его чувство отверженности и оставленности (субъективное) привело к тому, что его не принимали также и в школе, а потом и на работе.

            У него отчаянная потребность в любви, но других людей он воспринимает, как агрессоров, которые хотят причинить ему зло. Вот так, в течение многих лет, он и ищет любовь: то в секте Rajneesh, то у «Хари Кришна», то у любителей пранотерапии. Потом стал увлекаться трансцендентальной медитацией, эзотерикой, астрологией и магией. Стал носить медные браслеты, амулеты и другие магические предметы. Его рисунки очень странные. Я сильно переживала за него, много молилась, чтобы Господь избавил и исцелил его.

            Однажды он пошел со мной на встречу харизматической группы. Он был очень счастлив, но когда услышал, что все его эзотерические практики не от Бога и несут с собой только зло, настолько возмутился, что не захотел больше приходить на встречи.

            Мы с подругой продолжали молиться за него. Однажды нам в руки попал номер журнала «Gente». Там была статья о профессоре Морабито. Моя подруга решила, что я должна к нему пойти, рассказать о Миммо. Надо отвести сына ко врачу.

            Так я и сделала. Позвонила ему, и безотлагательно договорилась о встрече. Я пошла к нему вместе со своей дочерью Катериной. Когда вошла в кабинет, заставленный разными предметами, в том числе и религиозными, почувствовала дрожь во всем теле, и это чувство не оставляло меня. Я села в кресло напротив профессора и моя дочь села рядом со мной. Я стала рассказывать о Миммо. Профессор позволил мне спокойно выговориться, он присматривался ко мне. Потом встал, достал из сейфа кассету, на которую была записана молитва экзорцизма, и сопровождающие ее вопли.

            Когда я слушала, мое дыхание становилось все более тяжелым, и, не осознавая того, что я делаю, я вдруг стала громко кричать, потом упала на колени. Дочь подбежала, чтобы помочь мне, взяла меня за руку, другой рукой поддержала мою голову. Я ничего не понимала.

            Потом мне сказали, что я спрашивала, где я, кто такой профессор и что он здесь делает. Я смотрела во все стороны, только не на мою дочь. Громко кричала (чего никогда не бывало в моей жизни), а потом, не знаю как, оказалась в машине, вместе с дочерью. Я задавала абсурдные вопросы, словно у меня была амнезия.

            У меня болела голова, болело горло. Горло болело потом еще два дня. Да, забыла сказать, что в кабинете профессора я скрежетала зубами от злости, широко раскрывала рот, вытягивала руки, словно хотела когтями разорвать свою жертву. В тот день я ничего уже не могла делать, вечером рано легла спать и сразу же заснула.

            Утром моя дочь по телефону договорилась с профессором на встречу с экзорцистом. Она записала меня на час дня. Мы поехали в монастырь, расположенный в селении рядом с озером Lago Maggiore. Оно находится на границе Италии и Швейцарии, у подножия Ломбардских Альп.

            Нас встретил старый священник, он отслужил Св. Мессу и роздал Св. Причастие. Он сразу понравился мне, потому что был очень приветлив со всеми собравшимися. Потом он пригласил нас в комнату при храме. Я вошла туда вместе с дочерью и профессором, который представил меня и рассказал о том, что случилось днем ранее. Спросил, как я могу быть одержимой, если всегда молюсь? Священник объяснил, что многие святые были одержимыми и им приходилось тяжко сражаться со злым духом. Потом он стал молиться, и все присоединились. Произошло то же самое, что и раньше: тяжелое дыхание, крики, но уже не такие громкие, как раньше. Кроме того, я все время была в сознании.

            Во время очередной встречи, экзорцизм повторился, но я была уже спокойна и прославляла Бога. Надеюсь, что демон никогда ко мне больше не придет. Я верила в существование дьявола, но проклятия, магия вуду, гадания по кофейной гуще и тому подобные вещи всегда казались мне глупостью. Сегодня я знаю, что все это правда, и фильм «Экзорцист» был основан на фактах.

            Моя дочь тоже была скептиком, а сегодня она верит во все, и в существование дьявола, который, подобно жестокому зверю, покушается на каждого из нас.

 

Случай четвертый – хирург

            Женщине 65 лет. Живая, цветущая, с веселым характером, всегда готовая помочь ближнему, привязанная к мужу и детям, которых она очень любит.

            Два года назад у нее внезапно начались сильные головные боли, апатия, отвращение ко всему и всем. Она перестала узнавать своих детей, которых так сильно любила, не узнавала мужа, иногда бросалась на него без всякого повода. Ее общее состояние резко ухудшилось. Она весила 80-85 кг, а похудела до 40 кг!!! Совсем потеряла аппетит, ее жизнь стала похожа на медленное умирание, она от всего отказалась – и от помощи, и от лечения, не принимала лекарств и даже воду пить не хотела.

            Семья консультировалась с пятью разными врачами специалистами, и каждый ставил свой диагноз, и предлагал свой метод лечения. Но вскоре все поняли, что никакое лечение не приносит результата. Консультировались в других медицинских центрах, специализирующихся на нервных и психических болезнях, но и там ничем не смогли помочь. Тем временем состояние женщины ухудшилось, она ничего не ела, совсем не спала, жаловалась на пронзительную боль во всем теле, особенно в области живота.

            Однажды ее муж прочитал в каком-то журнале о профессоре Морабито. Там писали, что этот врач глубоко исследует болезни, характеризующиеся особо странными симптомами. Муж позвонил профессору, договорился с ним по телефону, и в одно прекрасное утро муж и сын повезли женщину к профессору Морабито.

            За время поездки женщина немного отдохнула, удобно устроившись на заднем сидении автомобиля. Казалось, они спокойно доедут, но вдруг, при въезде в город, женщина сорвалась с места и стала бить по щекам своего мужа, она ругала его, размахивала кулаками, мешая вести машину. Чем ближе они подъезжали к городу, тем сильнее бесновалась женщина. Казалось, силы больной должны были быть на исходе, но муж и сын вдвоем не могли ее удержать. В какой-то момент она открыла дверцу машины, и попыталась броситься на проезжую часть. Только быстрая реакция мужа смогла предотвратить самое худшее.

            Когда они вошли в кабинет профессора, женщина попробовала сбежать, она вертелась, хотела любой ценой выскочить за дверь. Близкие должны были очень постараться, чтобы встреча с врачом все же состоялась. Врач ее ждал.

           

            Замечание автора:

            Этот случай был описан сыном пациентки, врачом хирургом. Можно заметить ту точность, с которой были изложены факты. Пациентка, услышав слова экзорцизма, просто ошалела, стала издавать нечеловеческие звуки.

            Стоит заметить, что консультирующие ее ранее специалисты-психиатры не понимали природы и происхождения ее болезни.

            Я уверен, что вера дает врачу так называемое «седьмое чувство», которого не может дать никакая человеческая наука.

            Подобные «болезни», как мы видим, очень коварны. Единственная вина жертвы была в том, что она была замужем за очень влиятельным чиновником. Чужая зависть привела к тому, что на женщину навели дьявольскую порчу.

 

Случай пятый – медиумический транс

            Эта глава описывает уникальный случай медиумического транса. Студентку из Милана коллега ввел в такой транс и внушил ей, что она может пообщаться с душой недавно умершего отца. Летом 1989 года эта девушка погибла в автоаварии, в Пулии, при странных обстоятельствах.

            Наша героиня каждый вечер в 23.00 впадала в транс. Что интересно, моя знакомая, подруга этой девушки, присутствовала однажды во время ее транса, и по моему совету, положила освященное Распятие на лист бумаги, которым та пользовалась. Из всех каракулей, которые она написала, можно было разобрать: «гнев умершего» (Для меня спиритизм ровняется сатанизму. На все медиумические сеансы приходит демон, который знает, кто как живет, и смеется, как над медиумом, так и над всеми присутствующими. Он дает такие советы, чтобы люди полностью потеряли веру во Христа). Итак, на бумаге можно было прочитать: «Бессмертная мумия, я бессмертная мумия». На другом листе бумаги было написано: «Мешающий предмет» (именно на этот лист бумаги внезапно, и неожиданно для медиума, положили освященное Распятие). С левой стороны была запись: «Однажды я приду за тобой!». Третья страница: «Да, я дьявол, и поэтому, Франческа, я заберу тебя далеко в ад» (это парализующие слова, однако у медиума не было религиозных переживаний).

            «Бессмертная мумия», «Мешающий предмет» (Распятие), «Я пришел, чтобы забрать тебя, Франческа» …. Таких слов вполне достаточно любому, у кого есть воля и вера, чтобы начать молиться.

 

Случай шестой – студентка

            14/05/1990

            Когда я проснулась в воскресение утром, у меня было странное чувство нереальности. Казалось, я что-то делаю, но не могу контролировать свои движения.

            Я решила пойти к специалисту…, но вовсе не потому, что я так хотела, а потому, что у меня уже не было другого выхода. Я стала сильно нервничать и бояться, меня все пугало, а прежде всего, я не могла контролировать саму себя.

            В кабинете доктора Морабито меня стала бить холодная дрожь, я почувствовала себя маленькой, нуждающейся в поводыре, потому что не знала, что делаю, не могла ни на чем сосредоточиться, словно в моей голове была одна белая линия, а остальное было погружено во тьму.

            Когда мы входили в церковь, я поняла, что иду механически. Я шла за профессором, почти не осознавая этого. Три раза подряд я путала входные двери, не могла войти в церковь. Потом, сидя на задней лавке, я смотрела на людей, но внутри меня была совершенная пустота, как будто меня прополоскали. Я походила на пень, оставшийся от срубленного дерева, лишенный жизненных сил. Я чувствовала, что наклоняюсь к полу. В таком состоянии, наполовину потеряв сознание, я боялась любого сакрального образа, хотя не могла отличить одного от другого. Люди не обращали на меня внимания, но я больше не могла находиться в храме (странно, я хотела написать «в этом месте»).

            Настал момент, когда я должна была подойти к священнику…, я плохо себя чувствовала, была слабой, измученной, меня пугало даже движение моего автомобиля.

            Мне было холодно, я боялась, сама не зная чего. В моей голове все время была эта белая линия.

            Когда я вошла в кабинет священника, внезапно почувствовала, как будто меня кто-то толкнул. Несмотря на то, что я уже была знакома с этим священником, сейчас я не хотела подходить к нему, хотела убежать. Потом, когда он начал молиться, я расплакалась, и не могла сдержать слез. Я была не в состоянии слушать его слова, а когда он поливал мне голову святой водой, мне хотелось убежать.

            Это была какая-то странная гордыня, которая превозмогала меня, не давая поднять голову и посмотреть на священника. Он мешал мне, мешали мне и молитвы, которые он читал. Внезапно я почувствовала сильный удар в живот, у меня перехватило дыхание.

            Выйдя на улицу, почувствовала себя очень слабой, я едва держалась на ногах, но, прежде всего, я была полностью потерянной, не знала, что со мной происходит. Когда нужно было войти в храм для благословения, я отказалась, и священник должен был привести меня. Но я и там сопротивлялась молитве, что-то меня удерживало. Я плохо себя чувствовала и все еще не могла себя контролировать. Позже, в кафе, во время беседы, я немного расслабилась, почувствовала себя лучше, но все еще была рассеянной и безразличной ко всему. Не было сил, я делала то же, что и все, но не по своей воле.

 

            20/05/1990

            Сегодня утром я чувствовала себя хорошо, да и не только сегодня. Уже несколько прекрасных дней у меня было все хорошо. Я не разозлилась, когда узнала, что должна идти к священнику. Да, я немного переживала, но это быстро прошло.

            Мне хотелось шутить и смеяться, но как только я вошла в его кабинет, даже если со стороны все казалось нормальным, я почти сразу стала каменеть. Конечно, это чувство было не таким сильным, как в первый раз, но все-таки это была форма порабощения. Когда священник кропил меня святой водой, меня слегка трясло, и сгибало к полу. Мне, как и раньше, было трудно молиться. Я не смогла повторить даже «Радуйся, Мария», и в какой-то момент заметила, что смотрю на священника с недоверием.

            Когда я вышла из кабинета, снова почувствовала усталость, не совсем понимала, где я нахожусь. Это чувство усилилось настолько, что я не могла сориентироваться, как вернуться домой, не знала, что со мной, не могла найти дорогу.

            Потом, постепенно, в течении двадцати минут, ко мне вернулись силы, и я могла уже контролировать себя. По дороге домой мне было трудно сосредоточиться на какой-нибудь конкретной мысли.

            Однако после обеда я уже полностью пришла в себя, и мне показалось, что все в порядке.

            Сеанс начался нормально, я была спокойной и веселой, рассказала о том, что произошло в течении недели, не упомянула лишь о своей встрече с Ренсо в субботу в 18.30. Не рассказала об этом, потому что боялась, что мне сделают замечание, а еще я подумала, это мелочь, не стоящая внимания. Когда доктор Морабито стал говорить, что-то изменилось.

            Сначала у меня было чувство, что мне трудно сосредоточиться, потому что я зацикливаюсь на мелочах. Подумала, может быть это от усталости. Но вскоре я заметила, что что-то странным образом мешает мне следить за ходом беседы. Я слышала слова, но не могла их понять. Каждое предложение, сказанное чуть быстрее, теряло для меня смысл. Все это походило на белую мглу, окутывающую мою голову. Слова врача стекали по мне, как вода, стекающая по гладкой скале, которая не может проникнуть внутрь. Когда врач сказал мне, что во мне находятся силы, которые ему сопротивляются, я стала нервничать, каменеть, трясти головой. Мне хотелось плакать, но я не могла, тряслась, и не до конца понимала, где я. Знала, что в кабинете у врача, но не чувствовала этого. Чем громче врач говорил, тем больше я нервничала, задерживала дыхание, мой страх усиливался. В какой-то момент почувствовала, что слова врача штурмуют мои мысли. Потом около минуты четко слышала странную музыку у себя в голове. Я снова поняла, что не могу сосредоточиться и не могу следить за ходом беседы.

            Внезапно я потеряла контроль над своими глазами, на веках начался нервный тик. А потом на несколько секунд меня словно ударили теплом в голову. Мне казалось, мой лоб был мокрым от пота. Я плохо себя чувствовала, была беспокойной, хотя не понимала почему. Сейчас я уже плохо помню, что было дальше. Доктор попросил меня мысленно повторять за ним слова молитвы. Я не могла сосредоточиться, ничто не могло помочь мне собрать мысли. Казалось, всеобъемлющая пустота наполняет мои внутренности. Когда я встала, то заметила, что мне очень трудно смотреть профессору в глаза, я потупила взгляд, не замечая этого, но профессор заметил и сказал мне. Тогда я поняла, что должна приложить усилие, чтобы посмотреть на врача. Мне было трудно вынести его взгляд.

            Я не была собой, чувствовала себя другой, усталой, измученной, мне хотелось плакать, но что-то не давало. А потом врач задал вопрос: не встречалась ли я с плохой компанией? На минуту меня охватила паника. Я уже знала, что профессор понял с кем я встречалась, но я не хотела об этом говорить. Сначала сказала, что встречалась только с друзьями Тани, а потом с трудом призналась, что в субботу, после обеда, встречалась с Ренсо. Мы провели вместе два часа, но я не осмелилась рассказать доктору правду о том, что он был у меня дома и мы оставались наедине до 20.30. Врач спросил, знает ли Ренсо мой адрес, но я сказала, что он знает только мой номер телефона. Это была неправда, парень хорошо знал, где я живу.

            В 20.30 мы пошли к Стефании, невесте Пьера (Пьер друг Ренсо, с которым я познакомилась на море). Потом мы встретились с друзьями, среди которых были бразильцы, пошли в пиццерию, потом в бразильскую пивную в центре Милана. Домой я вернулась около двух ночи.

            С Ренсо я встретилась в воскресение в 11 утра, мы договорились с ним пойти вместе на завтрак, но его настроение резко изменилось. Он был молчалив, казалось, страшно злился за меня, и все время повторял: «Тебя папочка больше не контролирует?». И еще сказал: «Be yourself». Я так и не поняла, что это могло значить. Потом он ушел взбешенный, а я вернулась домой вся в слезах. Мне было очень грустно. Несмотря на страшный характер этого парня, и на все унижения, которые я испытывала, когда мы встречались и разговаривали, сама не знаю, почему, но я не могла выбросить его из головы. Даже сейчас не могу. Я понимала, что у доктора личность Ренсо с чем-то ассоциируется, но мне не хотелось в это верить. Думала, что это невозможно, хотя, когда я должна была молиться, то не могла сосредоточиться.

            В пятницу, во время сеанса психоанализа, врач попросил меня подойти и сесть перед ним на стул. Я чувствовала себя потерянной и боялась, сама не зная чего, может быть врача, потому что так ничего ему и не сказала о Ренсо. Проблема в том, что, если бы врач меня так не расспрашивал о том, с кем я встречалась, быть может я так и продолжала бы все скрывать. Я уже по-другому относилась ко врачу, словно между нами встал барьер, я поняла, что смотрю на него с подозрением. Судя по тому, какие он задавал мне вопросы, я догадывалась, о чем он думает, но не хотела ничего слышать. Когда же он предложил мне помолиться, я не захотела этого делать, меня все раздражало, что-то внутри меня говорило, что я не должна молиться. Когда же врач подал мне святую воду, я сделала вид, что ничего не заметила, не хотелось, чтобы врач подумал, что со мной что-то происходит.

Однако хуже всего мне было, когда за меня молился священник. Я должна была приложить максимум усилий, чтобы прочитать слова молитвы, и, что важно, прочитать их с пониманием. В какой-то момент у меня начались проблемы с дыханием, желудок сжал спазм. Все это продолжалось не больше минуты, и я сразу же продолжила молитву.

Когда врач сказал мне, что я должна пойти к священнику, то первой мыслью, пришедшей мне в голову, было категорическое «нет!». Но я не отказалась, и теперь уже точно не помню, что я тогда ответила врачу. Я чувствовала себя очень маленькой и неуверенной, словно мне снова было десять лет. И еще, я очень устала.

            Вечером, возвращаясь домой, включила радио в машине, но не прислушивалась к нему (обычно я внимательно слушаю и музыку, и песни, даже когда сижу за рулем). В моей голове всплывали престранные картины: я видела себя с пистолетом в руке, я в кого-то целилась….

            Следующий день был ужасным, меня все раздражало, я странно себя вела. Моя мама сказала мне, что я отвечаю ей очень грубо и резко (этого я тоже не помню), что как-то странно и неприятно усмехаюсь. Также после обеда, когда я пошла с друзьями в библиотеку, я была не совсем в себе, терялась в мыслях, не могла смеяться.

            Около 18.00, возвращаясь домой, я забежала к доктору, хотела сказать ему, что не пойду к священнику, но доктора не было дома. Позже я пыталась ему дозвониться, но у меня не получилось. Тогда я решила, что все-таки пойду, хотя была уверенна, что там ничего не произойдет. Несмотря на это я была испугана, беспокойна, все время казалось, что я где-то в другом месте, а в голове постоянно была какая-то линия.

            Когда врач отвел меня в церковь, я снова почувствовала внутренне сопротивление, каждая икона в этой церкви пугала меня, несмотря на то, что моя рассеянность была очень велика, я не могла отличить одну икону от другой. Я снова не могла понять, кто идет рядом со мной, чувствовала себя одинокой. Когда я вошла в кабинет священника, со мной случилась еще одна странная вещь: в тот момент меня охватило сильнейшее нежелание общаться с ним и слушать его. Я плакала, и не могла на него смотреть, чувствовала себя жертвой страшной гордыни, «которая руководила мной и не позволяла мне поднять голову, и выслушать то, что он мне говорил, посмотреть ему в глаза». Это было тем более странно, ведь никогда раньше со мной такого не случалось. Чтобы я не смогла посмотреть кому-то в глаза!? Исключением был только мой отец.

            Меня раздражала святая вода, я не хотела, чтобы меня ею поливали. Потом снова начались проблемы с дыханием, спазмы в животе, я была испугана. Когда священник попросил меня выйти и отдохнуть на свежем воздухе, я чувствовала себя совершенно ослабленной, у меня не было сил, мне хотелось плакать в одиночестве. А потом во мне снова все воспротивилось от одной только мысли, что придется вернуться в церковь на молитву. Я не могла произнести ни слова молитвы. Все время меня удерживала та самая «гордыня».

На обеде мне очень мешали другие люди, я хотела побыть в одиночестве, поесть молча. Я всегда так делаю, когда меня посещают мучающие мысли. Однако потом почувствовала себя немного лучше, но нельзя сказать, что совсем хорошо.

Когда я вернулась домой, была совершенно разбита. Спала до 19.30, а когда проснулась, сразу поругалась с отцом, который любой ценой хотел узнать, где я была и что делала. Потом он стал говорить: «Как можно жить рядом с вечно недовольной дочерью?». В итоге, я уже не могла ни смеяться, ни разговаривать. Ночью, прежде чем я заснула, меня мучила мысль, которая не приходила уже давно: я хотела умереть. Потом я сильно заплакала. На следующее утро, когда, казалось, мне уже лучше, произошла авария.

 

09/10/90

            Начну с того, что сейчас я чувствую себя так, словно вышла из-под стеклянного колпака. Уже в воскресение, а точнее, вчера, моя голова была невероятно чувствительна ко всему. Я не реагировала, но нечто подобное уже происходило со мной несколько месяцев назад, после первых экзорцизмов. Я чувствовала себя, как растение, не хотела разговаривать, думать или делать что бы то ни было. Это чувство снова появилось в воскресение утром, перед экзорцизмом. Не понимаю, почему, но меня также охватила глубокая, страшная печать. Мне хотелось плакать, но не было никакого разумного повода для плача. Потом, после экзорцизма, мне показалось, что я чувствую себя лучше: начала говорить, смеяться, но все еще была неуверенной. Около 13.30, после обеда, внезапно меня охватила сонливость. Я могла только лечь спать, ни на что другое сил не хватало. Я проспала четыре часа, сон был тяжелый, глубокий, без сновидений. Остаток дня я провела в полном безразличии ко всему.

            В понедельник утром проснулась очень грустной. Трудно сказать «проснулась», потому что, честно говоря, вообще не спала. Ворочалась в постели и видела образы, которые мне снились в детстве. Видела женщину (это была я, но с чертами другого человека), совершенно обнаженную, лежащую на кровати. Вокруг было много людей, которые хотели ее побить, и наверно изнасиловать. Однако женщина не боялась, для нее подобная ситуация была нормальной. Внезапно я захотела пить, встала и упала на пол. Моя левая нога была полностью парализована. Потом, понемногу, нога стала меня слушаться, но я была испугана.

            Утром, когда я проснулась, хотела только плакать. Я была так потрясена, что не могла даже усидеть на месте, и смотрела на свои руки, которые тряслись. Во время сеанса психоанализа я не переставала плакать, плакала уже чисто механически, и никак не могла себя контролировать. По дороге домой беспокойство утихло, но лучше мне не стало, так как нахлынула сильная усталость. Около 13.30 я снова вынуждена была лечь в постель, потому что не могла больше ничего делать. Когда я проснулась, была очень грустной, хотя для этого не было никакого повода, хотя я принимала все лекарства, которые мне прописали. А сегодня, хотя я не выспалась ночью, мне кажется, что чувствую себя лучше. По крайней мере, ко мне вернулись силы и желание бороться.

 

            Итоги дня 11/10/90

            Вчера, проснувшись утром, я чувствовала себя хорошо в сравнении с тем, что было в понедельник, несмотря на то, что снова провела бессонную ночь, и уснула только в пять утра. Однако я чувствовала себя отдохнувшей, словно силы внезапно вернулись ко мне, и депрессия прошла. Во время сеанса терапии мне уже не хотелось плакать, я могла говорить вполне спокойно. Меня удивило, что во всех моих ответах и высказываниях я, прежде всего, упоминаю отца, как будто он был центром. Потом, дома, чувствовала себя хорошо, но мне все равно трудно было сосредоточиться на учебе. Только около 18.00 ко мне вернулась грусть. Дома никого не было, и я захотела прилечь. Проспала около часа, все было, как раньше. Вечер прошел спокойно. Сегодня утром чувствовала себя хорошо, особенно в душе, хотя такое чувство приходит и уходит, подобно волне. Несмотря на это, я стараюсь его ценить. К сожалению, я пережила также и разочарование: моя мама спросила меня, как я себя чувствую, и я ответила, что хорошо. Мама добавила: «Видишь, старайся не думать об этом. Чем больше думаешь, тем больше тебя захватывают эти мысли». После ее слов у меня опустились руки. Мои родители действительно невежды!

 

            Замечание автора:

            Часто родители не могут понять страданий своих детей, которые одержимы дьяволом, и думают, что достаточно лечения у психолога, чтобы победить депрессию. Поэтому девушка и отреагировала подобным образом.

 

            30/10/90

            Чувствую себя грустной без причины, но мне кажется, что это плохое самочувствие связано с сегодняшней терапией, а особенно с той девушкой, о которой мне читал профессор.

            Мысль, которая преследует меня, как дух или кошмар, касается неспособности чувствовать жизнь, видеть ее краски, а в основе всего лежит моя оторванность от меня самой.

            Боюсь, что мои краткие хорошие минуты, когда я думала, что выхожу из пропасти, были только иллюзией. А может, их вообще не было, может, я постоянно нахожусь в темном, страшном путике, из которого нет выхода.

            Я каждый день блуждаю по замкнутому кругу навязчивых мыслей, мании, плохих привычек. И хотя профессор научил меня частично бороться с ними, и отодвигать их в сторону, чтобы увидеть и оценить куда более важные вещи, касающиеся меня самой и моей жизни, сегодня вечером я поняла, как легко вернуться к прошлому, если не следить за собой.

            В течение нескольких месяцев я думала, что опустошена до предела. Эту пустоту я испытывала в течение двадцати лет, но сейчас я задаю себе вопрос: «Как я до этого дошла?». Здесь немногое можно сделать, скорее, вообще ничего. Я все еще до конца не знаю, кто я, я не чувствую, кто находится в этом теле, которое было так сильно унижено. Я похожа на машину, брошенную без топлива на обочине.

            Я и являюсь этим топливом, но проблема в том, что я все время дезориентирована, не знаю, где нахожусь, не знаю, существовала ли я вообще когда-нибудь.

            Может быть, я была только «калькой какого-нибудь существа», которое сделало так, что я появилась на свет, чтобы указывать на его ошибки и самой совершать ошибки, любя его больше, чем саму себя…. Может быть именно поэтому я никогда не существовала, и никогда не буду по-настоящему жить.

            Говорю так, потому что все время страдаю, вместо него, постоянно рискую жизнью, потому что он не позволяет мне жить, а я не борюсь достаточно активно.

            Вот образ, который сейчас стоит у меня перед глазами: я вижу девушку, идущую вместе с другими людьми, испуганную, потерянную, опутанную своими ужасными мыслями, не позволяющими найти в них какой-нибудь смысл.

            Я понимаю, насколько убога моя жизнь, как она пуста, без нежности, без любви, без уважения к себе самой.

            Да и как я могла полюбить саму себя, если никто меня этому не учил, если герои моих детских снов не знали любви. Может быть поэтому мне трудно поверить, что кто-нибудь сможет по-настоящему полюбить меня, и я бегу от каждого, кто приближается ко мне. Я бегу также и от Бога, потому что я уверена в том, что Он несправедливо накажет меня. Я не верила, что существует Бог, который любит людей, и так стала абсолютной материалисткой.

            Модная одежда, макияж – вот что давало мне несколько минут счастья, настолько мимолетных, что в какой-то момент я начинала чувствовать жгучее и неутолимое желание обладать материальными вещами. Мне нужно их было все больше и больше, чтобы заполнить тот пустой мешок, в который превратилось мое тело.

            Огромную печаль я чувствую сейчас и чувствовала несколько часов назад, когда ужинала, когда сидела за столом с так называемыми «близкими людьми». Печаль, потому что эти люди никогда ничего не выказывали, абсолютно ничего: ни радости, ни боли, ни любви. Именно это я переживала последние двадцать лет: «Пустоту».

            Не знаю, что это: внезапное осознание сложившийся ситуации, или попытка сбежать от той боли, которую я ощущаю. Я боюсь, что у меня не хватит сил, чтобы бороться за себя, потому что я все время сильно от него завишу.

            Каждое мое чувство зависит от него, а безразличие, с которым я отношусь к себе, это то самое, действенное и суровое безразличие, с которым он относится к каждому человеку.

            Материальные вещи все еще важнее моей особы, которую я не берегу, не слушаю, которую пробую разрушить, потому что боюсь услышать от ее крик о помощи!

Случай седьмой – ученица

            Эти мысли были записаны двадцатипятилетней девушкой, которую поймал в свои сети 65-летний маг сатанист, с которым она стала жить, как его любовница.

            Девушку он поймал на дискотеке.

            Чародей хотел оторвать ее даже от родителей. Я видел у нее на подушке разные оккультные элементы, разные странные предметы из шерсти, а также ленточки и цветные шнурки, кусочки ткани и странные пластиковые предметы. Ленточки были заплетены очень своеобразно, словно бы у них не было концов.

            Девушка была разрушена психически и морально, это довело ее до того, что она стала проституткой.

            Помню, что чародей все время дарил ей амулеты (фигурки и цветные рога) и повторял, что она должна всегда носить их с собой, потому что они приносят счастье. Девушка рассказывала, что у колдуна был один странный обычай – он не хотел, чтобы по вечерам зажигали свет, говорил, что достаточно света от телевизора. Когда она не слушалась его, слышала странные голоса, доносящиеся из его комнаты, словно какие-то сущности со злостью передвигали стулья. Она слышала, как чародей сам обращался к «ним», просил «их» успокоиться, потому что у него дома гости, и договаривался встретиться с «ними» в полночь. В холодильнике чародея было много лимонов, которые пропадали во время полнолуния. Девушка видела почерневшие лимоны, завернутые в красную ткань вместе с фотографиями молодых девушек. У чародея была записная книжка с именами девушек, и таких имен было свыше пятидесяти. Когда одной из них случайно позвонили, она взяла трубку и стала отчаянно кричать: «Ты погубил меня!». Она все повторяла и повторяла эти слова. В доме колдуна нашли куклу Барби, в которую было воткнуто около 30 булавок. Они были везде: в голове, в сердце, в животе, в половых органах и в ногах. Здесь было явное наведение порчи!

            Сам он был ужасно ревнивым, и часто с молодыми людьми, которых встречала девушка, случались странные вещи, например, автоаварии, или внезапные приступы сонливости.

            Тьма (отрывок из дневника девушки)

            Тайна темноты имеет разные причины, также, как различны причины того, что мы ее замечаем. Тайна темноты! От одной мысли о ней меня охватывает дрожь, я чувствую беспокойство, она меня определенно пугает. Есть в ней что-то таинственное уже потому, что она является нам, а меня она охватила в результате нескольких незначительных событий. Тьма часто несет в себе неведанное, которое, как аура, окружает конкретных людей, а они невольно переносят ее на других людей. Эту тайну можно увидеть в глазах некоторых людей, кто-то носит ее глубоко в себе, а у кого-то она написана на лице.

            Мне кажется, что люди, замешанные в столь великое зло, ненавидят сами себя и горят ненавистью к другим. Это видно, потому что они не способны улыбаться сердцем и глазами, ведь в них живет тайна темноты.

            Это касается также тех людей, которые делают зло другим, есть и такие, которые получают от этого удовольствие.

            У некоторых на лице написано чувство безразличия и несчастья. Таким образом можно увидеть заполняющую их тьму.

            Дьявол является ангелом, изгнанным из Рая, он хочет погрузить во тьму других, потому что сам живет в ней. Часто такие люди живут среди нас, они получают удовольствие, причиняя другим вред.

            Есть и такие, кто не чувствует себя реализованным, может быть в их глазах тоже видно тьму.

            Также, как повсюду существует ненависть, существует и тьма. Также, как различны причины, многочисленны и последствия, которые она вызывает в каждом из нас. разумеется, на всех она действует по-разному.

            Кто-то даже не задумывается над этим… есть люди, безразличные ко всему.

 

            Замечания автора к седьмому случаю

            Могу подтвердить, что все, написанное девушкой, правда. Как ученый, я убежден, что так называемые «любовницы чародеев» самые несчастные люди на свете.

            Однажды я вместе со своим коллегой врачом повез эту девушку к экзорцисту. На обратом пути, на повороте, у нас лопнула шина, чего не случалось никогда, за все тридцать лет езды на моем автомобиле (может быть потому, что я всегда езжу автострадами, и мои шины всегда в идеальном состоянии).

            «Любовницы сатаны» ведут аморальную жизнь. Если им каким-то образом удается избавиться от чародея, они заканчивают проститутками.

Одна из них сказала мне: «Я плохо закончу, чувствую непреодолимую тягу к проституции!». У этой женщины был свой овощной магазин, дела шли прекрасно. Но через пять месяцев сожительства с чародеем, ее бизнес рухнул. Ревность и зависть таких людей просто пугает. Жених этой женщины пробовал спасти ее, пытался помочь ей вернуть рассудок. Ему стали угрожать расправой, и, несмотря на всю свою любовь и отвагу, он, столкнувшись с сатанинской реальностью, тяжело страдая, все-таки расстался со своей любимой. Они были вместе почти шесть лет.

Люди не понимают, каким великим даром Бога является свободная воля, их возможность делать то, что они хотят. Дети дьявола лишены свободной воли уже здесь на земле. В действительности, как ни смотри, «любовницы демона» живут в постоянном страхе перед завистью и ревностью чародея. Чародеи относятся к ним, как к животным, подвергают их всевозможным сексуальным извращениям. Их часто похищают, иногда, по разным причинам, их продают их собственные родители. Чародеи всегда подозрительны, потому что они – часть преступного мира, и им также звонят с угрозами. Что еще хуже (как я думаю), чародей больше является «воплощенным демоном», чем одержимым, потому что он по своей воле продал свою душу, и не может вести себя иначе.

Я знаю, что многие из этих магов оставляют свои жертвы в публичных домах. Эти женщины доведены до состояния безвольных манекенов. Чародеи похожи на немецких эсэсовцев: им мало убивать жертвы, они еще продают их волосы, зубы, очки, а из кожи делают абажуры. Вот до чего может довести сатана.

 

Случай восьмой – результаты влияния пранотерапии

и завуалированных сатанистов на г-жу Манагер

            Она пришла ко мне на прием после того, как прочитала в газете статью о моих исследованиях. Женщине 45 лет, она реалистка, серьезная, замужняя, у нее есть дети. Она руководит большой сельскохозяйственной фирмой, у нее реалистичный подход ко всему, как к внутренней, духовной и психологической жизни, так и к чисто материальной.

            Я делаю особый акцент на внутреннюю реальность, которую описывает эта женщина, потому что ей можно полностью доверять, а ее беседа носит весьма конкретный характер, как те счета и фактуры, с которыми она каждый день работает. Это один из многих случаев порчи, наведенной завуалированными пранотерапевтами (сатанистами, которые внушают людям, что, наводя порчи, они исцеляют, и таким образом, наполняют людей злой, демонической силой и энергией).

            Целые семьи были разрушены такими биоэнерготерапевтами. Я посещал такие семьи.

            После этих «процедур» доходило до яростных, исполненных ненависти, споров между участниками, и все страдали от непонятных «галлюцинаций». В доме слышались чьи-то шаги, казалось, по дому ходят какие-то ужасные сущности. При этом, люди были весьма образованными, так что их словам можно полностью доверять.

            Каждое утро, в 4 утра, она слышала, как скрипит дверь на кухне. Свет включался и выключался сам по себе каждую ночь, слышались шаги за дверью, веяло холодом, когда женщина лежала в постели. Она говорила: «Мой свекор единственный человек, который тоже что-то такое чувствует, но когда он сильно пугался, я оставалась спокойна: винила во всем свою сверхчувствительность. Может быть все это было связано еще и с душевной травмой, потому что в последнее время в нашей местности умерло очень много людей. Кроме того, наш дом настолько большой, что разные странные вещи становятся в нем нормой. В любом случае, недавно умерли наши соседи, которые были очень агрессивно настроены по отношению к моей свекрови, и я, чтобы спокойно жить, стала своеобразным посредником между ними. Это продолжалось до 1988 года, а потом меня стали мучить странные боли (у меня только легкий кальциноз), я плакала без причины, без черных мыслей, чувствуя, что я так много сделала для близких, но ничего не получила от них взамен. Честно говоря, это неправда, по крайней мере, если говорить о моей семье. Я чувствовала страшную духоту, обширные боли во всем теле, у меня началась аритмия и необоснованные муки совести. Я пошла к известному пранотерапевту, оказавшему помощь многим людям, и все они были довольны. Двух визитов к нему хватило, чтобы я снова встала на ноги и могла улыбаться. Я случайно встретила его 02 марта 1989 года. Он захотел зарядить меня энергией. Я вышла из его кабинета, прошла 20 метров, зашла на кухню, и внезапно была атакована злой, сильной и коварной силой, которая заставила меня безумно трястись. Я до смерти перепугалась, не понимая, что происходит. У меня подскочило давление, высыпала аллергия. Я сразу же спросила его, но он ответил: «Не знаю, что это, но Вы сильная, и скоро выздоровеете».

            Мне показалось, что мой мозг открылся для безумных мыслей: я хотела убить кого-нибудь, покончить жизнь самоубийством, выброситься из окна. Я боялась взять в руки нож, боялась читать в газете сводку дорожных происшествий. У меня возникали судороги, болезненные приступы отчаяния, чувство беспокойства и вины, меня мучили кошмары, я боялась оставаться одна в большом доме, боялась увидеть демона в зеркале, у меня появились ужасная ненависть и отвращение к моим близким. Плюс ко всему неожиданная агрессия, не дававшая покоя ни днем ни ночью. Мне становилось легче, когда я выходила из дома. Тогда я превращалась в совершенно другого человека.

            Я очень любила сидеть в офисе, заниматься чем-нибудь вне дома. Как только я приближалась к своему дому, на меня накатывали страх и тревога. Иногда мне удавалось скрывать свое адское состояние от детей, я делала все с любовью, точностью и заботой. В остальное время делами занималась моя свекровь.

            Странно то, что несмотря на навязчивые мысли об убийствах и самоубийстве, я знаю, что никогда бы не допустила ничего подобного. Единственной моей поддержкой была неустрашимая вера. Но я все время носила в себе этот безумный конфликт. Мне кажется, что тот мужчина каким-то образом призывал прошлое, и велел мне заново переживать самые страшные моменты моей жизни, добавляя к ним все новые.

            24 мая 1989 года мне прооперировали желчный пузырь, и постепенно моя психика и мое здоровье стабилизировались. Только бессонница продолжала меня мучить, но я была довольна, так как после столь долгой борьбы я чувствовала себя лучше, вплоть до января 1990 года, когда вернулись беспокойства и легкая депрессия. Из «Центра Акана» в Бресции мне пришло письмо от «Донны Летиции», одной из известнейших провидиц на свете. В письме она написала мне, что я тону в черной воде, и она сможет мне помочь. Я ответила, что только Бог сможет мне помочь и все затихло. Она выслала мне также талисман, который я бросила в святую воду, потому что совершенно не ориентировалась в подобных делах. Потом, пережив много светлых и темных минут, 11 мая я пошла к профессору, который поставил мне «диагноз».

            Я поверила профессору, но поняла, что мне необходима терапия и воля для выздоровления, потому что даже возвращение в Бергамо отнимает у меня много времени. Критическим моментом для меня стало 05 августа. В воскресение, после обеда меня буквально бросило на кровать «небытие». Потом передо мной встало видение женщины, а точнее, я видела только бюст женщины. У нее были черные кудрявые волосы, темная одежда с большим белым воротником, загнутым под шею и скрепленным брошью. Раньше я слышала, или мне казалось, что я слышу двух женщин, которые ругаются между собой, и их ругань не давала мне спать. Я испугалась и убежала на первый этаж, приняла успокоительное, но оно мне не помогло.

            В понедельник случайно я оказалась в Фонтанателлато, недалеко от Пармы, в нескольких километрах от дома отца G.M. Он работал также и в нашем приходе. Я рассказала ему о своих приключениях и о словах профессора. Он ответил: «Морабито прав», и совершил экзорцизм надо мной и над другими, потому что я не договаривалась с ним заранее на личную встречу. Я приняла благословение, которое дало мне утешение, но оно было предназначено также и для всей группы. Дома, в подушках, я нашла маленькие, круглые предметы, косички и проволоку. Похоже, это была ручная работа. В своей пуховой подушке я обнаружила клубки перьев разной величины, они были похожи на плоских кошек и сов. Странно, они были прошиты белым шнуром, и когда я тянула за него, образовывался новый узел. Вдруг погас свет, и мне пришлось изо всей силы толкнуть дверь, чтобы она открылась. Я сожгла все эти вещи, в надежде, что поступаю правильно, а перья выбросила на помойку. Потом я узнала, что у нас нет мусоросжигающего завода.

            Мой дом освятили, и шумы прекратились. Сейчас дни спокойно бегут один за другим, иногда они наполнены негативными эмоциями, но, может быть, я просто беспокоюсь о детях. По правде говоря, день зависит от того, как прошла ночь. Хотя кошмары стали реже, я все еще нахожу время от времени в своей освященной подушке белые шнуры или булавки. Вообще, кошмары начинают мне сниться около четырех утра, тогда же меня начинают беспокоить нервные тики, которые накатывают, как волна. Иногда, когда я захожу домой, у меня начинается сильное беспокойство, может быть еще и потому, что я помню плохие события моего прошлого. Отец М. сказал мне, то возможно много лет назад кто-то проклял меня, и тот, кто это сделал, скорее всего и дальше продолжает получать от этого удовольствие.

            Сейчас, в конце сдачи отчетов, когда я не так занята делами фирмы (извиняюсь перед профессором за то, что раньше не сказала), я послушала совета профессора, касающегося моего полного выздоровления. Я постоянно радуюсь жизнь, а когда мне что-то мешает, и я не знаю, что это такое, вижу, что беспокойство и давление не имеют причин и они бессмысленны.

            Я простила всем, и молюсь за тех, кто причинил мне столько зла, даже если я никогда не узнаю, кто они.

            Много раз я думала, что возможно это была простая болезнь, как описывал ее пранотерапевт, или это могли быть признаки ранней менопаузы. Но потом я вспомнила все те странности, с которыми столкнулась, и думаю, что профессор был прав.

            Меня беспокоит только, что экзорцизм не исцелил травмы безумия сейчас, когда я чувствую себя уже лучше. Часто во сне я слышу мужской голос, говорящий мне: «уже в этом году ты расстанешься и с этим домом, и со своими близкими». Тут два варианта: или я умру, или попаду в больницу. Благодарю профессора за заботу, за то, что выслушал эту долгую историю, но 45 лет жизни – это немало, и мне многого стоило вспомнить все то, что со мной приключилось.

 

Случай девятый – результаты занятий черной магией

            Я перестал общаться с той студенткой с тех пор, как она поехала на экзорцизм в область Венето. Когда мы в последний раз разговаривали по телефону, она уверяла, что чувствует себя уже хорошо. Помню, когда она впервые пришла ко мне, с ней была другая женщина, с которой я о многом беседовал. Она рассказала мне, что девушка ездила один раз к колдуну, который провел странный ритуал, после чего она стала его любовницей. Несмотря на то, что она любила своего мужа и была католичкой, девушка не понимала, каким образом эта странная сила заставляла ее каждые несколько дней приезжать к тому мужчине, чтобы удовлетворить его похоть. Ей причиняло это огромную боль. Хотя я просил ее прийти ко мне еще раз, казалось, что-то удерживает ее (я больше ее не видел).

***

            Отношения

            Меня зову А. Я родилась в С. 13 апреля 1960 года. Вплоть до 1977 года у меня не было никаких особых проблем: хорошее здоровье, душевная радость, деликатный и немного замкнутый характер. В течение нескольких лет я ходила на встречи религиозной группы, которую возглавлял священник приходской общины в С. Это было хорошее время, я тогда регулярно принимала таинства. Однако постепенно в моей душе стало появляться странное беспокойство и необъяснимое чувство неприязни к Католической Церкви вообще. Появилось критическое отношение, и оно затмевало собой радость и энтузиазм, которые всегда сопровождали меня на моем духовном пути.

            Я решила уйти из группы. В последнем классе лицея у меня появились проблемы со здоровьем. Они продолжались в течение нескольких лет, и причина так и осталась невыясненной. Врачи, у которых я наблюдалась, подозревали у меня воспаление мозговой оболочки. У меня проступали многочисленные синяки, болели суставы, была хроническая усталость. В начальной стадии кровоподтеки были такими обширными, что я очень страдала. Время, когда я училась в Милане на факультете Иностранных Языков и Современной Литературы, доставило мне больше всего внутренних проблем. Я восхищалась идеологией феминистического движения, я буквально «пропиталась» идеалами альтернативного движения молодых «freak», дружила со всякими чудаками, придерживалась их революционных и непредвзятых взглядов. Я шла за пустыми иллюзиями и была чересчур наивной, не замечая того факта, что за маской «радости» у некоторых моих знакомых скрывалось нечто ужасное, злое, и что рядом с моим стремлением к дружбе и нежности, разгорался огонь, который гасил улыбку на моем лице.

            Трижды возникали особые ситуации, когда «черный ворон» кружил над моей жизнью, наполняя печалью мою душу и сея в ней невероятный хаос. Это продолжалось с 1983 до 1986 года. В одном таком «случае» виновата была моя однокурсница. Я была очарована ее деликатностью и высоким интеллектом, и считала ее одной из моих лучших подруг. Однако со временем она показала свой странный и трудный характер. Она сказала, что видит демонов в пламени огня, что переживает внутренний конфликт и чувствует ко мне непреодолимое физическое и эмоциональное влечение. Я отвергла ее сексуальные домогательства, на что она ответила сильной истерией, показала весь свой холерический тип, и вообще свихнулась на моей особе. Несмотря на то, что ее присутствие мешало мне и очень меня беспокоило, я любила ее и не могла полностью от нее отвернуться. Она сама от меня отвернулась.

            Очередные неприятности также произошли в Милане. Первое было связно с Пьером, социальным работником, второе с его другом, биологом Леандро. Оба были невероятно интеллигентны и изысканно обходительны. Я думала, что могу свободно рассуждать с ними о своей любви к поэзии и искусству. Я бы никогда не подумала, что их извращенный разум уже строит насчет меня дьявольский план: они хотели сделать из меня «знатока садомазохистских искусств», чтобы я таким образом удовлетворила их тягу к «сильным ощущениям». Я знала, что Пьер сотрудничает с каким-то английским журналом, но не интересовалась его тематикой. Когда он показал мне все их грязные фотографии и прямо предложил стать их «доминирующей женщиной», я спросила его не псих ли он. В ту минуту его лицо сморщилось, приобрело кошмарное выражение, глаза покраснели и взгляд стал бесконтрольно метаться. Он и так был высоким человеком, но тогда показался мне просто огромным. Он схватил меня, стал трясти с нечеловеческой силой и ругаться, словно в него вселился демон. Не знаю, как мне удалось вырваться и убежать от него. Помню только, что он бежал за мной, и отчаянно просил не оставлять его.

            Перепуганная, я вернулась в С. Какое-то время он звонил мне, я получала от него письма с угрозами. В последнем письме выдвинул мне ультиматум: если я не исполню его требований, он сделает мне что-то плохое. Я не обращала внимания на его псевдопророчества, и продолжала спокойно жить. В начале 1986 года меня начали преследовать разные проблемы со здоровьем: снова появились синяки на теле, я чувствовала непреодолимую усталость и сильные боли в суставах. Одна благочестивая женщина, которая, как мне кажется, имела дар исцеления, посмотрев на мои кровоподтеки, посоветовала мне обратиться к священнику, но я предпочитала обычную медицину, и ходила от одного врача к другому. Разумеется, никаких результатов это не приносило. Никто не мог найти причину аномалии в моем организме. Было время, когда я чувствовала себя сломленной, а иногда, наоборот, наступало видимое улучшение. Наступил 1988 год, я писала дипломную работу. Внезапно меня стали схватывать судороги во всем теле, начались приступы удушья. Я чувствовала, что сейчас упаду, тело сводили ужасные судороги, мне было холодно. Я сильно похудела, движения были заторможены, часто я теряла равновесие. За короткий период времени я получила несколько травм: трижды вывихнула левую ногу, сломала копчик. Эти падения повредили мой позвоночник. К тому же часто накатывала депрессия, постепенно я теряла зрение. На моем худом, увядшем лице появилась смертельная бледность. Меня даже положили в больницу в Лугано, где мне кололи прокаин, потому что сил у меня уже не осталось. Я была очень слаба, но хорошо осознавала все происходящее. Я была похожа на зрителя, который бессильно смотрит на свою собственную, медленную и трагическую смерть. Тогда я стала горячо молиться, просить Бога избавить меня от моих страданий, просветить меня. И Господь поспешил явить мне Свое Милосердие, Свою бесконечную Любовь. Его орудием стала доктор Мариса, которая каким-то образом поняла, что я могу быть жертвой наведенной порчи, проклятия или черной магии.

            Внезапно я вспомнила, что оставила Пьеру две свои фотографии и прядь своих волос (он уверял меня, что он фетишист). Кроме того, год назад я вытащила из моей старой куклы почти 50 булавок.

            Я никогда не была суеверной, тем более, меня никогда не интересовал оккультизм. С легким сомнением я решила немного ознакомиться со всем этим, и инстинктивно обратилась к одному исследователю данной темы, который подтвердил предположения доктора Марисы. С пугающим равнодушием он добавил, что только последний негодяй мог так страшно «пошутить» надо мной, и что я должна как можно скорее пойти к экзорцисту, иначе я умру. Сказал также, что экзорцизм должен совершиться и над всем моим домом. Когда я обращалась к тому человеку, то не хотела сразу вставать на сторону Бога: была очень напугана, и находилась в сетях неведомой мне силы. Моя ситуация, после посещения того колдуна, намного ухудшилась, я пережила очередные серьезные неприятности. С другой стороны Мариса сказала мне только о своих подозрениях, она даже не упоминала о том, что я могу обратиться к священнику. Я чувствовала себя очень одинокой и бессильной. Я вернулась к Марисе и рассказала обо всем, что со мной приключилось, и о том, что сказал мне колдун. Единственным священником, к которому я могла обратиться, был отец (…). Я попросила ее отвести меня к нему. Сначала я с трудом, вяло объясняла ему, что со мной произошло, потом сложила руки и начала молиться по латыни. Я не очень хорошо помню, что произошло дальше, словно со стороны я видела, как поднимаю руки, как будто они были не мои, как скрючиваю ладони и пальцы становятся похожи на когти дикой птицы. Я громко я визжала…. Когда я очнулась, то была едва живой. Я лежала в кресле, чувствовала себя измученной, с моих ладоней стекала странная, скользкая, болотистая жидкость. Потом я стала снова спокойно рассказывать, как будто ничего не произошло.

            Октябрь 1988 год. Я чувствовала себя плохо еще какое-то время, молилась дни напролет, заставляла себя ежедневно участвовать в Св. мессе. Священник поддерживал меня изо всех сил, помогал выстоять и, прежде всего, поручил меня Непорочному Сердцу Божьей Матери. Между тем у меня дома творилось что-то немыслимое: после того, как я окропила дом святой водой, начался страшный стук, картины на стенах трещали, мы с мамой чувствовали, как нас касались какие-то невидимые сущности, наши четки постоянно рвались, бусины рассыпа́лись. Однажды, когда я лежала на диване, мне показался демон, как при фотовспышке. Его взгляд был ужасен! Я не спала, и у меня никогда не было галлюцинаций. Это случилось в тот вечер, когда я подумала, что моя жизнь действительно заканчивается. Я лежала на кровати моей мамы, чувствуя пронзительную боль, которая, казалось, раздавит мою грудь. Я уже не могла дышать. На прикроватной тумбочке стояла икона св. Леопольда Мандика, он был изображен со сложенными руками, словно хотел мне сказать: «Ну давай же, соберись с силами, Анжела, ты сможешь!». Моя мама плакала от отчаяния, и делала мне компрессы из горячей воды и уксуса.

            После тихой молитвы к Иисусу и Марии, мы погасили свет, и я заснула. Через несколько минут мама разбудила меня и сказала, что видела надо мной яркий свет: на стене, над моей головой, висела икона Божьей Матери Фатимской, которую подарил священник. Одна монахиня, принадлежащая к харизматическому Движению Обновления во Святом Духе, в прошлом году, прежде чем прочитала молитву, благодаря дару иных языков и дару исцеления, сказала мне, что на меня навели три проклятия, и уже десять лет демон пытается убить меня. Потом она вытащила (а скорее это сделал Иисус через нее) из моего живота длинную спицу. В октябре 1989 года я ездила в Междугорье, где молилась о внутреннем исцелении. Это было чудесное переживание, и даже если я сейчас еще не полностью исцелена, я очень сильно почувствовала там присутствие Иисуса, который никогда не оставляет нас и всегда готов обнять нас, даже когда мы, оставив овчарню, возвращаемся потом израненные и слабые. Это Любовь в чистом виде, и мы никогда не сможем постичь все ее величие. Он поручил нас Своей Маме, которая, как птица оберегает нас под своими крыльями и говорит нам: «дети». Бог – это все для меня, и никто никогда не разлучит меня, Его создание, с моим Создателем, даже чья-то великая сила. Я уже так долго чувствовала Его тоску….

С уважением.

 

 

Случай десятый – любовное заклятие: Аделаида

            Очередная молодая девушка в возрасте 25 лет, оказалась под моим наблюдением, потому что очень сильно похудела, стала нервной, впала в депрессию, и проявляла сильное беспокойство.

            Несмотря на сильнодействующую терапию, ее состояние не улучшалось. Сейчас, когда она ходит на сеансы психотерапии и над ней совершаются экзорцизмы, она чувствует себя намного лучше. Она жила с парнем, который не любил ее. Единственное, что их соединяло, был секс, и, хотя девушка была хорошо воспитана, она отдавалась ему, не задумываясь, позволяла ему относиться к себе, как к вещи. Сегодня она уже не общается с этим парнем. Она лечится, много молится, благодаря чему вновь становится уравновешенной.

 

            Из ее дневника:

            Я думала, что в моей жизни все нормально, не задумывалась над ее смыслом, и не отваживалась задать себе серьезный вопрос: зачем я живу? Радость, а прежде всего, боль в моей жизни не исходили от меня. Не я была их причиной, все происходило независимо от меня, мне было все равно. Да и не могла я сопротивляться событиям, которые приносили в мою жизнь эту радость и боль.

            Я не знала, как прекрасно и захватывающе осознавать свои возможности, решать самой кто ты, кем будешь, какие радости и трудности встретишь на своем пути, какие страдания возможно выпадут на твою жизнь. Я не знала, что могу выбирать и познавать мир вне границ общепринятого и удобного способа мышления, вне той жизни, которая велит тебе поступать только так, как ожидают от тебя окружающие. А люди всегда ожидают от тебя поведения, которое приносило бы им выгоду, всегда стараются использовать тебя, чтобы удовлетворить свои собственные насущные нужды. Я никогда не думала о своей душе, о развитии духовном, интеллектуальном, и моральном, основой которого являются размышления на тему наиболее фундаментальной сферы моей личности, потому что я никогда не выходила за узкие рамки удобного мышления, окружающего меня мира и общества. Я жила, и делала вид, что все нормально, скрывала недовольство, которое всегда преследовало меня, тоску, внутреннюю пустоту, которая, как я верила в своем сердце, являлась ничем иным, как моим неумением приспособиться к нормам окружающего меня мира. Попытки заполнить пустоту привели меня к материализму, я еще больше стала обращать внимание на свой внешний вид, да и не только внешний. Я искала эмоций, чтобы почувствовать, что я живу, хотела жить полной жизнью, так, как мне казалось, жили другие. Мир предлагает множество способов, чтобы искусственно заполнить внутреннюю пустоту, отсутствие любви к самому себе, а, прежде всего, отсутствие глубокой любви к Богу. Это происходит, когда ближние не понимают и не любят тебя.

            Потом я познакомилась с мужчиной. Я не задумывалась о том, какой он, и как живет. Через два месяца он стал моим парнем. Мне никто раньше не нравился, и, как я понимаю теперь, он мне тоже не нравился. Меня привлекали только его внешность, и его таинственный характер, который, как я думала (сама не знаю почему) скрывал ценные качества. В действительности я позволяла ему тешить мое тщеславие (сама я не считала себя тщеславной), мое чувство собственной привлекательности, и ощущать себя желанной. Я никогда не спрашивала, чего он от меня хочет, позволила ему приблизиться ко мне со всей его иррациональностью, и сексуальными инстинктами. Я не задумывалась над тем, насколько все это может быть опасным, не думала, что стала его жертвой. Я никогда не позволяла парням приближаться к себе, считала себя приличной девушкой. И тут я стала свидетелем собственного падения.

            Я стала спать с ним и заниматься сексом, потому что ему нужно было только это. Все было завуалировано понятиями любви и нежности. Наши встречи, непонятно почему, становились все более частыми. Когда мы встречались, мы занимались сексом. Эти частые сексуальные контакты привели к тому, что я стала неспособной трезво рассуждать, особенно о том, что со мной происходит. Я все меньше думала о себе, и все больше о нем. Как будто моя душа превратилась для меня в тюрьму, меня наполняли больные, извращенные эмоции, которые мне казались истинными и нормальными. В повседневной жизни я нервничала, это состояние усиливалось, и я все меньше понимала, что со мной происходит. В марте 1988 года, когда я была далеко от веры и любви и не осознавала, как я живу, со мной впервые случилась неприятность: я сильно заболела гриппом, и во время болезни, неизвестно почему, потеряла сознание.

            Я очень плохо себя чувствовала, высокая температура не спадала, несмотря на то, что грипп потихоньку проходил. Я была сломлена, чувствовала себя очень слабой, все время плакала. Через несколько дней я стала поправляться, но все еще была слабой, и какой-то человек, не знаю как, снял с меня проклятие зависти, и велел мне молиться дома. Я была очень взволнована, но мне казалось, я прихожу в себя, несмотря на постоянную слабость и нервозность. Я старалась не думать об этом много, и не обращать особого внимания. Через два месяца я снова стала плохо себя чувствовать. Была слабой, нервной, все больше чувствовала усталость. Дошло до того, что однажды на работе я не увидела того, что пишу, передо мной мелькали лишь белые пятна на бумаге. Мне становилось хуже с каждым днем, я была в отчаянии, словно меня оглушили и лишили сил. Мне хотелось плакать, потому что я не понимала, что со мной происходит. У меня как-то странно болела голова, словно мой мозг сдавливали. В течении нескольких дней я чувствовала себя совершенно опустошенной, и не могла спокойно сидеть из-за нервозности и судорог. Я тряслась, лежа в кровати, у меня было отвращение к еде, я впала в отчаяние. Я снова обратилась к тому человеку, и на следующий день почувствовала себя лучше. Болезнь словно отпустила на несколько недель, но потом она вернулась в третий раз. Та неделя, когда я ждала встречи с помогавшим мне человеком, была настоящим кошмаром. Я не могла спать, боялась заснуть, боялась, что не выдержу ожидания, а ждать мне предстояло пять дней. Я все больше теряла силы, меня утомляли повседневные дела, я казалась себе деревянной, заключенной в своем собственном отчаянии, совершенно бессильной. Но я снова была избавлена, и через несколько месяцев поверила, что наступило улучшение. Я не отдавала себе отчета, в каком физическом и психическом разложении я нахожусь. Я очень похудела и мало ела.

            Этого невозможно логически объяснить, ведь я не болела ничем конкретным, и все же в течение нескольких месяцев оказалась в очень плачевном состоянии, как физическом, так и психическом. В течение последующих месяцев мое состояние не улучшилось, несмотря на лечение, а надежда на то, что вскоре мои проблемы разрешатся, оказалась напрасной. Демон разрушил меня не только физически, но и психически. Во мне уже не оставалось жизни, только отчаяние, страх и непрестанная печаль. Дни, хотя я уже ходила на работу, пролетали, как прежде, они были пустыми, я чувствовала себя в изоляции. Я уже ничему мне могла радоваться, хотя иногда пыталась обмануть саму себя. Но что еще хуже, мне мешало присутствие других людей. До 1990 года я не помню ничего, кроме постоянных страданий. Я жила, как растение, потому что демон отнял у меня мою личность и мой дух. Мне трудно это объяснить и трудно в это поверить, но причина моего отчаяния крылась не только в моей болезни. Хуже всего было то, что никто из окружающих меня людей не понимал моей пустоты, которую я носила в себе, и которая была вокруг меня. Казалось, что я живу только физически, а душа моя умерла, и я ничего не могу сделать, потому что это сильнее меня. Я ничего не чувствовала, а внешний мир казался мне недоступным, особенно, когда я оставалась в одиночестве. Я смотрела на свои руки, когда что-то делала, но не чувствовала, что они принадлежат мне. Я бежала от своего отражения в зеркале, потому что мое отражение казалось мне чужим – это была не я. Мне было страшно выходить из дома, особенно одной, потому что не воспринимала никакие признаки жизни, все казалось мне чужим.

            После того, как я начала психоаналитическую терапию, у меня появилась надежда, что однажды все вернется в норму. Только эта надежда и удерживала мою жизнь. Когда мне не было плохо физически, я начинала искать сексуальных контактов, хотя это происходило все реже. Сексуальная зависимость влияет на сознание, как наркотик. Секс, как и наркотик, дает лишь минутное наслаждение. Хотя я не хотела признаваться себе в этом, я чувствовала себя еще хуже. Мне было так плохо, что я не могла даже этого осознать. Бывало, что через два дня после сексуального акта, я ощущала себя полностью опустошенной. Идя по улице, я видела людей, идущих рядом, свое отражение в витринах магазинов, но совершенно не чувствовала себя живой, скорее походила на пустой мешок. Я знала, что иду, что что-то вижу, но больше ничего. Невозможно описать словами это чувство живому человеку. Я была неопознанным, безликим телом, и прежде всего, телом без души. Если бы я с некоторых пор не ходила на терапию, то могла бы подумать, что сошла с ума. Но я никому не могла об этом сказать, потому что тогда и другие бы стали считать меня сумасшедшей.

            Но я знала, что не безумна, поэтому притворялась перед другими. Благодаря психоанализу я научилась жить с моей внутренней пустотой. Я пыталась найти и восстановить мою личность и душу, а прежде всего, веру. Сегодня я убеждена, что секс и близость молодого человека, который не любил меня, действовали разрушительно на мое развитие.

            В то ужасное время я просыпалась по утрам со страхом перед наступающим днем, и не знала, как выдержу до вечера. Я только и ждала, когда же снова смогу заснуть, потому что во сне ничего не осознавала, но и тогда мне не было покоя. Мой сон был беспокойным, я мало спала, и когда расстроенная просыпалась среди ночи, чувствовала, как колотится сердце. Я старалась лежать неподвижно в надежде на то, что так скорее засну. Иногда у меня в голове часами кружились беспокойные мысли, страхи, я чувствовала себя испуганной. Все казалось мне невозможным, вся жизнь. Любое, самое простое дело, обычное для здорового человека, становилось для меня проблемой, если не трагедией, с которой я должна была бороться. Я задумывалась, что значит жить, должна была найти рациональный смысл и судорожно ухватиться за него, потому что для меня жизнь не имела никакой цели. Я не могла найти ответа в своих чувствах и мыслях, потому что единственным ответом было отсутствие жизни. Мои мысли отражали мое внутреннее состояние. Я исследовала то, чем я не являлась, то, во что велел мне верить демон: пустоту.

            Я искала истину о жизни в психоанализе, потому что эта истина не находилась во мне, она была только снаружи, и я не могла согласиться с тем, что не существую. Когда я закрывала глаза и молилась, думала о Боге и чувствовала жизнь. Я много молилась, даже когда сильно уставала, потому что мне это помогало рассеять мучающие меня мысли. Это была непрестанная внутренняя борьба, продолжающаяся без конца. Тело и разум, лишенный жизни, могут найти ее только через то, что является истинной жизнью, ничто другое не поможет.

            Бог есть Истина. Я должна была отказаться от всего негативного и разрушительного – от секса. И я должна была полюбить саму себя. Таким образом я начала избегать чрезмерной сексуальности и подавлять ее в себе. Тогда я чувствовала себя лучше. У меня получалось больше осознавать свою ситуацию и постепенно отдаляться от моего парня, близость с которым подпитывала во мне все то, что разрушало меня.

            Самым трудным было решиться на позитивные изменения в моей жизни через рациональное мышление. Дело не в том, что его не было, речь прежде всего шла о моей психической немощи и о том маразме, который демон сеет в подсознании захваченного им человека. Поэтому мой разум был полон сомнений, неуверенности, а борясь с ними, в непрестанном внутреннем противоречии, я теряла психические силы, необходимые для решения моих настоящих проблем.

            Меня преследовали бессмысленные мысли, я была полна противоречий. Мой разбитый разум должен был отделять реальность от разрушительных фантазий. Я думала о Божьих истинах жизни и избегала любых извращенных мыслей, которые разделяли меня с Богом. Это продолжалось до того дня, когда я в изумлении осознала смысл веры в свободе духа и любви, смысл всего, чем является Бог. Мне удалось переступить через огромную немощь. Сегодня, когда я молюсь, меня уже не охватывает такое нежелание, как тогда. Меня наполняет радость, исходящая от Божьей истины и Его учения. Сегодня пустота, разрушающая меня, стала очень незначительной, я чувствую, как ко мне возвращается реальность и знаю, что смогу ощутить ее в полноте. Я уже не отношусь к жизни, как к чему-то обыденному, потому что жизнь – это прекраснейший дар, который мы можем сами формировать, и всматриваться в нее с радостью.

 

Случай одиннадцатый – любовное заклятие: Карла

            Я работала, когда профессор пригласил меня в свой кабинет. Он лично принимал тех, кто приехал из Германии.

            Он представил мне пожилую пару. С ними приехала тринадцатилетняя девочка. Она вела себя очень естественно, была симпатичной, невинной. Звали ее Карла. Она страдала депрессией, у нее были также и другие заболевания, которые профессор не уточнил. Когда он прочитал молитву экзорцизма, девочка начала зевать. Она зевала без перерыва, после чего сказала, что чувствует что-то внутри себя, где-то в грудной клетке, словно ее что-то сдавливает и она хотела бы уйти. Каждый зевок приносил ей немного облегчения.

            Потом, в моем присутствии, профессор Морабито снова стал читать молитву, прося родителей мысленно повторять за ним слова. Девочка сразу же стала зевать, без остановки. Я сразу же задала себе вопрос: «Зевала ли она вот так когда-нибудь дома? И что было причиной? Когда наступили первые симптомы? Когда болезнь стала проявляться?».

            Девочка не переставала зевать, она все больше выделяла отдельные зевки! Казалось, ее маленький рот уже не может шире открыться! Профессор настаивал на том, чтобы продолжать молитву, повторяя трижды воззвания к Пресвятой Деве Марии, и призывая Иисуса в Евхаристии. Карла начала тихо плакать, словно подчиняясь этим словам, потом стала кричать и рыдать. Это был плач страдания и боли. Она закрывала лицо руками и держалась за виски. Родители были сильно потрясены. Мать тоже плакала. Карла не переставала громко рыдать. Профессор закончил читать молитвы.

            Вместе с девочкой профессор прочитал «Радуйся, Мария». Карла успокоилась, и немного утихла. Она сказала, что плакала, потому что чувствовала, как что-то сжимает ее голову, и причиняет очень сильную боль! Ее плачь действительно походил на крики боли. Так кричат в отделе интенсивной терапии, когда случается что-то очень серьезное.

            Профессор Морабито спросил, как она себя чувствует, лучше или хуже, больше печалится или меньше, в сравнении с тем, что было до его приема. Девочка ответила, что чувствует себя намного лучше, чем прежде. Потом, когда профессор обратился к родителям и посоветовал им еженедельно участвовать в Св. Мессе и молиться, Карла снова расплакалась, но это был уже другой плач, не такой, как прежде. Все посмотрели на нее, а обеспокоенный профессор спросил, что она чувствует. Она ответила, улыбаясь сквозь слезы, что плачет от радости! Она была освобождена! Мать рассказала нам, что ее поведение было очень необычным. Она становилась все более непослушной родителям, чего раньше не было, все чаще замыкалась в себе. Особенно ненавидела свою мать.

            Плач этой девочки много значил. Также, как и у других, которые испытывают внутренние страдания, но не понимают, что происходит. Не понимают, потому что на них накатывает огромная ненависть к тем людям, которые любят их больше всего. Теперь же Карла плакала от радости освобождения, от того, что стала лучше себя чувствовать, поставила «гостя» в очень неприятную ситуацию. Я очень удивилась, когда выяснилось, что Карле не 13, а 17 лет. У нее были короткие светлые кудри и ангельский взгляд. Зло всегда хочет погубить самых лучших.

 

Случай двенадцатый – любовное заклятие: Джованна

            Следующая девушка была красивой, 22-х летней студенткой.

            Страдала она чем-то странным: материально она не нуждалась, и все же воровала из супермаркетов небольшие вещицы, а до этого у нее была склонность к суициду. Из-за этой склонности, а также потому, что девушка была одинокой, и ненавидела своих близких, родители привели ее ко мне на лечение.

            Она проходила антидепрессивную терапию, принимала успокоительные, а иногда проходила общие сеансы психотерапии.

            Она рассказывала мне о фактах из своей жизни. Казалось, это была череда несчастий, из которых она не могла выбраться.

            Однажды меня озарило. Так как девушка не реагировала на лекарства и пугала меня своими суицидальными склонностями, я стал молиться, спросив вначале ее согласия, к которому, я ее частично сам и вынудил. Я начал читать слова экзорцизма, как вдруг она упала с кушетки на пол, словно одеревенев, стала пускать слюни, издавать леденящие кровь вопли, и извиваться, как змея. Я не мог сам вытащить ее из-за столика, стоящего у окна, на котором стоял аппарат для электроэнцефалографии, и попросил своего коллегу помочь мне вытащить ее оттуда. Я и сам держал ее, одновременно поддерживая голову, словно хотел обуздать большую змею. Девушка била коллегу ногами, весь кабинет был перевернут. Нам понадобилось два часа, чтобы все убрать и снова навести порядок, к тому же, мы позвали на помощь еще трех человек. Хаос был таким, что ни одна вещь не лежала на своем месте: бумаги, стулья, ковер, стол – все было разбросано и перевернуто.

            Я направил девушку к экзорцисту, сейчас над ней совершили уже двадцать экзорцизмов. Такие кошмарные случаи все еще продолжаются.

            Я уверен, что молитвы спасли ее жизнь, которую она хотела закончить. Во время экзорцизма одно обстоятельство оказывает на меня самое большое впечатление: одержимый человек издает страшные, трагические крики, когда его кропят святой водой. Как только я призвал Непорочную Деву Марию, девушка, стараясь вернуть себе самообладание, впала в транс, и стала очень агрессивной, так что три человека не могли ее удержать.

У нее также был обычай прятаться под лавками в церкви. Она бросалась на других, пинаясь и размахивая кулаками, высовывая язык, как змея, издавая пугающие звуки, широко открывая рот и выкрикивая ужасные проклятия, и непередаваемые богохульства.

            После завершения молитвы она приходила в себя и не помнила ничего, что с ней происходило. Она очень расстраивалась, когда видела свою мятую, грязную и рваную одежду. Тот, кто держал ее во время экзорцизма, когда она теряла сознание, замечал, что через нее как будто проходят волны, сначала через руки, потом через ноги. Замечали также ее звериную силу.

            Перед началом экзорцизма она должна была снять обувь, чтобы не поранить ею кого-нибудь, когда впадет в безумие. Даже в случаях серьезнейшей патологии психических заболеваний, я никогда не видел таких «каскадерских» сцен. Они начинались вначале экзорцизма, а заканчивались после второй молитвы. Я заметил также, что при первых же словах молитвы, девушка цепенела, словно пораженная, а когда молитву начинали опять, она впадала в ярость.

            Эту девушку проклял ее парень, с которым она хотела обручиться. Он был наркоманом, распространял наркотики, был атеистом, вором и гулякой, хотя происходил из прекрасной семьи в Ломбардии. Его брат был точно таким же, а может и еще хуже. Другую мою пациентку он довел до ужасного состояния. Похоже, сатанизм интересует многих молодых людей студенческого возраста. Многие «учатся на факультете наркоманов», а сатанинская рок-музыка становится их «академией» и «специальностью» (хотя среди них есть и такие, кто слушает другую музыку). Они не желают знать о Христе и о Церкви, и часто заходят на несколько минут в церковь только для того, чтобы реализовать свой дьявольский план по отношению к другим молодым людям.

***

28/10/90 (Из дневника девушки)

            06 июня 1987 года началась моя история (по крайней мере я тогда так думала) любви с Давидом.

            Я поверить не могла, что он так часто будет приглашать меня на свидания. Я знала, что ему нельзя доверять, потому что это было уже не первый раз: он приглашал меня пару раз на свидание, а потом бросал меня и больше мной не интересовался. Кроме того, он был такой повеса, от него можно было ожидать чего угодно.

            Однако в этот раз я думала (а скорее убеждала сама себя), что уже полностью созрела во всех аспектах, и что не нужно этого скрывать. Я пробовала привлечь его еще и своим телом. С другой стороны, хотя я понимала, что он ничуть не изменился, я охотно позволила ему снова себя обмануть, и, как прежде, опять согласилась страдать. Я просто не могла ему отказать! Не могла, потому что хотела, чтобы он был только моим, боялась снова потерять его, когда он дал мне очередной шанс. Я не могла и не хотела его терять (странно, но эти далекие воспоминания снова заставляют меня плакать).

            Сначала казалось, он очень заинтересован во мне (это была его обычная практика), он был внимательным, обходительным, сладким, даже если и скрывал за своей ироничной улыбкой что-то таинственное, что притягивало меня к нему еще больше (только теперь я понимаю, что в этом взгляде скрывалась ловушка, которую он заранее расставил для меня). Мы никогда не ходили гулять вместе с большой компанией его друзей, а когда оставались наедине, я была послушна ему, он в моих глазах был богом. Я делала все, чтобы доставить ему удовольствие, была его собственностью до такой степени, что, когда он находился в состоянии наркотического опьянения, я так сильно становилась похожей на него, что вела себя точно также, как он (к счастью так было не всегда). Кроме того, я всегда позволяла ему относиться к себе, как к неполноценной девочке, страшно боялась что-то перепутать, когда он просил меня сделать то или другое. Он был доминирующей силой, которой я не могла противостать. Его эмоционально-психическую силу особенно было видно в его зловещем взгляде. И несмотря на это я не переставала его любить, потому что боялась его потерять.

            Сегодня я смотрю на него, как на единоличника, господина, у которого было все. Я же была одной из его игрушек, куклой, которая начинает смеяться, если нажмешь ей на живот (тогда я этого не понимала). Я полностью зависела от него, хотя и не признавалась себе в этом. Я нервничала, если он не звонил, беспокоилась, впадала в отчаяние, когда он не приходил на свидание. Я совершенно не хотела оправдывать его отсутствие, и всегда его обвиняла, потому что он и так держал меня в своей власти. А если он любит другую? Конечно же, у него были и другие девушки, но единственной великой любовью его жизни (если можно так выразиться) были наркотики.

            Мы уже были вместе какое-то время, когда он сказал мне об этом впервые. Я не разозлилась и не испугалась, потому что не хотела портить наших отношений. Наоборот, с той минуты мои чувства только укрепились, и его «болезнь» дала мне повод еще больше приблизиться к нему, хотелось, чтобы он стал моим и только моим. Я начала играть роль медсестры (именно так было в отношениях моей мамы с моим отцом). Он часто просил меня помочь ему, и я была счастлива, потому что чувствовала себя необходимой.

            Естественно, это касалось и секса.

            Я ощущала себя сильной, когда оставалась в тени его наркотической зависимости. Наша сексуальная активность постепенно возрастала, я все больше убеждалась, что готова на полный сексуальный контакт.

            С того момента, как он рассказал мне о своей зависимости, мне захотелось сделать для него нечто большее. Для укрепления нашего союза, и чтобы доставить ему удовольствие (теперь я понимаю, что это удовольствие было только для него) я полностью ему отдалась. Несмотря на это я чувствовала, что все же не удовлетворяю его, и брала на себя вину за наши редкие ссоры. Когда мы разговаривали, у меня вечно не хватало аргументов для дискуссий.

            В его присутствии я всегда чувствовала себя скованной, особенно когда мы оставались в темной комнате, где занимались сексом. Я боялась и чувствовала, что хочу и должна исполнять все его пожелания, а когда находила какую-нибудь отговорку, он сразу сердился. Во мне еще оставалась какая-то часть меня, которая сопротивлялась, но это была песчинка в пустыни. Причина была проста – я боялась, что он меня бросит, ведь кроме него никто не хотел со мной встречаться.

            Именно поэтому, хотя и подозревала, что он общается с другими девушками, я не ревновала. Думала, что если не стану ему ничего запрещать, будет хоть какая-то гарантия, что он не бросит меня.

            Ведь другие не были рядом с ним, когда он скатывался на дно, и я чувствовала, что необходима ему. Глубоко верила, что он захочет остаться со мной, потому что я оказываю ему необходимую помощь, как никто другой. Сегодня я понимаю, что была только его «сексуальным объектом», который он использовал, когда у него было время и желание.

            Странно, но в это время я была настоящей бунтаркой по отношению ко всему и всем, кроме него. Может быть он обладал некоей внутренней силой, которую я подсознательно чувствовала (потому что была полностью зависима от него), и не могла ей сопротивляться. Иногда, когда мы гуляли вместе с его друзьями, я видела в его взгляде укор, как будто я что-то не так сделала или сказала. Это приводило к тому, что я сразу же замыкалась в себе.

            Меня притягивала как его неряшливость и ущербность, так и то, что он был предводителем среди друзей, и последнее слово всегда было за ним. Теперь я понимаю, что он был, как сильный, так и слабый. Я очень его любила, смотрела на него, как на ангела. Однако уже в те годы это был искаженный образ ангела.

            Теперь его облик кажется мне куда более простым. Не хотелось бы осуждать, но сейчас он мне кажется тем ангелом, который восстал против Бога и оказался в аду.

            Я больше не встречаюсь с Давидом, но все еще чувствую, что он занимает место в моем сердце.

            Минуты, когда я ненавидела его, были редкими. После нашего расставания я несколько месяцев все еще надеялась, что он вернется, потом решила ему отомстить. Я больше не хотела с ним разговаривать, смотрела на него свысока, уже не уважала его, как раньше.

            Сейчас, когда прошло уже три года, благодаря терапии, я вижу, до чего довел меня этот странный образ, который я себе создала. Он все еще скрыт глубоко во мне, что проявляется в моей ущербности, в том, что я искалечила саму себя, и еще полностью не вылечилась от этого. Теперь я осознаю, что это была очередная попытка использовать мое тело.

            Когда я с ним встречалась, да и потом тоже, я оправдывала его поведение (то, что он кололся), и защищала его.

            Сегодня я уже так не думаю. Наркозависимые не заслуживают никакого одобрения своим действиям. Давид не имел надо мной никакого превосходства, ведь я во всем была более способной. Я так думаю, но не знаю, как бы я повела себя, если бы встретила его снова.

            Тогда мне было 17 лет, и даже если бы я знала, чем все закончится, все равно бы встречалась с ним.

            Сейчас я все продумала, и успокоилась. Я считаю его бессмысленным, ненужным человеком, не стоящим уважения, совершенно безответственным мужчиной.

            Давид не мог диктовать мне условий, потому что у него никогда не было никаких средств, чтобы изменить что-то, даже в самом себе. Знаю, мой союз с ним был нездоровым, и это было самое худшее, что только может возникнуть между двумя людьми.

            Я встречала его еще несколько раз, и мне всегда казалось, что он завидует моему хорошему самочувствию, которое вернулось ко мне после долгого времени, начиная с того момента, как мы с ним расстались.

            Сейчас я уже о нем не думаю, разве только после психоаналитической терапии. Странно, но всякий раз, когда я вижу кого-то, похожего на него, даже если у человека просто похожая машина, чувствую, что начинает биться сердце, как у влюбленной. Что за ирония! Это странно, потому что я больше не люблю его, он мне совершенно безразличен.

            В те годы я быстро познакомилась с его матерью. Я радовалась, ведь это означало, что я для очень важна для него, и он хочет представить меня своим родителям. Но я не успела хорошо ее узнать, и не знаю насколько верно то впечатление, которое она на меня произвела.

В первый раз я очень спешила, и не чувствовала себя свободно. Это было еще и потому, что она вела себя слишком самоуверенно, и пристально разглядывала меня с головы до ног. Меня всю трясло от ее взгляда. Со временем она узнала меня лучше, хотя мы особо не разговаривали. Она была очень приятной женщиной, давала мне почувствовать, что считает меня хорошей девушкой, подходящей для ее сына. Она делала мне комплименты, приглашала остаться у них на ночь, но я не могла принять ее приглашений, потому что дома меня ждала мама. Мама Давида считала меня серьезным человеком.

            Иногда я думала, что она даже лучше, чем моя мама, потому что у нее не было всех этих глупых деревенских убеждений, оставшихся от Средневековья.

            Мама Давида слепо доверяла своим сыновьям. Сегодня я знаю, она понимала, что происходит с Давидом, но делала вид, что нет никаких проблем. Она отдавала ему все свои деньги, которые он конечно же тратил на свои сомнительные делишки.

            По правде говоря, я не знаю, что о ней думать. Знаю только, что она человек очень хитрый, и использовала меня в своих целях, а также ради блага своего сына, потому что знала, Давид не найдет более лучшей партии. Она считала, что я выше всех его амбиций.

 

            Понедельник, 28 января 1991 год.

            Я была недовольна тем, что нужно идти ко врачу на неделю раньше, хотя изо всех сил пробовала убедить саму себя в том, что все, происходящее во время экзорцизмов, не так уж и плохо.

            Несмотря на это, после одной из таких встреч я стала чувствовать себя еще хуже, чем прежде. Весь день у меня болела голова, и боль только усиливалась. Казалось, голова сейчас взорвется. Я все больше злилась на врача, к которому меня записали на 19.00.

            С другой стороны, я знала, что не это являлось причиной головной боли. Я не понимала, почему так плохо себя чувствую. Все чаще мне приходилось спрашивать себя о состоянии моего духа, на которое я не могла повлиять, и обвинять себя в этом. Я обвиняла себя также и в своем плохом поведении. Когда ехала ко врачу, голова стала болеть еще хуже. Усилился также мой страх, моя нервозность, желудок сжал спазм. Когда я ехала, то чувствовала, что во мне что-то сильно сопротивляется, особенно не хотелось встречаться со священником.

            В таком состоянии я вела машину неуверенно, превышая скорость… как будто это была не я.

            Казалось, вместо головы у меня пустой надутый шар. Войдя в кабинет врача, очень плохо себя почувствовала. Сильно болела голова, словно в ней бились миллионы мыслей и сомнений. Хотелось уехать домой, страшно хотелось плакать.

            В кабинете находились и другие люди, но я хотела остаться одна. Чувствовала себя прижатой к стене, не было желания ни с кем разговаривать. Казалось, я не могу там никому доверять, даже врачу, который всегда мне нравился.

            Ожидала я, как всегда, находясь в нервозном состоянии. Наконец, увидела врача. Мне показалось, что вижу врага, но он смотрел на меня очень добродушно. Я не могла ничего сказать, а точнее, не хотела ничего говорить.

Я не знаю, как и о чем рассказывать, не могу посмотреть врачу в глаза. Очень боюсь, что он «высосет» меня всю, уничтожит меня (он такой большой). Но мои мысли всегда полярные (здесь мне кажется, что я разговариваю с собственной «крайностью»).

            Мне хочется одной поехать на машине на назначенное место, или поехать с доктором, с женщиной врачом и с Алексом, чтобы не нужно было ничего говорить. Всегда боюсь минуты и «своего раскрытия», но может в этот момент я слишком плохо себя чувствую, и говорить просто не в состоянии.

            Я поехала вместе с Сандро. В моей голове проносились разные мысли. Я хотела, чтобы машина сломалась, чтобы она остановилась, я думала о какой-нибудь аварии (раньше, когда я ехала из Комо в Бергамо, тоже надеялась, что со мной столкнется какая-нибудь фура).

            Приехав на место, я не хотела выходить, мне было холодно. Думаю, что тот раз был самым худшим. Я страшно боялась, испытывала сильную враждебность по отношению ко всему, что могло меня ожидать. В глазах людей я видела убийственную суровость, неумолимость и жестокую непреклонность (я очень хотела, чтобы они оставили меня в покое).

            Ожидая, я вошла в боковую часовню, там я чуть не умерла от холода и нахлынувшей злости. Потом мы все вошли в церковь. Даже не знаю, сколько там было людей, может тысяча, может две тысячи.

            Меня подвели к священнику, но мне совершенно не хотелось смотреть на него и его слушать. Я была озлоблена, хотелось убежать и спрятаться. Я сосредоточила взгляд на предполагаемом месте, куда можно убежать (за алтарь).

            Чувствовала, как деревенеют мои кости. Как только священник прикоснулся ко мне, я подскочила. Не знаю, что это было.

            Я осознавала, что происходит, хотя и не все. Чувствовала оцепенение, мне трудно было двигаться. В то же время я не прекращала вертеться. Чувствовала также ужасное одиночество, словно бы я находилась одна в темноте. Я хотела отогнать эту темноту, широко раскрывая глаза. Но все напрасно.

            Эти симптомы отличались от тех, что были на предыдущих встречах. Меня уже не трясло. Когда все закончилось, у меня раскалывалась голова, ко мне постепенно возвращалась возможность ходить. Я чувствовала, что виновата, мне было очень грустно.

            Позже, когда я осталась ненадолго одна, во время благословения врачей, плохо себя почувствовала. Кроме того, что болела голова, мне не хватало дыхания, и начались странные приступы тошноты, словно я должна была вытошнить что-то ядовитое. Я знала, что после рвоты наступит облегчение.

            Был и хороший знак. Когда врач спросил меня, как я себя чувствую после экзорцизма, я в тот момент почувствовала, что мое духовное состояние окрепло, прошел страх и вернулись силы. К сожалению такое состояние продолжалось всего около минуты.

            Возвращаясь, я ничего не говорила, хотя вернулся энтузиазм. Но меня все еще мучала головная боль. Я не поехала сразу домой, задержалась там до двух часов, потому что была страшно измучена, и даже заснула. Потом почувствовала себя лучше и поехала домой. Я очень переживала за родителей.

            Доехала я быстро. В ту пору я боялась долгой дороги, хотела добраться до дома, как можно быстрей.

 

            13/12/90 (замечания ассистентки профессора)

            Джованна: Пронзительное одиночество, внутренний голос, который побуждает к непродуманным действиям.

            20.00 Подъезжаю к дому профессора Морабито. Мы должны сразу же отправиться на встречу со священником, отвезти ему пациента с симптомами шизофрении. Его зовут Никола, он родом из Бари. У него нетипичная симптоматика, к тому же он признался, что принимал участие в гаданиях по картам таро и в спиритических сеансах.

            Когда я парковалась, увидела через окно Сандро, ассистента профессора. На нем был одет халат, сам он находился в приемной. Ситуация, надо полагать, критическая. Наверно у Николы опять приступ ярости.

            Позавчера с ним случилось нечто похожее, он бросился на свою мать, которая рассказывала нам подробности. Хотел побить или убить ее. Профессор и Сандро схватили его, и еле удержали.

            Я бегу по лестнице. Снаружи, в прихожей, ждут родственники Николы – отец, кузен, брат жены и дядя. Вхожу в приоткрытую дверь кабинета профессора, но там никого нет. Слышу его голос, думаю, что он в смежном кабинете, где пациенты ждут своей очереди. Вхожу и понимаю, что профессор закрылся со своим ассистентом, и читает вместе с ним молитвы экзорцизма. Думаю, что профессор решил прочитать в присутствии пациента молитву Леона XIII, и выбрал для этого приемную, как наиболее подходящее место, потому что там нет никаких опасных предметов.

            В прошлый раз Никола схватил большую, массивную чернильницу, а потом деревянный глобус, стоящий на столе врача, чтобы ударить свою мать. Этот акт агрессии был следствием врачебного обследования профессора. Он провел неврологические тесты на состояние беспокойства и стресса. Я заметила, что показатель прибора, который раньше поднимался выше середины шкалы, в тот момент снизился и оставался в таком состоянии несколько минут!!!

            Ожидая результатов, профессор включил маме и тёте молодого человека запись Анны. Помню, что эта девушка стала жертвой одержимости потому, что ее проклял мужчина, который хотел, чтобы она принадлежала только ему. Анна рассказывала о шокирующих событиях этого ужасного переживания, рассказывала о бесконечных проблемах и о своих чувствах. Мать Николы кивала головой, слыша некоторые высказывания девушки, и говорила, что тоже самое происходит с ее сыном. Внезапно, сразу после того, как я обратила внимание профессора на низкий показатель шкалы прибора, парень вскочил, быстро отключил прибор и бросился на свою мать.

            Потом, после того, как ему вкололи успокоительное (которое по счастью врач имел при себе, потому что знал, пациент очень агрессивен, и может угрожать его жизни. В его присутствии нельзя было чувствовать себя безопасно), парень признался, что имя сатаны возбуждает его и вызывает безудержный гнев.

            Итак, я сидела, а из-за дверей до меня доносились слова экзорцизма. Я думала о страданиях матери пациента. Внезапно услышала страшный шум, грохот упавшей мебели, женский визг и звон разбитого стекла.

            Я сразу представила себе кабинет, полный воды, подозревая, что аквариум разбился на тысячи осколков, а бедные рыбки бессильно бьются на ковре. Я открыла дверь и мне предстала самая потрясающая сцена, из всех, что я когда-либо видела.

            Молодая девушка, лет двадцати, одетая в плащ, извивалась на полу и страшно визжала! Она ползла и пыталась забраться под диван. Наконец она подняла диван и свернулась там в углу. Сандро пытался удержать ее за ноги, чтобы она не причинила себе вреда.

            Аквариум кто-то перенес в другое место, чтобы его не сбросили на пол. Вообще-то он довольно тяжелый: 80х50 см, и стоит на тяжелой, полуметровой деревянной подставке.

            Глиняная ваза с цветами лежала разбитой, везде были разбросаны осколки. Девушка кричала, визжала, пиналась, не позволяя к себе прикоснуться. Я испугалась ее взгляда. Она всматривалась в блестящий пол, засыпанный осколками, которые могли бы ее ранить. Я попыталась ее удержать, но единственным лекарством для нее оказалась святая вода. Я сделала на ее лбу небольшие знаки креста святой водой. Профессор не переставая читал: «Ради Бога живого, ради Бога истинного, ради Бога Святого перестаньте мучить человеческое существо, перестаньте вредить Церкви…».

            В какой-то момент я почти упала на пол под напором этой женщины, но профессор начал кропить ее святой водой, и она немного успокоилась. Как только он снова принялся читать очередные молитвы, ее ярость возобновилась. Джованна (так ее звали) схватила кресло, стоящее в кабинете, и стала передвигать его в угол комнаты, не вставая с пола. Профессор испугался за ее жизнь и прекратил молитву. Еще несколько раз окропил ее святой водой, благословил и наконец ее буйства прекратились. Она без сил лежала на полу. Втроем нам удалось положить ее на последнее оставшееся кресло, которое она еще не успела перевернуть.

            Джованна тряслась от холода. Это странный холод, такой оставляют в человеке некоторые демоны.

            Мы стали приводить в порядок помещение, которое выглядит так, словно через него пронеслось торнадо. Казалось, девушка двигалась, как робот. Она была доброй и милой, когда не «подключалась» к тем силам, которые в ней жили. Мы решили отвезти ее к священнику, чтобы она не ехала к нему одна. В дороге мы узнали, что все произошедшее было ничем, в сравнении с ее переживаниями. Во время сеанса психотерапии профессор в своем кабинете начал читать молитвы экзорцизма, а девушка упала на пол, ближе к стене, как колода. Она втиснулась под кушетку и стала ее переворачивать. То же самое она сделала и с другими предметами. Перевернула все: аппаратуру, столик для электроэнцефалогрфа, стол врача и т.д. Все это сопровождалось воплями и бешенством.

            Джованна призналась, что уже дважды пробовала сдерживать себя, она держалась из последних сил, но больше у нее не получилось, и наступил приступ ярости. Действительно, в кабинете профессора нужно было прочитать несколько раз слова молитвы, а когда он дошел до троекратного воззвания к Пресвятой Деве, Джованна стала кричать. Отвечая на вопросы профессора, она призналась в чем-то особенном: страх, который никогда не покидал ее, почти прошел! Она была измучена, но чувствовала себя намного уверенней.

            Я узнала, что Джованна, с которой я впервые познакомилась в тот самый день, пришла на терапию к профессору, потому что ее буквально заставила мать. Девушка неразговорчива, и довела любящих ее людей до отчаяния. У нее часто случались приступы депрессии, она рыдала, закрывалась в своей комнате и задергивала шторы.

            Кроме того, в ее округе не было ни одного большого магазина, который бы она не обокрала. Когда она поехала в США подработать няней после окончания школы, ее выслали из страны обратно домой, потому что она украла слишком много косметики в разных магазинах.

            Профессор расспрашивал ее дальше, он не хотел отступать. Но говорил с ней спокойно, деликатно, словно боялся, что она замкнется в себе, как ёж. Я сразу увидела, что ему удалось установить с ней глубокий доверительный контакт. Однако из беседы можно было понять, что где-то в глубине сердца она слышит повелительный голос: властный, решительный, громкий и требовательный.

            Оказалось, эти приказы могут быть разными, в зависимости от ситуации. Например, она слышит приказ что-то украсть, и этот приказ такой сильный, что она не может его ослушаться, ее собственная воля словно бы исчезает. Еще этот голос запрещал ей открыто беседовать с профессором. Джованна призналась, что все врачи, к которым она обращалась, а также ее близкие, не понимали ее. Только доктор Морабито стал для нее настоящей поддержкой. Внутренний голос часто становился для нее «цензором», он запрещал ей говорить профессору почти 60% того, что она хотела бы ему сказать. Голос часто велел ей уходить из дома и бесцельно бродить по улицам. Таким образом он разделял ее с близкими людьми. Голос запрещал ей ездить к профессору на сеансы терапии, и Джованна должна была приложить максимум усилий, собрать остатки своей воли, чтобы приехать к единственному человеку, который мог ей помочь.

            Это один из немногих моментов, когда ее воля может проявиться. Внутренний голос все решал за нее, и связывал ей руки. Что интересно, доктор Морабито спросил, давно ли она слышит этот голос, и чей он – мужской или женский (странно, когда я писала эти слова, меня пробила холодная дрожь). Джованна ответила, что этот голос принадлежит мужчине лет сорока-сорока пяти.

            Наконец мы приехали к священнику. Девушка стала сильно дрожать. Я увидела, как из своего кабинета нам навстречу вышел священник, как всегда, вперевалочку. Такая походка осталась у него после серьезной автоаварии.

            Меня охватило странное чувство, какой-то непонятный страх, которого я до сих пор никогда не испытывала. И это при виде священника! Я сразу припомнила свои грехи. В то утро я исповедалась и приняла Св. Причастие. Я подумала, что страх, который испытывает одержимая при виде священника, относится к тому же типу. Но я быстро поняла, что стою рядом с Джованной, нахожусь в непосредственной близости от нее, как физически, так и эмоционально. Возможно, этот страх от нее мне и передался. Да, признаюсь, я испугалась при виде священника.

Мы ждали своей очереди в большом помещении, прилегающем к его кабинету.

Джованна спокойно села рядом со священником, он возложил ей руки на голову и стал молиться. Джованна закрыла глаза и стала лихорадочно сглатывать слюну. Ее лицо сморщилось, когда она услышала слова молитвы. Вдруг она начала кричать, соскользнула на пол, заползла под диван, попробовала поднять его, несмотря на то, что на диване сидели священник и профессор. Мы хотели остановить это безумие, но священник не велел ее трогать. В то время, как Джованна изо всех сил пыталась перевернуть диван, сидящий на нем священник очень постарался, чтобы не повторилось произошедшее в кабинете профессора. Сцена была чудовищной. Бедного священника бросало по всему дивану. Несмотря на то, что он был сильным и тяжелым, его ноги подбрасывало над полом, настолько сильным было безумие девушки. Ее лицо было закрыто растрепанными волосами. Из-под них доносились вопли и стоны. Она извивалась по полу, и, видя, что Сандро смог оторвать ее от дивана, залезла под стол. Книжки и стулья разлетелись, чуть ли не под потолок. В какой-то момент она бросилась на бедного Сандро, схватила его за ноги, и попыталась свалить на пол. Священник продолжал читать молитвы, а Джованна не прекращала стонать и кричать.

Вдруг, все еще закрывая лицо, она прижалась головой к полу, и стала говорить странные вещи, разными голосами, словно три разных человека одновременно вели диалог. Я стояла рядом с ней и какое-то время мне казалось, что я понимаю о чем она говорит. Позже Сандро сказал то, что подтвердил и профессор: милое личико Джованны искажали разные омерзительные гримасы.

Невозможно описать, что переживаешь в такие минуты. Я плакала, видя, как дьявол отобрал у девушки все, что у нее было. Я спрашивала себя: «Сколько же экзорцизмов ее ожидает? Будет ли ее болезнь развиваться также, как у Анны? Понимают ли ее родители, в чем тут проблема? Насколько свободна ее воля? Осталась ли она вообще у нее?». С ней были два человека, которые, как колонны, держали все конструкцию: священник, представляющий Христа, и профессор. Последний распознал серьезную болезнь, которой она страдала, и был для нее психологической поддержкой, не потому, что понимал ее особую проблему, а, прежде всего, потому что принимал ее такой, какой она была, со всеми ее испытаниями, он поддерживал и руководил ею также в том, что касалось веры.

Свою глубокую веру человек должен проявлять не только по воскресениям и праздникам, но в каждую минуту своей повседневной жизни.

В какой-то момент священник прервал молитву, чтобы дать Джованне время успокоиться. Его взгляд был тревожным, казалось, он очень подавлен. Он в очередной раз боролся с трудной для принятия действительностью. Трудной даже для священника экзорциста, который сталкивается с подобной реальностью каждый день и уже долгое время. Словно он хотел сказать врагу, вызывающему его на поединок: «Опять ты?!». Может быть поэтому он так немногословен, ведь он сражается за душу человеческую, которую враг заставляет кричать, кататься по полу, пинаться, кусаться и страдать, оставаясь в невообразимо крепких узах.

Священник решил, что для Джованны будет лучше, если он закончит экзорцизм. Она потеряла сознание, и мы втроем уложили ее на диван. Священник, Сандро и профессор ушли в другую комнату, где их ждал Никола со своими близкими.

Джованна непрерывно звала: «мама, мама, мама!». Бедная девушка! Я аккуратно пыталась ее успокоить, унять ее тревогу. Любая женщина, услышав такое «мама», стала бы матерью для этой девушки. Есть только одна Мать, которая всегда заботится о нас. Она была с нами и тогда! Девушка тряслась так, как недавно в кабинете доктора Морабито. Постепенно ее сознание возвращалось. Я положила Розарий ей на голову, и ее лицо сразу же покраснело. Зато она моментально пришла в себя. Я видела, что раньше так поступал отец Анны, после того, как его дочь несколько раз падала в обморок после молитв профессора. Тогда не помогало ничего. Мы похлопывали ее по щекам, поднимали ей ноги, чтобы усилить кровообращение, брызгали в лицо холодной водой. Все было бесполезно, только Розарий, положенный на голову, мог привести ее в сознание.

Когда профессор закончил молиться над Николой, зашел проверить, как дела у Джованны. Она была едва живой физически, но призналась, что никогда не чувствовала себя так хорошо в душе. Страх, который вечно ее сковывал, уменьшился процентов на 70, в сравнении с тем, что было.

Джованна вернулась домой одна, она не хотела, чтобы ее отвозили.

Через какое-то время, постоянно общаясь с доктором Морабито по телефону, девушка сказала, что несколько последующих дней она хорошо себя чувствовала, а потом страх вернулся, не полностью, конечно, но довольно сильный.

В воскресение, 23-го, мы снова поехали к священнику.

Со стороны казалось, что встреча была такой же, как и в прошлый раз. Она пинала Сандро, кусала священника, визжала и пищала, стулья летели под потолок. Интересен тот факт, что сейчас девушка еще труднее поддавалась изгнанию из нее злой силы. В прошлый раз было легче. Сейчас же священник должен был несколько раз повторить молитву к Божьей Матери, и только тогда трижды смог сказать: «Изыди, сатана, создатель и мастер лжи, уступи место Христу…». Джованна поддалась, и стала кричать, толкать священника, и извиваться по полу.

Позже она сказала, что слышала эти решительные слова, повелевающие демону выйти из нее, и чувствовала ужасную силу, которая пробуждала в ней желание зла, противление Богу и стремление причинить вред окружающим.

Позже священник привел нас в церковь. Там, перед скульптурой Богородицы, он молился и благословлял людей, над которыми совершался экзорцизм. Он взял в свои руки руки Джованны, и вместе с ней прочитал молитву «Радуйся, Мария». После первых слов девушка потеряла сознание. Вообще то, она ожидала этого, и по счастью не причинила себе никакого вреда. Как правило, бесноватые не калечатся, но она, когда впервые упала с кушетки в кабинете профессора, сильно ударилась, и у нее на лбу появилась большая шишка.

Теперь же она знала, что может упасть. Еще раньше, когда она разговаривала по телефону с доктором Морабито, и он читал ей слова экзорцизма, чтобы хоть немного облегчить ее страдания, девушке становилось дурно во время разговора. Тогда профессор быстро сориентировался, и попросил ее прочитать «Радуйся, Мария». Джованна быстро пришла в себя. Когда она находилась у подножия алтаря Божьей Матери, и когда ей на голову клали Розарий, она стазу же приходила в себя.

Прошло уже 20 дней, девушка постоянно переговаривается по телефону с профессором, ждет очередных встреч со священником, очень плохо себя чувствует. Демон подстрекает ее к самоубийству, хочет, чтобы она отравилась, приняв большое количество лекарств, или вскрыла себе вены, или выбросилась из окна. Профессор, разумеется, поддерживает ее психологически, и убеждает родителей ни в коем случае не оставлять ее одну, всегда находиться рядом.

            Вся серьезность ситуации в том, что девушка не имеет ни воли, ни силы для сопротивления. Она призналась, что готова согласиться на многие искушения. Она подвержена столь сильным страданиям, что немного нужно, чтобы дошло до трагедии.

            Помню, родители Анны даже поставили решетки в окна, чтобы не допустить самоубийства дочери. Она могла бы выброситься в окно, если б родители хоть на минуту перестали следить за ней.

            Анна также хотела вскрыть себе вены, но ее спасла довольно странная мысль. Она боялась, что попытка не удастся, ее спасут и будут обследовать, в том числе проверят, не заразилась ли она СПИДом. Именно это произошло с одной ее родственницей!

            Заканчивая свой рассказ о Джованне, приведу комментарий одного врача из университета: «Ничто не сможет заменить для нее экзорцизмов. Она должна пройти через них, чтобы избавиться от всех сомнений и всего непонятного, что создает человеческий разум в связи с этими явлениями».

            Я благодарю Джованну, отношусь серьезно и с уважением ко всему, что она пережила. Благодарю ее за то, что она дала мне возможность познать Божье величие также и в этом аспекте.

 

            Воскресение,20 января 1991 г. (из дневника Джованны)

            Я не думала, что со мной может что-то произойти, но это случилось в воскресение, и совершенно неожиданно для меня.

            Я не понимала, почему мне так неотвратимо хочется войти в церковь. Мне хотелось бежать от регулярно совершающегося ритуала, но, к сожалению, эти стервятники неустанно следили за мной.

            ПОЧЕМУ В ЦЕРКОВЬ?

            Я села рядом со священником, и стала мрачно рассматривать всё и всех. Я следила за теми, кто был рядом, кто сидел за мной, впереди меня, но, прежде всего, всматривалась в того, кто делал все, чтобы поймать меня за руку, чтобы приблизиться ко мне. НИКТО НЕ МОЖЕТ КО МНЕ ПРИКАСАТЬСЯ! Ненавижу, когда кто-то так делает. Он хочет только обмануть меня.

            Кроме всех этих мыслей (и напряженной слежки за его правым карманом, в котором он прятал святую воду), я не очень боялась, знала, что справлюсь и не поддамся. Я казалась спокойной, хотя его близость доводила меня до безумия.

            Он стал говорить, а я смотрела на его карман. Вдруг он одним движением вылил воду мне на голову.

            Нет! Я не хотела этого! Какая-то сила заставила меня оттолкнуть его. Я уже ничего не понимала и не видела, словно теряла чувства одно за другим.

            Я УЖЕ НЕ МОГЛА ДУМАТЬ, и реагировать определенным образом. Я лишь частично осознавала происходящее, и не имела ни малейшего понятия, где нахожусь.

            ВОКРУГ БЫЛА АБСОЛЮТНАЯ ТЬМА. Однако события разворачивались не так, как в прошлый раз, потому что я уже ничего не чувствовала ни в животе, ни в голове. Мне хотелось только выплюнуть изо рта что-то, что не МОГЛО выйти.

            Когда я очнулась, страшно болела голова. Потом почувствовала себя немного лучше, но все же была страшно измучена. Я ВПЕРВЫЕ ЧУВСТВОВАЛА НЕТЧО ПОХОЖЕЕ и повторяла, что НЕ ДОЛЖНА уже никому ничего разрешать.

            Несмотря на это, лишь только я вышла из комнаты, меня охватило прекрасное чувство. Солнце освещало золотыми лучами прилегающий к церкви садик, казалось, он выглядит, как в сказке. Потом, на какое-то мгновение я почувствовала, что я снова маленькая, невинная и счастливая девочка, которая радуется каждой мелочи, совершенно незначительной для взрослых людей.

 

            Февраль 1991 г. (из дневника Джованны)

            Вся неделя прошла хорошо. Хорошо, это значит, я чувствовала, что живу, была активной, более счастливой, чем прежде, и мне казалось, я уже не должна никого ни о чем спрашивать. Могу сама принимать решения, и точка. Однако, несмотря на помощь семьи, остается проблема, и она может уничтожить этот прекрасный мир, который я смогла для себя создать. Все было отнюдь не безоблачно. Меня преследовали сильные искушения и непонятные мысли. Некоторые из них трудно контролировать (воровство), другие все же удается (пища и секс). Я могу владеть собой, если речь идет о самоубийстве, или об отношениях с любящими меня людьми и т.д. В любом случае, в понедельник я была совершенно спокойна, по крайней мере до тех пор, пока не осталась дома одна.

            Так всегда, я жду удобного момента, чтобы сделать что-то недозволенное или аморальное. Всякий раз, когда моя мама уходит из дома, я умоляюще смотрю на нее, прошу, чтобы не оставляла меня одну, а когда она предлагает мне идти вместе с ней, я, вопреки собственной воле, отказываюсь. Отказываюсь, а сама очень боюсь. Иногда она настаивает, а я нервничаю и начинаю ей грубить, даже если очень хочу пойти вместе с ней. С другой стороны, когда я выхожу из дома, мне сразу же хочется вернуться и остаться в одиночестве. Тогда я слышу внутренний голос, который говорит: «Видишь, теперь, когда мы остались одни, мы можем поразвлечься». Сейчас такое бывает все реже, и я чувствую себя все более уверенной в своих решениях. Мне уже удается заставить себя сделать что-нибудь (как было на прошлой неделе). Сегодня я осталась одна на три с половиной часа. Я стала очень нервной, и ела без удержу. Мне казалось, я сойду с ума, потому что я прикладывала максимум усилий, чтобы только этого не делать. Несколько раз я сильно расплакалась, чувствовала себя очень плохо физически и психически. Сегодня я делала это несознательно, поэтому не плакала (когда я осознаю, что делаю, не могу удержаться от слез).

            Когда наконец вернулась моя мама, все пришло в норму, словно бы ничего и не было. Сегодня я не думала о том, что будет вечером, и когда ехала в Бергамо, старалась хоть немного отвлечься и не нервничать. Физически чувствовала себя хорошо, если не считать легкую головную боль. Я вела машину уверенно, то увеличивая, то снижая скорость. Когда доехала, уже не хотела остаться в машине, вышла, и сразу же обратила внимание на какую-то девушку, к которой мгновенно почувствовала антипатию. Эта антипатия быстро переросла в звериную ненависть. Я не могла выносить того, что она находится там и что-то говорит мне. И несмотря на это, я любой ценой хотела оказаться с ней в одной комнате.

            Когда я узнала, что она хочет ехать с нами, мне захотелось убежать. И тут я увидела доктора. Сначала я почувствовала радость при виде его, но через минуту радость сменилась безразличием (хотелось его игнорировать). Когда я ехала в Bresci, пыталась узнать, будет ли там также эта девушка. Когда оказалось, что ее там не будет, я разочаровалась, и мне захотелось поговорить. Приехав на место, мы сразу же встретились со священником. О Боже! Как же мне не хотелось его видеть! Его показная доброжелательность, его заинтересованность мной слишком болезненны для меня, они раздирают меня пополам. Мы вошли в церковь, и начался уже известный мне ритуал. Я была уверена в себе, и в том, что смогу себя контролировать. По правде говоря, святая вода мучает меня больше всего, я ужасно боюсь, что она меня коснется.

            Я почувствовала, что мое тело деревенеет, ужасно заболела голова, меня охватила сильная усталость. Рядом были доктор и священник. Хотя я вначале чувствовала к нему отвращение, в тот момент я поняла, что должна находиться рядом с ним, и открыться прикосновениям его ладони, когда он молится за меня. Мне удалось это сделать, я на мгновение почувствовала сильное тепло. Когда мы пошли в его кабинет, между нами еще стояла ледяная стена. Я пыталась посмотреть ему в глаза, поговорить с ним, но еще не была к этому готова. Чувствовала себя лучше (не знаю, как это было возможно), хотя и была обессилена (всю обратную дорогу я проспала).

            Однако я не сказала им, что могу почти полностью контролировать силу, которая на меня воздействует.

            Другое замечание: Луиджи «заразился» от доктора Морабито, и теперь должен учиться владеть своими чувствами.

 

            Джованна (отрывок из дневника)

            P.S. В четверг, 31 января, я пошла в бар, потом на дискотеку. Там плохо себя почувствовала, мне было холодно. Я бессмысленно смотрела в пустое пространство, совершенно не замечая окружающих меня людей, и не понимая, где нахожусь. Я была полностью дезориентирована, внутри меня была пустота, в голове, словно надули шар. Ничего не говоря, я ушла.

 

            23 марта 1991 г.

            Эта неделя была наполнена страданиями, как я уже говорила по телефону. Страданиями физическими и духовными. Они не прекращались, болела голова, словно ее стискивал обруч, и эта боль не давала мне открыть глаза. Это привело меня к потере равновесия, как физического, так и умственного. Голова кружилась так, что я не могла стоять на ногах, темнело в глазах, и я ничего не могла сделать. Взгляд туманился, все застилала мгла, казалось, я окосела.

            Когда я возвращаюсь домой, то сразу ложусь спать, мне ничего не хочется делать. Меня также мучает живот: кажется, что внутри надутый шар. Я выпускаю смрад тухлых яиц. Какая гадость!

            Внутри меня тьма, я стала замыкаться в себе. Никого уже не люблю, все мне кажутся чужими, меня душит их хорошее настроение, мне все надоели. Больше всего я не выношу, и даже ненавижу моего отца. Эти чувства становятся ощутимыми. Моя мать также доводит меня до безумия, и в такие минуты мне хочется бежать из дома. Сейчас еще больше, чем когда-либо. Это потому, что родители оказывают на меня большое давление. Я сказала им, что они держат меня в неволе, и буквально доводят меня до бешенства. Я уже не говорю о постоянных ссорах, которые в последнее время стали очень частыми. Я не выношу их.

            Кроме того, на работе тоже все не так гладко, и здоровье день ото дня хуже. Возникают и другие проблемы с моими родителями, но здесь я должна прерваться, потому что мне нужно идти на работу.

Передаю всем привет.

Джованна.

 

Случай тринадцатый – любовное заклятие: Анна

            Случай Анны самый страшный, с которым я только когда-либо встречался. Я хорошо ее знал. Она приехала ко мне вместе со своей матерью. Болезнь почти полностью унесла ее жизнь. После прописанного мной лечения, она снова обрела здоровье. До меня она посещала многих известных ученых Милана, но все напрасно.

            Девушка занимала должность главного администратора процветающей мебельной фирмы.

            Однажды один мужчина, бывший клиент ее отца, продавец мебели, влюбился в нее и захотел с ней переспать.

            Как мне описали, этому мужчине было 40 лет, но выглядел он намного моложе, и не упускал случая соблазнить девушку. Он ходил с ней на свидания, они вместе обедали, он уговаривал ее бросить своего жениха. Все началось на дискотеке, куда девушка ходила вместе с подругами, и где мужчина подстерегал ее.

            Однажды на дискотеке она почувствовала укол в ягодицу, и побежала в туалет посмотреть, не вкололи ли ей наркотики. Позже, когда она спала в доме у свое тети, около двух часов ночи, почувствовала укол, который, который, как потом она описывала, был похож на прикосновение раскаленного железа. Он пронзил ее от подошвы до самого темени. В ту же минуту она почувствовала ужасное одиночество, несмотря на то, что рядом была ее тетя.

            Часто наведенное проклятие или порчу люди чувствуют именно, как вколотую им в тело булавку или спицу, и эта спица пронизывает их виски, пронизывает голову от самого мозга до сердца.

            Сначала я скептически относился к таким описаниям. Но потом вынужден был признать их правдивыми, если рассматривать их с психологической стороны. Разные девушки, совершенно незнакомые друг с другом, описывали одни и те же симптомы: чувство одиночества, суицидальные мысли, необъяснимый страх, резкие перемены настроения (очевидные для врача, который уже знает, что это такое), отвращение к молитве (хотя раньше человек ходил по воскресениям на Св. Мессу), и тот факт, что человек становился неспособен даже войти в церковь, произнести имя Иисуса, или хотя бы прочитать его на бумаге, также, как и имя Пресвятой Девы Марии.

            Девушка начала страшно богохульствовать, грязно выражаться, чего раньше за ней не наблюдалось, ведь она работала в серьезной фирме, среди образованных и хорошо воспитанных людей.

            После того, как на нее навели порчу, с ней стало происходить что-то невероятное. Однажды вечером, когда она ложилась спать, почувствовала рядом с собой чье-то присутствие, словно кто-то лежал рядом с ней на кровати и скрипел пружинным матрасом. Она слышала, как открываются двери, но никого за ними не видела. Слышала громкое сопение у себя в кровати.

            О подобных явлениях мне рассказывал раньше один знакомый журналист, который писал о дьяволе. Он также упоминал об одном странном явлении: его одеяло несколько раз слетало с кровати на пол, а потом возвращалось на прежнее место.

            По ночам девушка чувствовала присутствие демона, и тряслась от страха, а когда ее отец пытался ее успокоить и ободрить, она отреагировала внезапным изменением настроения, словно в ней проснулась другая личность, и ее страх сменился бесстыдством и желанием кого-нибудь убить. Позже она говорила мне, что убила бы своих родителей, если бы они на ночь не запирали ее в комнате.

            Странные явления сопровождали ее попытки самоубийства, когда она вела машину, закрыв глаза, и с максимальной скоростью.

            Мне рассказывали, что всякий раз, когда она проходила мимо церкви и видела, как оттуда выходят верующие, впадала в транс и начинала страшно кричать, проклиная верных Богу людей. То же самое с ней происходило, когда она слышала колокольный звон. Когда Анна проезжала вместе с братом мимо церкви, впадала в транс, сопровождавшийся безумием и криком. Однажды одна женщина, выходящая из церкви, так испугалась, увидев ее реакцию, что выронила из рук сумку.

            Одно можно сказать с уверенностью – если бы ее не держали во время молитвы экзорцизма, она наверно перевернула бы комнату вверх дном. Даже если рядом с ней кто-то молился мысленно, она начинала страшно нервничать и все разбрасывать.

            Если она должна ответить мне на вопрос, а я мысленно молюсь в это время, она путается, и не может ничего толком ответить.

            Я уверен, что молитвы католиков также воздействуют на демонов, которые, слыша их, становятся как будто «замороженными», и не могут причинить зла, ведь молитва – это разговор с Богом.

            В течение года над Анной еженедельно совершались экзорцизмы. Над ней молились епископы и священники, и только теперь начинается ее выздоровление. Она уже может произнесли некоторые молитвы, однако еще не в состоянии прочитать молитвы к Драгоценной Крови Христа. И хотя я произношу слова, а ей остается только их повторить, она не может сделать даже этого.

            Это является явным доказательством того, что вера, которую регулярно исповедуют и практикуют, приносит плоды. Если веры не станет, можно стать жертвой безжалостных бестий. Каждый католик должен приучиться и привыкнуть к непрестанной молитве, к регулярному принятию таинств, ведь они предписаны нам нашим Небесным Врачом. Так прописывают витамины для профилактики заболеваний. Не надо ждать, когда на вас нападут. Действия дьявола точно вписаны в контекст жизни общества, и ошибаются те, кто не верят в эту действительность.

            Правда такова, что священники, благодаря своему образу жизни, находятся в большей безопасности, чем миряне, которые, даже если бодрствуют, не могут считать себя полностью огражденными от зла. Иногда единственным спасением для них является постоянное напоминание, обучение и предостережение от коварного действия дьявола.

            Разве не об этом писал св. Петр в своем Послании? «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостаньте ему твердою верою» (1Петра 5,8-9).

            Эта девушка видела дьявола в образе пса, огромного, без шерсти, сильного, с лапами льва, и эти лапы были обращены внутрь, словно выкручены.

            Она сама, во время экзорцизма, переживала странные метаморфозы: иногда казалась сгорбленной старушкой, иногда бегала, а ее ноги непостижимым образом были выкручены, стопами внутрь. Иногда она выпячивала нижнюю челюсть, что невозможно объяснить анатомически. Это происходило с ней всякий раз, когда она находилась вблизи церквей, или когда за нее начинали молиться. Если человек молился в ее присутствии, она с ненавистью смотрела на него, осыпала страшными проклятиями, пыталась перекричать его, повторяя отвратительные богохульства и оскорбления.

            Смотря на одержимых, удивляешься, насколько бессмысленны люди, которые могли бы молиться, но почему-то не делают этого. Ведь Иисус Сам сказал: «Еще на малое время свет есть с вами. Ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света» (Иоанн. 12,35-36)!

            Анна (запись наблюдения одной из моих ассистенток)

            …странно, но я не смогла договориться с профессором о встрече. Решила просто поехать к нему.

            Позвонила ему из телефонной будки, рядом с его домом. Он ответил, попросил подождать в машине. Это прозвучало настолько подозрительно, что я решила еще раз позвонить ему и спросила, не случилось ли с ним чего, не возникли ли проблемы. Он еще раз взял трубку, и сказал, что работает. Снова попросил подождать. Если бы не огромное уважение, с которым я к нему отношусь, и не убежденность в том, что каждое его дело совершается ради блага ближнего, я бы повернулась, и уехала домой.

            Я долго ждала, наконец, он пригласил меня подняться к нему и подождать в холле. С ним была Розанна, 22-23-х летняя красивая девушка, вместе со своими родителями.

            … она начала беседу с профессором, и тот сразу же заметил симптомы «болезни». Он не только поставил диагноз «одержимость», но и отметил всю серьезность ее состояния, прежде чем встретиться с экзорцистом.

            Врач вернулся к телефонному разговору недельной давности, и сказал: «Пожалуйста, расскажите о последнем визите к господину Х» (этот г-н Х и навел порчу на девушку, порча же, в свою очередь, привела к страшной одержимости). Анна (Розанна) ответила: «В последнее время я ездила к нему очень часто. Раньше он приезжал раз в год, а теперь бывает здесь почти каждый месяц. С ним всегда разные люди, они довольно подозрительно выглядят, и заинтересованы не столько продукцией, которую мы продаем, сколько моей особой. Они очень беспокоят меня, я стараюсь не оставаться с ними наедине, и не смотреть им в глаза. Бывает, мой брат предупреждает меня о том, что приехал г-н Х, и я успеваю уйти раньше. Но в последний раз он появился совершенно неожиданно, я не рассчитывала, что он приедет, и не смогла убежать! Он все чаще приезжает к нам в фирму.

            Вскоре, после его приезда, я почувствовала, как какая-то спица длинной с карандаш, болезненно впилась в мой левый висок, смешала все мысли, так, что мой брат, увидев, как я побледнела, спросил меня, что со мной случилось. Он даже спросил, не напилась ли я. Г-н Х вначале приходил только для того, чтобы рассказать, как он женился: не по любви, а по расчету. После свадьбы он так и остался повесой. Я отвечала на его ухаживания очень сухо и решительно, стараясь его пристыдить. Он женат, и у него ребенок! Он вызывал у меня только отвращение.

            Г-ну Х 35 лет, сегодня он уже вдовец, так как жена умерла от рака. Анна, рассказывая об этом, поморщилась, и посмотрела на мать, ища поддержки. Факты заставляют усомниться в истинной причине болезни и смерти его жены.

            Далее Анна рассказала, что каждый раз, когда она видела его, он делал ей разные предложения, а однажды сказал, что был у колдуньи, и та гарантировала, что девушка никогда не выйдет замуж за своего жениха.

            …впервые я почувствовала, как меня кто-то уколол иглой, пять лет назад, когда я была на дискотеке. Он тоже там был. Я почувствовала внутримышечный укол, и мне было так больно, что я испугалась, как бы кто не вколол мне наркотиков. Боль мучала меня весь тот вечер. Подруги даже захотели помочь мне, настолько у меня все болело.

            Со временем мне стало казаться, что мое посещение церкви мешает каким-то образом моему отцу, которого я очень люблю. Всякий раз, когда я возвращалась со службы, он ругался, поэтому я решила больше не ходить туда.

            В последний раз я была на Св. Мессе в позапрошлом году на Рождество. Тогда же в последний раз исповедалась и приняла Св. Причастие. Как видно, последние два года мне было очень плохо…. До сих пор в моей жизни происходят странные явления. В праздник Божьей Матери Лурдской я сладко спала. Вдруг меня словно током ударило с головы до пятки на левой ноге. Я проснулась от боли, была вся мокрой от пота. Меня охватил ужас, я настолько испугалась, что пошла в комнату, где спала моя тетя. Я крепко прижалась к ней, слыша биение ее сердца. Если бы можно было прижаться к ней еще теснее, я бы сделала это. Я сразу подумала, что причина этого явления могла быть только одна. Что-то подсказывало мне, что нужно обратиться к священнику с просьбой об экзорцизме. Если бы я это сделала, во мне бы проявилось нечто могущественное, что повлияло бы не только на меня, но и на членов моей семьи.

            (Анна уже знала священника, так как ее мать однажды заболела, и ее вылечил профессор Морабито. Тогда тоже пришлось обратиться к священнику для особого благословения. Поэтому девушка знала этого святого отца, знала, что он избавляет от одержимости)

            Часто, смотря в зеркало, я думала, что вижу лицо чужого человека, и чувствовала, что делаю макияж другой женщине.

            Мой папа и мой жених не позволяли мне больше садиться за руль, потому что я вела машину непредсказуемо, бешено, рискуя свой жизнью, и жизнью пассажиров. Мне хотелось спровоцировать автоаварию, я разгонялась, а потом внезапно тормозила, чтобы только врезаться в кого-нибудь.

            В разговорах с моим парнем Джулиано не было ни планов, ни перспектив. Я повторяла, что скоро умру, что у нас не будет детей, что моя жизнь закончена.

            Два месяца назад, после обеда, около 17.00 я почувствовала, как две длинные, тонкие спицы вонзаются в мое сердце, и причиняют мне огромную боль. Со мной была моя мама, которая пыталась убедить меня, что мне больно из-за того, что я слишком долго просидела, согнувшись, за столом. Я не стала спорить, хотя была уверенна, причина этой боли совершенно другая.

            Позже, около двух часов ночи, я проснулась от сильной головной боли: чувствовала, как тонкая, длинная спица пронзает мне голову. Наутро парикмахер не смог даже причесать меня как следует, потому что та часть головы еще очень долго болела. Когда я вошла в свою комнату, почувствовала, что там находятся какие-то странные сущности, а вечером, когда ложилась спать, моя кровать затряслась подо мной, как будто кто-то вставал или ложился на нее. Это повторилось несколько раз.

            В голове появились странные образы. Например, я видела большого пса, высокого, выше метра, и длинного. Лапы у него были, как у льва, голова повернута в сторону, и я не могла ее рассмотреть.

            Последнее очень странное явление произошло ночью, когда я проснулась, села на край кровати, как лунатик, и кивая, бормотала что-то на непонятном языке, которого никогда не знала, словно отвечала на какие-то вопросы. Это был не французский, и не латынь.

            (Анна попыталась объяснить, о чем речь, но у нее не получилось).

            Позже я окончательно проснулась и задумалась: что же я такого делаю, просыпаясь после крепкого сна?

            Со временем очередные болезненные уколы привели к тому, что моя реакция во время экзорцизмов становилась все более агрессивной и непредсказуемой. Я пинаюсь во время экзорцизмов, кричу, но это еще не все. Я кидаюсь на бедного священника, даю ему понять, что я сильнее, угрожаю убить его, откусить ему голову, вырвать у него желудок.

            В последний раз я попыталась укусить его в живот, и отцепилась только, когда он окропил меня святой водой. Разумеется, я вопила и тянула его за сутану. Через минуту ему удалось освободиться от меня.

            Мне необходимо несколько секунд, чтобы понять, что вода, которую он использует, освящена. Я не могу этого объяснить, но чувствую к ней отвращение! И начинаю вырываться, лишь только она коснется меня. Я узнаю ее по запаху, и не могу опустить в нее руку, даже когда меня держит мой папа.

            Между мыслью и делом разница в несколько секунд. Когда священник использует воду и благословляет меня, я начинаю кричать, проклинать, богохульствовать, оскорблять, плевать ему в лицо, пинаться ногами, и пытаюсь взобраться на подоконник. Священник использует святую воду, как средство защиты от меня и моего убийственного безумия.

            Моих родителей удивляет тот факт, что я надежно прячу все священные предметы, такие, как иконы и четки. Скульптуры Этого (она имеет в виду Христа, но не может произнести Его имени) я не трогаю, только отворачиваюсь, чтобы не смотреть на Него. Он раздражает меня.

            Моя мама всегда кропит мою кровать святой водой. Она что-то сделала с моей подушкой, и я не могу уже на ней спать (мама вложила в подушку медальон Божьей Матери). Если я случайно натыкаюсь на какую-нибудь икону, сразу нервничаю и ухожу. Даже если я ее не вижу, всегда очень хорошо знаю, где она находится.

            Когда я одела на себя медальон Пресвятой Девы Марии, вся покраснела. То же самое случалось, когда я ездила к священнику.

            Однажды, когда я одела ошейник (она хотела сказать освященный священником Розарий), мой палец зацепился за него, как крючок.

            Иконы Матери Божьей пугают меня (здесь Анна также не произносит имени Марии), я вижу Ее распухшие губы, как будто это губы обезьяны. Портрет папа Иоанна XXIII кажется мне мрачным и угрюмым, а его улыбка превращается в ужасную гримасу, глаза наливаются кровью, и он грозит мне пальцем.

            И еще одно: когда мои родители рассуждают друг с другом о том, что со мной происходит, и что делать дальше, я, хотя и не нахожусь рядом с ними, чтобы слышать их разговор, но могу слово в слово повторить то, что они сказали.

            Однажды я поняла, насколько сверхъестественно подобное явление. Ко мне тогда пришла моя подруга, и я сказала ей, что знаю о том, как она несколько минут назад мерила свадебное платье. А ведь никто, абсолютно никто не знал об этом, кроме нее самой и ее портнихи. (Через минуту Анна начинает сомневаться, о чем она говорила: о доме или о платье, но мама, присутствующая при нашем разговоре, напомнила ей, как все было) Подруга удивилась настолько, что почти лишилась чувств.

            Анна замолкла.

            Профессор начал молиться и у Анны сразу изменилось настроение, словно это был уже другой человек. Она сказала: «Не начинай этого брюзжания! Всякий раз, когда я выхожу отсюда, чувствую себя измученной до предела!». Профессор невозмутимо продолжал молиться, говоря: «Пресвятая Кровь Христова…». Анна перебила его: «Мне жаль, но я должна сказать, что, когда Вы молитесь, я думаю: шел бы ты на…».

            Профессор громко сказал: «Господи Иисусе Христе, смилуйся над Анной, бедной грешницей, и надо мной, бедным грешником!». Анна снова его перебила, и сказал: «Это Вы грешник, а я никакая не грешница!».

            Доктор начал читать молитву Леона XIII, экзорцизм, и цвет лица Анны изменился. Она сильно покраснела, стала зевать, ей стало жарко, девушка начала нервничать.

            Профессор посоветовал ей: «Ты должна постараться, ты сама это хорошо знаешь. Убедилась в этом, видя, как твоя мать выздоровела после моего лечения. А ведь это произошло, потому что она позволила помочь себе, по крайней мере, она повторяла слова молитвы!». Анна ответила: «Нет! Я не могу молиться! Не могу произнести этих слов! У меня ничего не получится!». Профессор Морабито подал девушке листок, на котором было написано «Иисус», и сказал: «Попробуй это прочитать». Анна сказала: «Да, я прочитала, только произнести не могу!». «Хорошо, это уже шаг вперед, попробуй держать этот листок у себя перед глазами весь день, а сейчас попробуй прочитать по слогам» – попросил врач. Анна ответила: «и-у-и-с». Врач спросил ее: «Какая буква первая?», и она ответила: «”С”, а последняя ”И”. Нет, я не могу произнести Его имени, говорю просто “Он”, но вместо того, чтобы призывать Его, обращаюсь к дьяволу. Со мной уже такое было, и не раз». Профессор спросил: «Когда это началось? При каких обстоятельствах? Сколько раз это повторялось, и что было потом?». Анна ответила: «Когда переживала особо мрачные минуты, но это ни на что особо не повлияло». Профессор попросил: «Теперь прочитай, что тут написано: “Abba”, “Teotokos”. Девушка помрачнела, рассеянно посмотрела на листок, покрутила его и согнулась в кресле. Казалось, она искала куда сбежать, словно старое кресло могло послужить ей убежищем. Она все твердила: «Нет, нет, я не прочитаю этого, я не доверяю Вам, наверно, это одно из Ваших спецзаданий». Профессор усмехнулся: «Я что, объясняюсь тебе в любви или обнимаю тебя? Пусть твой папа посмотрит, что здесь написано», и показал родителям девушки бумагу. Те спокойно прочитали. Анна, после того, как ее мать закончила читать слова, вроде бы немного расслабилась, тоже попробовала прочитать, но вдруг посмотрела куда-то в сторону, затрясла головой и сказала: «Нет, нет, я этого не прочитаю!».

            Врач громко произнес: «Пресвятая Матерь, соделай, дабы Сын Твой стал моим Отцом!», и добавил: «Эти слова записаны на арамейском языке и на древнегреческом. Им почти две тысячи лет. Видите, она поняла значение этих слов. Если бы не поняла, то прочитала бы их, как и вы».

            Потом доктор показал ей книгу Откровения. Анна узнала демона. Она и сама нарисовала его, а потом передала листок профессору, сказав, что для нее это обычные рисунки, которые она рисовала машинально, никогда не видя их раньше. Профессор спросил: «Как ты думаешь, чародеи и сатанисты будут спасены?». Анна ответила: «Нет, они осуждены навеки, для них нет спасения. Демон ничего не делает, если его не поддерживают люди, такие, как колдуны, гадалки и им подобные. Они всегда действуют сознательно!».

            Когда ей показали фото человека, которого она раньше никогда не видела, она сказала: «Этот человек даже не думает пойти в церковь. У него пустое сердце, там уже ничего нет. Если даже я чувствую, что пуста лишь наполовину, то он совершенно пуст».

            Сравнивая его с фотографией другого человека, она сказала: «Да, он пустой. Эту пустоту заполняет кто-то другой, и это демон!». Девушка говорила загадками. Она продолжала: «Если его жена еще не поняла, то только потому, что он хорошо скрывает себя, и убеждает ее, что она сумасшедшая».

            На этом беседа закончилась. Анна ушла, оставив после себя смесь непонятных впечатлений и сильного беспокойства, которое не прекращалось ни днем ни ночью. Только усиленная и непрестанная молитва принесла успокоение.

            Анна периодически приезжает к профессору на терапию, но прошло уже несколько месяцев с последней встречи, свидетелем которой я стала. Этот случай очень интересен для меня, ведь я ездила с ней на первую встречу со священником. Тогда нас сопровождал мой жених.

            Парень, который ездил к священнику вместе с Анной, буквально онемел от всех этих чудовищных сцен. Анна, как оказалось, тоже. Она не верила в то, что видела собственными глазами, и слышала своими ушами, не верила в реальность, происходившую вокруг нее. Она была так убеждена в своей правоте, что даже хотела отозвать профессора в сторону и заставить его признаться, что все, произошедшее с ней лишь плод ее воображения или результат внушений!

            Но разве это могло быть плодом воображения?! Разве могли быть результатом внушений все эти немыслимые вопли, когда священник, вместо святой воды взял освященный елей, чтобы ее благословить?! А все ее богохульства и проклятия в адрес Божьей Матери и нашего Господа Иисуса Христа?! Разве под влиянием внушений она пинала священника и вырывалась с такой силой, что ее отец с трудом удерживал ее, чтобы она не убежала из кабинета?

            Нужно понимать, что одержимый человек, или тот, на кого навели порчу, или тот, кто живет в «проклятом» месте, не осознает, в какой ситуации он оказался. Он пытается рационально объяснить все явления, найти причину в повседневных проблемах, а иногда его объяснения совершенно абсурдны, как мы видим у Анны. Только квалифицированные эксперты, такие, как профессор, могут помочь ей поверить в себя и распознать истинную причину ее переживаний.

            Анна вошла в кабинет вместе с родителями. Она была одета во все черное, лицо мрачное. Профессор уже приготовился: окропил все святой водой, использовал также везде, где только можно, и в кабинете, и в холле, освященные соль и елей, а также ладан. У профессора есть при себе реликвии, еще он записал «чудотворные» молитвы, которые на одной из встреч девушка порвала в клочья. Слева на столе у него стояла прекрасная икона Божьей Матери, а справа икона Христа. Он слушал Радио «Мария», где минуту назад закончили читать Розарий.

            Анна все это предвидела. Она говорила своим родителям, что профессор готовится. Через минуту она назвала все это «скандальной фортификацией», заявила, что у профессора слева стоит обезьяна, а справа козел. Доктор Морабито спросил родителей Анны, не случилось ли еще что-нибудь за последнее время? Мать ответила, что Анна потеряла аппетит, ела очень мало. А так, вроде все нормально. Она работает, руководит фирмой, ведет дела…. Отец Анны добавил: «Вчера, когда мы были в гостях у брата (монаха экзорциста, там, куда священник и епископ приезжают помогать), у Анны изменился голос. Сначала она говорила, как 3-4-х летняя девочка, а потом стала говорить низким, грубым голосом, как какое-то чудище. Кроме того, в прошлый вторник, мы ездили к священнику, и он вынужден был отойти от нее, когда она стала проявлять уже известное нам безумие. Она билась головой и кричала: «Эй ты, скотина, я не желаю выходить!» (следует помнить, что одержимые не могут оскорбить дьявола, не могут сказать, например, “проклятый дьявол”, не могут даже слышать таких слов, поэтому они бросаются на любого, кто их произносит). Отец Анны продолжал: «Священник, впервые увидев Анну в таком состоянии, подошел, взял ее за руку, и…». Тут Анна начала рассказывать, что было дальше, хотя до этой минуты она молчала, и ничего не говорила с самого начала встречи. «Да, именно так, священник взял меня за руку, и Я ХОТЕЛА, ЧТОБЫ ОН ПОМОГ МНЕ, НО СРАЗУ ЖЕ КАКОЙ-ТО ДРУГОЙ ГОЛОС СКАЗАЛ: “ЭЙ ТЫ, СКОТИНА, Я НЕ ЖЕЛАЮ ВЫХОДИТЬ”, И КРИКНУЛ: “ЗАТКНИСЬ, ШЛЮХА!”.

            Сам тот факт, что Анна не оттолкнула ладонь священника, когда он взял ее за руку, и не убежала как всегда, от страха, который охватывает ее в подобных случаях, но была в состоянии проявить волю и принять помощь священника, стоящего рядом, уже является большим шагом вперед. Это означает, что мы на пути к исцелению!!! Врач сказал бы, что организм начинает отвечать, и понемногу реагировать.

            Анна боится священного, не может даже произнести слова ИИСУС. У нее не получается. Только с нечеловеческим усилием, держа за руки своих родителей, и черпая силы в их молитвах, как бы не своим голосом, и полностью сосредоточившись, она может произнести по слогам слова: «ИИСУС, ПОМОГИ МНЕ!» (до сегодняшнего дня она могла произнести эти слова, даже трижды, и по собственной воле. Никто ее не заставлял!). Во время встречи профессор неустанно молился: «Господи, помоги!», «Драгоценная Кровь Христа, излейся вокруг меня оборонительным валом», «Иисус и Мария, спасите душу!». Анна в ответ кричала на профессора: «Проклятая бестия, если ты не прекратишь, я ничего тебе больше не скажу!!! Сгинь, сгинь, сгинь! Если не заткнешься, запущу в тебя сумкой!». Профессор же молился, чтобы защититься от нее, а не для того, чтобы с ней бороться. Однако она этого не понимала, и молитвы страшно раздражали ее. В какой-то момент, когда профессор Морабито читал одну сильную молитву, Анна схватила деревянную фигурку ангела, стоящую на столе, и попыталась ударить ею профессора. К счастью ее родители схватили ее, иначе она разбила бы несчастного ангелочка на куски. Ее отец был удивлен такой быстрой и неожиданной реакцией дочери. Он сказал: «Представьте себе, на встрече с братом Анна пнула ногой молитвенник монаха, как самый лучший футболист итальянской сборной, пожалуй, как Марадона. Мы все остолбенели».

            Наверно читатель представляет себе Анну агрессивной и необузданной. Но в нормальном состоянии, когда ее не раздражают молитвы и присутствие священников, она очень милая девушка, и к профессору относится с симпатией и большим уважением.

            Ясно видно, что его молитвы, которые он потихоньку произносит, ожидая ее ответов, делают ее раздраженной и рассеянной.

            Когда мы вместе просматривали записи о ее одержимости, и Анна рассказывала мне о каком-то случае с ее женихом, она вдруг отвлеклась, и несколько раз обозвала профессора. Позже она призналась, что не помнит, о чем мы говорили. Мы часто теряем нить разговора, когда нам кто-то мешает. Однако у нее совершенно другая причина.

            Часто сущность, или несколько сущностей, которые живут в ней, пытаются ей «помешать», когда она находится среди молящихся людей, священников и т.д. Когда Анна сидит рядом с молящимся профессором, дьявол любой ценой хочет высказаться, и использует тело Анны для нападения и защиты.

            Когда профессор молился мысленно или незаметно шевелил губами, ничего не произнося вслух (я ничего не слышала, а ведь я сидела прямо напротив него), Анна слышала все, и следила за каждой прочитанной строчкой молитвы. Она говорила: «Перестаньте, профессор, Вы уже четвертый раз читаете одну и ту же молитву!». Такие ее замечания приводили к тому, что она совершенно терялась и не могла вспомнить, о чем говорила, и какая была тема разговора. С ней обсуждали общее состояние ее здоровья, и другие повседневные дела. Анна постоянно видела сатану. Каждые 10-15 дней. Однако теперь она видела его без головы, и он не производил на нее никакого впечатления. Профессор считал, это хороший знак: нет головы, значит демон слабеет. Врач попросил Анну прилечь на кушетку, он хотел исследовать ее аппаратом биофидбак, при помощи которого можно проверить, насколько она возбуждена. Анна расслабилась. Родители договорились с профессором о следующей встрече, а также о встрече со священником, с епископом, и решили, на какое время можно назначить индивидуальный экзорцизм. Через две недели они должны будут поехать на общую встречу со священником в Милан. Слыша это, Анна начала трястись, ритмично стучать ногами и махать руками. Указатель прибора стал опасно мигать, она тут же отключила электроды аппарата биофидбака. Ее отец подошел к ней, чтобы удержать ее, если она попытается сломать предметы, стоящие на столике, возле ее ног. Анна язвительно усмехнулась, начала громко стонать, скрестила руки на груди, а пальцами сделала знак рогов. Внезапно девушка издала низкий, хриплый крик, как будто кричал мужчина, и пнула ногой своего отца.

            Я впервые так испугалась. Стояла и смотрела на происходящее, как парализованная. Анна больше не была собой, могло случиться все, что угодно.

            Страх – это вызов дьявола. Но почему все произошло именно тогда, когда мы выбирали время для индивидуального экзорцизма со священником? Может мерзкая сущность, живущая в ней, почувствовала себя в опасности? А может ее раздражали молитвы профессора? Или угроза для нее таилась в тех предметах, которые находились в кабинете: в ладане, святом елее, в святой воде, иконах Иисуса и Марии, которые на нее смотрели, а также в старом кресле, освященном «микстурой» из святой воды, елея и соли? Все это должно было сильно нервировать скрывающегося в девушке дьявола.

            Также мой страх был совсем непохож на тот, который я чувствовала во время экзорцизмов.

            Когда приходило время экзорцизма, Анна становилась упрямой, пылала гневом на своего отца, которому приходилось крепко держать ее, чтобы она не убегала. Он брал ее на руки, как маленького ребенка, и заносил в кабинет врача, а она хваталась за дверной косяк, чтобы только не оказаться внутри.

            Однажды, утром в воскресение, мы беседовали, когда профессор сказал, что пришла ее очередь, и можно пройти к священнику. Я пробовала разговорить ее, чтобы она не думала о своей проблеме. Мы вошли в комнату вместе. Трудно описать то, что я видела. Я усиленно молилась за нее, просила Божью Матерь, чтобы Она сохранила священника от безумия девушки. Странно, но я совершенно не боялась, только была удивлена и шокирована, не веря своим глазам. Я даже ущипнула себя, чтобы удостовериться, что не сплю. Одно можно сказать – это был кошмар. Конечно, мне было страшно, но это был другой страх, не такой, что я испытала, когда Анна стонала в кабинете профессора. Тогда я пережила настоящий ужас. А теперь, впрочем, как и раньше, я была убеждена в том, что Анна нуждается в моей молитве. Хотя я всего лишь смиренная раба Божья, но в тот момент, я поняла: она особенно нуждалась, да и все страдающие люди нуждаются в наших молитвах.

            Анна совершенно замкнулась в себе, профессор настойчиво спрашивал ее, как она себя чувствует. Анна отвечала одно и то же: «Какое твое дело? Я хочу домой…». Профессор не переставал спрашивать: «Как ты себя чувствуешь?». Она отвечала: «Ужасно, и сейчас, и вообще весь день». «Сейчас, если позволишь, я тебя обследую». Анна почти рычала: «Сначала снимите это с руки (четки), а потом вымойте руки, чтобы смыть этот навоз!!!».

            Профессор отошел на минуту, вымыл руки, которыми не только касался Розария, но и кропил все святой водой, освящал солью и елеем. Потому то Анна так и настаивала.

            Потом ему все же удалось обследовать ее. Общее состояние здоровья было вполне удовлетворительным, даже сердце, несмотря на то, что девушка после экзорцизма несколько раз теряла сознание. Доктор совершенно серьезно сказал: «Подозреваю, что у нее воспален толстый кишечник. Если речь идет об отсутствии аппетита, то посоветовал бы самое сильное лекарство: святую воду, елей и освященную соль». Анна закричала: «Это лекарство для свиней! Вы распылили здесь свой дезодорант (имела ввиду ладан) ради собственной безопасности. Я хочу домой!!!». Атмосфера раскалилась до предела, стало очень неприятно, холодно и страшно. Внезапно девушка обнаружила крест, который врач закрепил на старом кресле, так, чтобы его не было видно. Непонятно, как она узнала, что он там находится, но сидеть в кресле она уже не могла. «Крутятся здесь разные свиньи!!!» – кричала она.

            Через минуту она нашла еще одно распятие, уже в другом кресле, на котором сидела ее мать. Профессор не позволил прервать себя. Он все время спрашивал: «Тебя все это сильно раздражает? Чувствуешь себя сломленной? Тебе лезут в голову разные черные мысли, которые подталкивают к самоубийству?». Анна отвечала: «Да, но не так, как раньше». Родители на всякий случай вставили в окна ее комнаты решетки. Однажды она призналась профессору, что ночью хотела взять нож и убить своего отца. Обеспокоенный профессор посоветовал родителям всегда запирать ее на ночь в ее комнате. Она кричала: «Видите, профессор понял, а вы не понимаете! Это не я действую, это не моя вина, что мне приходят в голову подобные мысли! Пожалуйста, закрывайтесь у себя в спальне сколько угодно!!!».

            Страшно.

            Отец Анны сказал, что девушка после экзорцизма у брата стала энергичной. Он жаловался: «Представьте себе, во время экзорцизма ее с трудом удерживали двое мужчин, она не переставала их пинать, а я держал ее за руки. Она, совершенно обезумев, вся тряслась и вырывалась с невообразимой силой. Потом, дома, она, совершенно обессилев, сразу же легла и заснула, изнуренная неравной борьбой».

            Профессор спросил ее, есть ли разница между святой водой у священника, у брата-монаха, и у епископа? Она ответила, что есть. Мы все были шокированы таким ответом, нам трудно было поверить ее словам. Она же продолжала: «Самая сильная у священника. У епископа она тоже имеет силу, благодаря присутствующим там священникам, которые молятся вместе с ним. У брата она действует слабо».

            Ранее другая пациентка вспоминала, что священник обладает большой силой во время экзорцизмов, и он сильнее другого священника, который живет недалеко от ее дома. Во время экзорцизмов у первого, одержимый намного сильнее проявляет все признаки сопротивления Богу, кричит и пинается ногами. Профессор показал девушке фотографию пятидесятилетней женщины. Анна внимательно ее рассмотрела, и вдруг с уверенностью воскликнула: «Она врушка и свинья! Чем больше горя она причиняет людям, тем больше радуется. Это коварная женщина, которая ухитряется делать человеку гадости, прежде чем он вообще что-то заметит». Профессор посмотрел на нас и сказал: «Видите, наша Анна все подробно описала. Она права, эта женщина действительно такая. Пациентка, которая принесла мне ее фото, ее сноха, и она не верила, что ее свекровь настолько страшная женщина. Эту свекровь можно назвать матерью дьявола, и она передала его моей пациентке». Он также показал нам бумагу с рисунками и информацией из загробного мира. Женщина утверждала, что это послания ее умершего отца. Когда она писала, присутствующая при этом ассистентка профессора поставила на стол Распятие. И тут рука женщины, вместо того, чтобы писать, как обычно, стала лихорадочно все зачеркивать, и писать одни и те же слова: «мешающий элемент, мешающий элемент».

            Женщина эта несколько месяцев училась у своей подруги так называемому телепатическому письму. Подруга трагически погибла в аварии. «Эта девушка – бессмертная мумия, – подтвердила Анна. Она мумия, потому что мертва, а бессмертная, потому что у нас у всех бессмертная душа».

            Профессор показал также рисунок, который той женщине (пациентке профессора) подарил ее жених (как оказалось, тоже сатанист). На рисунке была изображена ее душа, какой он ее видел. Картинка была ужасной, она вызывала тоску и беспокойство. Анна внимательно присмотрелась к ней и сказала: «Это искаженный и деформированный дьявол!». «Какой дьявол?» – спросил врач. «Не мой, какой-то другой». «Твой наверняка куда более симпатичный?!» – пошутил он. Анна вдруг вспомнила своего парня, который недавно бросил ее, и сказала: «Странно, еще пять дней назад он говорил, что мы должны пожениться. Наша любовь всегда была необычной. Я относилась к нему, как к игрушке, которую можно взять или бросить, когда захочется. Странно то, что всякий раз, когда мы были счастливы, нас что-то разделяло. Доходило до того, что я бросала его, хотя мы были похожи на два магнита, нас тянуло друг к другу.

Но возвращаюсь к тому дню, когда я стала одержимой. Это было 5 лет назад. Я перестала быть собой, не понимала, что делаю и говорю, и не только в отношениях с моим парнем, но также с друзьями, и с родителями. Помню, мы ездили в Сотто иль Монте (местность недалеко от Бергамо). Когда я распечатала фотографии, сделанные на этой встрече, то сразу же порвала их, потому что выглядела на них ужасно: у меня везде были красные глаза. Рядом стояли подруги, так у них глаза были нормальными, темными. Они хорошо получались на фото, а у меня глаза, словно кровью были налиты (такое бывает в случае с одержимыми).

            Одно воспоминание об этом опечалило девушку. Хорошо, что у нее прекрасные родители, которые ее поддерживают. Встреча закончилась, и Анна сердечно попрощалась с профессором.

            Одно могу сказать, если бы у нее не было такой медицинско-психологической поддержки в лице профессора Морабито, она не выздоровела бы так скоро, и закончила бы в психиатрической больнице.

            Вышеописанные рисунки были нарисованы самой одержимой, когда она находилась в трансе. На них видно «корону», которая, по-моему, указывает на одержимость главным демоном (на это указывает тот факт, что над девушкой больше года совершались экзорцизмы, раскрывая наиболее ужасные и тревожные образы). Эти рисунки – все что осталось от бумаг, на которых я написала краткие, возвышенные молитвы, перед приходом Анны. Она кинулась на них, как кот, приподнялась на стуле, изогнулась, схватила листок, лежащий на столе, порвала его на тысячи кусочков, в то время, как я не переставала повторять молитвы вслух, и тем самым доводила ее до безумия. Это были следующие молитвы: «Драгоценная Кровь Христова, спаси меня. О Господи Иисусе Христе, смилуйся надо мной, грешником, укрой меня в Драгоценнейшей ране Твоего Сердца, Иисусе Христе. Иисус, Иисус, Иисус, Мария».

            «ВО РТУ НЕТ ЗУБОВ, ЭТО ЧЕРНАЯ БЕЗДНА, ПРЕИСПОЛНЕННАЯ БЕЗДОННОЙ ПУСТТОЙ» Именно так один одержимый промышленник описывал голову демона, которого видел. Также он описывал и глаза: пустые, без зрачков, черные.

            Еще на рисунках можно увидеть знак перевернутого креста, что указывает на презрение ко Христу (для христианина крест – символ любви). Написанные имена относятся к демонам, которых в свое время вызывали.

 

Случай с одним студентом

            Адриано интеллигентный студент из Милана. Два или три раза его лечили в психиатрической больнице. Коллеги врачи часто ошибаются, ставя диагноз, когда сталкиваются с одержимостью. Они не знают данной реальности, и не углубляют своих знаний. Говорят, что имеют дело с простым психическим заболеванием. Однако молодой человек оказался невосприимчив к терапии моих коллег. Я совершил над ним экзорцизм, и, несмотря на то, что юноша казался анемичным, погруженным в депрессию, исхудавшим и бледным (он весил 40 кг, и курил свыше 80 сигарет в день), он вдруг стал кричать во весь голос, так, что его было слышно во всем здании. Он безупречно говорил на латыни, повторяя одну фразу: «ABISSUS VOCAT ABISSUM», что означает «Бездна бездну призывает». Так можно распознать дьявола. Потом он стал смотреть на меня подозрительно. Его взгляд был исполнен гордыни и превозношения, как у какого-нибудь тоталитарного диктатора.

            Сегодня ему уже немного лучше. Он был более чем на 20 экзорцизмах. Сейчас еще у него бывают приступы отчаяния, он убежден, что попадет в ад, потому что сильно оскорбил Христа. Это одно из наихудших искушений дьявола, сатана хочет, чтобы мы перестали молиться.

            С этим молодым человеком случилось еще что-то очень странное. С тех пор, как он начал ездить на экзорцизмы, ему стали звонить по телефону. Эти звонки его родители называли «звонками с того света». Глубокий, тревожный голос говорил ему, что заберет его в ад, и, хотя он никогда не поднимает трубку, ему кажется, что он чувствует вибрацию телефона, и становится нервным, раздражительным, даже если не слышит звонка, находясь в другой комнате. Странно то, что этот «загробный голос» сразу заканчивает разговор, если кто-то на другой стороне линии начинает молиться. Каждый, кто поднимет трубку, представляется родственником этого юноши, даже если он только его знакомый. Тогда слышит угрозы, ему обещают разные несчастья (которые действительно могут случиться).

            Несколько дней назад Адриано смог повторить все разговоры, хотя находился в своей спальне, где не было ни телефона, ни даже телефонного кабеля. Он говорил, что голос звучал из электророзетки, и смог повторить весь разговор. Плюс ко всему, приходят еще тексты по факсу. Их мне пересылают его родители, предварительно зачеркивая все имена и номера телефонов. Этот случай подтверждает то, о чем экзорцисты хорошо знают: проклятие может быть наведено и через телефон. Нужно сразу повесить трубку, если никто не отзывается, если мы чувствуем беспокойство, слышим в трубке сопение или проклятия.

            Дальше я привожу отрывки текстов, присланных по факсу:

 

            11.01.1991

            Дорогой профессор Морабито!

            Нам очень жаль, что мы снова отнимаем у Вас время, но из-за невозможности позвонить по телефону, мы решились послать Вам факс. Хотели описать Вам состояние Адриано.

            После вчерашней встречи в церкви он молчал, не открывая рта, и сказал только следующее: «Я попросил своего брата Альберто, чтобы он пошел со мной в одно место» (естественно, Альберто ему отказал). После состояния, похожего на дрёму, Адриано проснулся, и, ничего не говоря, вышел из дома.

            Оказалось, что Адриано пошел в больницу, где его приняли в психиатрическое отделение. Врачи говорили, что он находится «в трансе».

            Сегодня утром его отец пошел его забрать, но врачи были настроены скептически, они настаивали на том, чтобы его оставили в больнице, и просили Вас созвониться с ними, потому что они заинтересованы в сотрудничестве (просили нас передать Вам их просьбу).

            Сейчас наш сын дома. Он кажется достаточно спокойным, обещал пройти у Вас курс терапии, но с условием. Он сказал: «Пойду лечиться к профессору, если он больше не поведет меня в церковь».

            Профессор, мы уже совершенно измучились, мы на грани отчаяния. От всего сердца благодарим Вас за Вашу доброжелательность и помощь, и горячо просим спасти нашего мальчика.

 

            20.01.1991

            Дорогой профессор Морабито!

            Снова позволяю себе докучать Вам. Спешу поделиться новыми известиями об Адриано.

            Вчера, 19.01.91, через два часа после очередного звонка «с того света», наш сын пришел в ярость. Он разделся донага, и хотел разорвать на куски свою одежду, был страшно раздражительным, потому что его отец полил его святой водой.

            В тот момент Адриано, как бешеный зверь, бросился на отца с кулаками, и к сожалению, в этот раз сильно навредил ему. Он не хотел, чтобы ему кто-то помогал, все повторял, что его отец лжец. Он устроил такую сцену, хотя у него ничего не болело.

            Позже он съел ужин, слава Богу, но не захотел, чтобы ему сделали уколы, пытался выбросить все прописанные Вами лекарства.

            Ночью, по счастью, ничего не произошло, но утром он проснулся очень нервным, и все утро ходил по дому.

            В обед ничего не стал есть, кроме горстки овощей, он все еще не хочет принимать лекарства, напряжен и плохо себя чувствует.

            Дорогой профессор, мы очень хотели бы выйти из этой страшной и тревожной ситуации. Уверяю Вас, что мы, с нашей стороны, постоянно молимся и участвуем в Св. Мессе.

            Мы хорошо знаем, что наш случай не безразличен для Вас, и искренне Вам за это благодарны. Умоляем Вас, сделайте все возможное, чтобы спасти нашего бедного мальчика. Сердечно Вас благодарим.

 

            31.01.1991

            Дорогой профессор Морабито!

            Хотим проинформировать Вас о состоянии нашего Адриано.

            Со вчерашнего вечера, когда я разговаривала по телефону с моим братом, Адриано был крайне неспокоен, хотя не знал, что я разговариваю по телефону.

            Недавно, когда я звонила, чтобы узнать, как у него дела, Адриано спал, но внезапно проснулся и впал в безумие. Снова ударил своего отца, разбил на куски кухонные весы, выбил окно в комнате и вдребезги разбил бокалы, которые стояли в серванте. Он был, как взбешенный зверь. Разумеется, он поранился, и сейчас лечится.

            Профессор, эти приступы пугают нас, и не только теми разрушениями, которые он производит, но, прежде всего, мы боимся, что он может серьезно ранить кого-то из нас. После нападения, он выбросил в помойку все лекарства, которые Вы ему прописали. Поверьте мне, мы в отчаянии.

            Буду очень благодарна Вам, если Вы созвонитесь с моим братом, потому что я не могу ему звонить: наверно мои молитвы мешают этому безжалостному существу, которое завладело Адриано. Благодарю Вас и прошу простить, что причиняю Вам столько хлопот.

 

            01.02.1991

            Дорогой профессор Морабито!

            Сегодня, к сожалению, мне не удалось с Вами встретиться. Мы сломлены поведением Адриано.

            Прошлой ночью он не спал, мешая всем своим шумом и музыкой. Уром он снова превратился в чудовище с блуждающим взглядом, его руки выглядели, как негнущиеся палки. На счастье, он разбил только один стакан.

            В последние дни мы заметили, что, когда он принимает капли, его приступы становятся более серьезными.

            Сразу же, после того, как он принял капли, он стал богохульствовать, и ломать все иконы с изображением Божьей Матери. Обозвал меня, свою тётю, разными страшными ругательствами, и грязно обругал также и Вас (прошу меня простить).

            Он все время повторяет, что хочет умереть, что мы должны были ему вчера позволить это сделать, когда он поранил себя стеклом. Потом он ушел, и отправился к психиатру. Мы вышли за ним через минуту. На счастье, он быстро вернулся.

            Он ничего не ел, снова стал курить, пить кофе, одним словом, вернулся к тому, что делал раньше, до того, как начал лечиться у Вас. Разница лишь в том, что он стал еще более опасным и пугающим, потому что в такие минуты он ни о чем не думает и его поведение невозможно предугадать.

            Он вылил всю святую воду из бутылки, после чего, из вредности, помочился в нее. Мы очень боимся, потому что в таких ситуациях, которые к сожалению, происходят все чаще, он может сделать что-то очень серьезное, все намного хуже, чем раньше.

            Уверяю Вас, присутствие такого человека в доме причиняет нам все больше страданий, хотя бы потому, что он совершенно не хочет никак лечиться.

            Не знаю, как мы выдержим до понедельника, потому что он даже не хочет слышать Вашей фамилии.

            Уважаемый профессор, мы не знаем, что делать.

            Вы бы не могли сконтактироваться со мной? Может быть, так будет лучше, потому что в доме моего брата стало невозможно разговаривать.

            Спасибо большое.

            Милан, 19.03.1991

            Дорогой профессор Морабито!

            Как мы и договорились по телефону, высылаю Вам этот факс с подробным описанием телефонных звонков. Нам звонили в воскресение, 17 марта, с 19 до 21 часа.

            1-й звонок (около 19 часов). Трубку взяла мама Адриано. С другой стороны никто не отзывался, было слышно только сопение. Женщина сказала: «Иисус, Мария, о Иисус, Мария», и трубку повесили.

            2-й звонок (через 5 минут). Трубку взял отец. Никто не отзывался, только тяжело сопел. Отец сказал: «Иисус, Мария, Kyrie eleison» (не знаю, правильно ли я написала это слово) и повторил два или три раза «Kyrie eleison». На том конце повесили трубку.

            3-й звонок (через 10 минут). Трубку взял отец. Слышно было сопение и хриплый, гробовой голос стал повторять имя Адриано. Отец начал читать молитву на латыни, ту самую, которую Вы ему написали. Тот, кто сопел с другой стороны, начал сопеть еще громче. Мой брат не прервал молитвы, сопение стало совсем громким, потом повесили трубку. Адриано нервничал, спрашивал, почему отец читал молитву по телефону.

            4-й звонок (около 20 часов). Трубку взяла соседка, которую Вы также хорошо знаете, потому что она всегда приезжает к Вам с Адриано. Она сказала: «Слушаю», но никто не отозвался. Слышно было только сопение. Потом хриплый, горловой голос сказал: «Ты не отец Адриано, ты заплатишь мне за это. Вы все за это заплатите!!!». Через минуту снова гробовой, глубокий голос сказал, что все пойдут в ад, после чего зловеще засмеялся, и продолжал смеяться, пока соседка не повесила трубку.

            5-й звонок (около 20.40). Трубку снова взяла соседка, и услышала голос, который, кажется, принадлежал женщине. Голос начал читать молитву, одну из тех, которые написаны на открытках-иконках. Их раздают священники во время посещения домов в Рождественское время. Одновременно с голосом женщины было слышно сопение и тот же ужасный смех.

            Когда позвонили в шестой раз, Адриано, хотя до сих пор он лежал на кровати, в своей комнате, страшно разнервничался, и прибежал к родителям. Он тоже был напуган. Когда он лежал в кровати, то слышал весь разговор следующим образом: голос и смех раздавались очень ясно, они доносились из ТЕЛЕФОННОЙ РОЗЕТКИ, а не из аппарата, который был отключен. Розетка находится под столом, далеко от него, но рядом с его кроватью. После этого странного происшествия мы выключили телефоны, иначе не смогли бы заснуть.

            Адриано не хотел возвращаться в свою комнату, ему было страшно. В результате все пошли за ним и вместе молились на Розарии. Однако ночью родители постоянно слышали странный шум.

            Пока это все, дорогой профессор, больше телефонных звонков не было.

            Пожалуйста, верьте мне. Мы не сумасшедшие и не параноики. К сожалению эти телефонные звонки действительно были. Думаю, Вы можете себе представить, в каком напряжении мы находимся после всего случившегося.

            Надеюсь, я все хорошо объяснила в этом письме, и это поможет вылечить моего племянника.

            Бесконечно благодарна Вам.

 

            Стихотворение, написанное студентом из Милана. Этот студент одержим дьяволом:

            Я тонкий, как хвост зме́я,

            Настолько шустрый, что меня не поймать.

            И все же я присутствую,

            Когда ты есть и когда тебя нет.

            Попробуй его выгнать, сказав: «Убирайся!!!»

            Чем больше ты хочешь его поймать, тем быстрее он убегает.

            Неуловимая личность.

            Смотришь и не видишь,

            Думаешь, что он уже у тебя за спиной,

            А он стоит перед тобой.

            … Профессор сказал мне, что мальчик (теперь это уже юноша) во время второй встречи, когда над ним совершали экзорцизм, крикнул во весь голос: «БОГА НЕТ! МЫ ВЫИГРАЛИ! ВСЕ КОНЧЕНО!!!».

            Я сразу вспомнила слова Анны, которая в последний раз, когда врач спросил ее, что нужно делать, чтобы не попасть под власть дьявола, как это случилось с ней, ответила: «Нужно пребывать в благодати Божьей, принимать таинства, участвовать в Св. Мессе…».

            Я стала мысленно перечислять людей, тех, с кем встречаюсь изо дня в день, и думать: а на чьей стороне стоят они? Этот мужчина или та женщина, пребывают ли они в освящающей благодати, или может быть они одержимы дьяволом? Я думала, что многие из моих знакомых погибшие люди, они годами не ходят в церковь. Но вместо того, чтобы осуждать их, я прочитала за них Розарий, вручая их Абсолютному Добру и Божьему Милосердию.

            Наконец, мы поехали к священнику, который принял нас, несмотря на позднее время. Он увидел молодого мужчину, который выглядел ужасающе, и необъяснимым образом был почти полностью разрушен физически. Он курил свыше 100 сигарет в день, ничего не ел, пил только воду и не спал. Он был потрясен, убеждал всех, что должен увидеться со священником, потому что вскоре может умереть. В прошлую субботу он встретился с Вами после двух дней молитвы к Богу, когда он просил Бога о том, чтобы найти психиатра, который поймет, что с ним случилось.

            На счастье, так и произошло. У меня не было раньше возможности услышать голос этого человека.

            Мы вошли внутрь, я почувствовала, насколько он раздражен. В церкви профессор попросил, чтобы он сел на переднюю лавку. Он не сопротивлялся. Скорее всего, каждый случай индивидуален.

            У профессора особый подход к пациентам. Он напоминает ту открытость, с которой к людям подходят священники, особенно наш знакомый священник. Нет ни лишних вопросов, ни слов. Он принимает человека таким, каким он есть, и в такую минуту можно родиться заново: это шаг на пути к новой жизни. Священник подошел к Адриано и стал читать молитву «Отче наш». Они молились вместе. В какую-то минуту Адриано вырвался из рук священника и своего отца, и сказал: «Папа, я не хочу причинить вред священнику!». Священник встал и попросил Сандро, ассистента профессора, сесть рядом с Адриано, и придержать его за руку. Священник положил руку на голову молодого человека, и начал ритуал экзорцизма. Адриано стал вертеться, но у меня создалось впечатление, что он был словно приклеен к лавке, на которой сидел. Он сильно вертел головой, скрежетал зубами, и все время прерывал священника, вставляя свои фразы:

– … Повелевает тебе Бог Отец

– Бога нет!

– … Повелевает тебе Христос, Предвечное Слово Воплощенное…

– Неправда, Христос был только человеком, только человеком!!!

            Голос молодого человека звучал очень громко, был властным и решительным. Священник был в шоке. Он продолжал:

– … Повелевает тебе могущественная Дева Мария.

            Адриано энергично завертел головой, показывая, что не в силах этого перенести.

– … Повелевают тебе это святые…

– Они не существуют!!! – закричал юноша, и обратился к священнику: – Ты слишком слаб, ничего не сможешь, не сможешь!!!

            Священник продолжал экзорцизм, не реагируя, и даже не моргнув глазом:

– Изыди, сатана, изобретатель и учитель лжи, враг спасения человеческого….

            А демон отвечал: «Да, да, я знаю эту историю». Далее следовали несколько слов экзорцизма. Внезапно парень прервал священника и закричал: «Abissus vocat abissum vocat abissum!». Священник спокойно читал молитвы дальше, с еще большим усердием, и наклонился к уху молодого человека, чтобы тот еще лучше слышал его.

            Мы все стали участниками в тяжелой и трудной работе. После завершения экзорцизма прочитали «Радуйся, Мария». Когда дошли до слов: «Благословенна Ты между женами», Адриано закричал: «неправда!», и изо всех сил стал вертеть головой. Священник завершил обряд благословением. Молодой человек выглядел изможденным, он какое-то время сидел на лавке. После того, как профессор снова пришел, все вышли из церкви. Во время ритуала рофессор внимательно наблюдал за каждым словом, за каждой секундой экзорцизма.

            Адриано отвечал на вопросы врача, но его голос звучал уже не так твердо и громко, как минутой раньше. Это был голос человека, физически истощенного и падшего духом. Голос низкий, дрожащий. Он обращался к профессору, как к последней надежде на спасение, которая может помочь ему не только выжить, но и возродиться, как человеку и христианину.

 

Случай пятнадцатый –

саморазрушение одержимого: Франческа

            Франческа – молодая женщина, дочь генерала, очень образованная и интеллектуальная. Страдает глубокой депрессией, приступами беспокойства, днями напролет лежит в кровати, ей хотелось бы никогда не выходить из дома.

            Ее лечили лучшие европейские и американские психиатры, но лечение не принесло никакого улучшения. Уже несколько лет она принимает по 30-40 таблеток в день. Другой бы на ее месте от таких доз впал бы в спячку.

            Там, где она появляется, начинает происходить что-то странное: останавливаются лифты, фены и пылесосы перестают работать без всяких причин, несмотря на то, что раньше работали исправно.

            По случаю хочу рассказать об одном событии. Этим летом она отправилась на каникулы на Мауритиус. Как только долетела до Джибути, сломался самолет, и пассажиры должны были ждать, пока прилетит очередной самолет из Милана, а это заняло несколько дней. Люди ждали в этой отдаленной Африканской стране, бывшей французской колонии.

            Принимая во внимание время, когда были написаны эти заметки, представленные здесь факты были соединены в одно целое, что в психоанализе называется «метод техники ассоциации».

            После того, как девушка подчинила своему влиянию целую семью, ее подвергли нескольким экзорцизмам. Но после них никто уже не смог заставить ее снова прийти в церковь. Несколько раз она крепко засыпала из-за бесконтрольного принятия лекарств, которые она покупала и принимала без предписаний врача. Если бы семья не стояла за нее стеной, то, несмотря на лечение, один из таких безрассудных поступков мог бы привести ее к самоубийству. Мы часто видим, что в семьях, где есть люди, гордые собой и убежденные в своем превосходстве, часто доходит до поражений, потому что это мешает эффективности экзорцизмов.

            Сомневающимся я часто говорю: «Если вы хотите построить собачью будку, то просите архитектора, чтобы спроектировал ее. А когда вы болеете, то почему-то думаете, что вылечитесь сами». Медицина – одна из самых сложных наук, которую только может постигнуть человек. Поэтому вся жизнь врача должна быть посвящена науке. Поэтому я убежден, что разум врача чудесным образом вдохновляется через веру во Христа. Я открыто говорю, что в течение 30 лет я работал врачом-хирургом, и лечил пациентов во всем мире. Я спас большинство из них, хотя они страшно страдали, а мои коллеги-профессора, работающие на 20-30 лет дольше, чем я, считали их случаи безнадежными. Я смог это сделать только благодаря интуиции, исходящей из науки и веры. Я всегда молюсь, исследуя своих пациентов.

***

Наблюдения ассистента доктора Морабито

            Все мои записи имеют только одну цель: время не должно стереть из памяти слова, образы и те особые события, которые были пережиты.

            Ее зовут Франческа, ей 28 лет, у нее фигура модели, худое лицо, исполненное болью, тени под глазами, пустой взгляд, губы искривлены так, словно она хочет заплакать. К сожалению, она не может даже плакать, она лишена всяких эмоций, не может не только радоваться, но даже жалеть себя.

            Все это стало для нее невозможным: она, Франческа, уже не существует, для нее нет ни пространства, ни свободной воли в полном значении этого слова. Силы, которые руководят ею уже долгое время, довели ее до саморазрушения (от попыток самоубийства и других действий, которые должны были лишить ее жизни, до страдания, которым и является ее сегодняшняя жизнь).

            Она пришла вместе с матерью, которая пол часа назад позвонила профессору. Морабито должен был проверить, есть ли у него свободное время, потому что девушка проснулась в 16.00 и сразу же согласилась приехать на встречу. Родители попросили врача помочь им в тот же день, предупреждая, что их дочь очень мало говорит, что она замкнута после многих встреч с другими специалистами.

            Семья обратилась к профессору, потому что узнала о его высокой квалификации, узнала не только о его профессиональном лечении, которое можно рассматривать, как чудесное, учитывая, что он католик, а не чародей (!), но и о том, что он специализируется по паранормальным явлениям.

            Сначала профессор попросил их прочитать вместе молитвы Леона XIII и молитвы Чудотворного Медальона Божьей Матери. Результаты говорили сами за себя, ведь именно в этот день, в 17.00 девушка переступила порог его кабинета. Профессор стал беседовать с пациенткой, и для начала сказал: «Расскажите, на что жалуетесь». Девушка отвечала так, словно говорила с неодушевленным предметом. Ее голос имел металлический оттенок: без эмоций, без выражения. Вот что она рассказала:

            «Все началось 2, 3 или даже 4 года назад. Я говорю о явлениях, которые, по моему мнению, не имеют ничего общего с психическим истощением или нервными срывами. Я гостила у моей тети в Нью Йорке. В ванной комнате, в зеркале я увидела свое отражение вне тела, словно бы я вышла из него и смотрела на себя со стороны. Я этого не хотела, не знаю, может быть я сделала то, что и привело меня потом в такое состояние. В любом случае, когда я брала в руки какой-то хозяйственный электроприбор, он переставал работать. Пылесос, телевизор, и даже лифт внезапно останавливался. Все так бы и продолжалось, если бы не тот факт, что подобные явления учащались, и меня стала парализовать одна только мысль, что мне придется воспользоваться электроприбором. Менеджер дома, где жила моя тетя, услышав, что лифт не работает, сказал, что в последний раз он ломался 13 лет назад. Почему это случилось, когда я оказалась в лифте? Но это еще не все. Видеокамера в доме включалась самостоятельно, без постороннего вмешательства, и даже ремонтные рабочие не могли этого объяснить (интересно, что она фиксировала!). В апреле, после моего возвращения из Индии, я зашла к одному священнику, как вдруг внезапно увидела у себя на ноге, чуть выше лодыжки, написанные цифры: 6 и 9. В тот момент я не осмелилась рассказать об этом, потому что просто остолбенела, и не могла сосредоточиться. Позже рассказала своей подруге, которая увлекается нумерологией, и та уверила меня, что это связано с датой моего рождения: 06.11.61».

            Профессор Морабито сказал: «Эти цифры имеют совершенно другое значение в твоем случае. Ты должна помнить, что 666 тоже имеет другое значение, также, как и все родственные числа, такие, как 05.10.25. Это может быть число демонов, которые в тебя вошли!».

            Кажется, девушка была шокирована таким заявлением. На ее лице проступили первые признаки хоть каких-то эмоций.

            Если посмотреть на Франческу, то покажется, что температура ее тела близка температуре хладнокровных, если бы не ее горячая, потная ладонь, характеризующая беспокойную и нервную особу. Это странно: две взаимоисключающие черты, но такое часто бывает в подобных случаях. Мы встречались с людьми, которые после приступов агрессии и бешеного поведения, в течение нескольких секунд превращались в кротких ягнят. Профессора однажды чуть не ударили бутылкой по голове (это была бутылка со святой водой, ее пациенту дал священник) только за то, что он давал пациенту особые советы, которые, казалось, могли навредить ему и его «гостям».

            Нужно всегда сохранять безопасную дистанцию, нужно следить за тем, чтобы одержимые люди не могли достать потенциально опасные для других предметы (даже сумочка может оказаться таким предметом).

            Возвращаюсь к случаю с Франческой. Она рассказала, что играет разные роли, словно в ней шесть личностей: добрая и злая, глупая и умная и т.д. (как обычно бывает, эти роли противоположны). Она уже не в состоянии выходить из дома. Когда она готова уйти, уже одета и накрашена, то начинает странно себя чувствовать: мышцы лица сводит судорогой в страшные гримасы, очень сильно раздувает живот.

            Мы все задавали себе вопрос: можно ли это отнести к психосоматическим проявлениям? Сама Франческа в какой-то момент спросила профессора:

– У Вас среди пациентов есть кто-нибудь, кто страдает похожей истерией?»

– Разумеется, – ответил профессор, – никто никогда не останавливал лифтов, не портил электроприборов. Более того, никто, как рассказывала сегодня твоя мама, не останавливал работу самолетов необъяснимым образом. А ведь ты говоришь с человеком, у которого более чем тридцатилетний опыт работы в данной области, с человеком, который изучил множество книг и работ на тему истерии. Я знаю тысячи случаев, которые описывают такой же набор проявлений, как у тебя.

– Я тоже, – сказала Франческа. – Когда я лежала в психиатрической больнице, то была убеждена, что не отношусь к этой категории больных!

– К какой же категории ты бы отнесла себя? – спросил врач, и девушка с уверенностью ответила:

– К неудачникам! Разумеется, к нормальным я себя не отнесу!

– Ты не знаешь и не хочешь знать, к какой категории принадлежишь?

– Не знаю. – ответила Франческа.

– Что ты думаешь обо мне, о моем кабинете, где так много святых икон и распятий?

– Ничего, я была к этому готова.

– Помни о том, что множество сатанинских культовых мест маскируются с помощью священных предметов, которые используют, чтобы вводить людей в заблуждение. Только по делам можно понять, действительно ли человек верующий. Зачем ты сюда пришла?

– Потому что я сломлена, потому что все, чем я живу и что чувствую, направлено против жизни. Я схватилась за Вас, как за последнюю надежду на спасение. Хватит с меня всех этих профессиональных психиатров, мне кажется, это они должны лечиться! – резко заметила девушка.

– Надеюсь, обо мне ты такого не скажешь. Ты должна знать, что твой случай особенный, настолько особенный, что не умещается в рамки психиатрии. Это нечто большее. Что ты чувствуешь? Считаешь себя проигравшей? Проигравшей и ничего не значащей?

– Да, проигравшей.

– А что ты думаешь о самоубийстве? – спрашивает Морабито.

– Ничего.

– Ты сама так думаешь, или тебе кажется, что ты слышишь голос со стороны, убеждающий тебя что-то сделать?

– Это голос из вне, мысль, которая исходит не от меня!

– Ты можешь молиться?

– Да, читаю «Отче наш», «Радуйся, Мария», но когда я сержусь, всех проклинаю.

– Такое часто бывает?

– Достаточно часто, только ведь все ругаются.

– Вовсе нет! Сквернословие исходит от духа ненависти, это дьявольская провокация.

– Вечерами я засыпаю с Розарием в руках. – Объясняет Франческа.

– И как? Тебя это успокаивает?

– И да и нет. Мне это вроде бы все равно, но я так привыкла.

– Может быть ты не знаешь, но после каждой молитвы, возносящейся к Небу, на нас нисходит благодать! И если твои симптомы не усиливаются, то это может быть только результатом твоей неустанной молитвы. Несмотря ни на что. Как давно ты была на Св. Мессе?

– Года два-три назад. Я ничего не понимаю из того, что там говорят!

– Христос, умирая, установил Церковь, и присутствует в каждой Евхаристии. Всякий раз, когда ты выходишь из дома, или приходишь домой, ты должна совершать крестное знамение со святой водой, чтобы принимать таким образом благословение. Ты должна также носить медальон, который я дал сегодня утром твоей маме.

            Внезапно лицо девушки исказилось, она схватилась за живот. Видимо ее боль усилилась. Врач спросил:

– Скажи, у тебя усилилась боль, или тебе кажется, что боль появилась именно сейчас?

– Нет, у меня так часто бывает, – ответила Франческа.

            Ассистент добавил:

– Помни, любая, даже совсем незначительная подробность, имеет огромное значение, ничто не должно остаться незамеченным, мы всё должны исследовать. Человек, которого коснулось подобное зло, часто склонен недооценивать всю серьезность его проявлений, он считает их нормальными и обычными. Тебя спасет только одно, если ты слепо будешь доверять профессору и поступать согласно его указаниям.

– Признаюсь, – сказала девушка, – когда мы встречались раньше, я солгала вам насчет моей раны на ноге. Я поранила себя сама, полила ногу алкоголем и подожгла.

            Комментарии были излишни.

            Когда сталкиваешься с подобным случаем, всегда стараешься вспомнить любую информацию на эту тему. В пациенте видишь, прежде всего, страдающего человека, а в голове проносится вопрос: это правда, или только сон? Правда ли все то, что видят мои глаза и слышат мои уши? Ураган впечатлений и мыслей, обгоняющих друг друга! Все это просто невероятно! Сколько раз можно ставить ложные диагнозы? Сколько еще людей, таких, как она? Сколько демонов в нее вселилось? Каких демонов? Сколько она еще будет жить в этом нереальном мире?

            Профессор, как будто прочел мои мысли, и сказал, обратившись к девушке:

– Франческа, ты должна официально подтвердить, что готова пройти экзорцизмы. Ты должна сказать об этом своей маме, моим ассистентам и мне. Даже в тот момент, когда над тобой возьмут власть злые духи и твоя воля будет убеждать тебя, чтобы этого не делали.

            Девушка согласилась.

            Профессор не рассказывает о многих похожих случаях. Однажды одну девушку фактически занесли на руках в кабинет экзорциста. Хорошо, что у нее был молодой, сильный отец, который смог ее удержать!

– Сегодняшний день можно считать днем твоего второго рождения. сегодня 09.07.90. Ты хочешь исцелиться, но, чтобы выздороветь, ты должна будешь тщательно исполнять все, что я тебе скажу. Сейчас я назначу тебе курс детоксикации (девушка привыкла принимать по 30 таблеток Alcion. Каждые два дня она принимала по 25 мг, а также разные микстуры, и такие лекарства, как Rohypnol, и другие успокоительные). После этого ты должна обязательно пойти на исповедь и на Св. Мессу. Потом позвони мне, и я постараюсь как можно быстрее договориться о встрече со священником-экзорцистом. Помни, если ты будешь ехать со скоростью 100 километров в час, я всегда буду сопровождать тебя со скоростью 200 километров в час! А теперь послушай эту запись.

            Сначала были слышны вздохи, потом специфические крики женщины, над которой совершался экзорцизм. Симптомы этой женщины указывали на «обычную депрессию», которой она страдала свыше десяти лет, и на которую не действовали никакие лекарства. Женщина была одержима.

            Через минуту мать девушки зажмурилась и попросила прервать «специальное прослушивание». Франческа же даже не вздрогнула, ни один мускул не напрягся на ее лице, она ничего не сказала и не шелохнулась. Потом серьезно спросила:

– Разве это была не истерика?

– Нет, ни в коем случае! – ответил профессор.

            Как и следовало ожидать, девушка была очень подозрительной, ее разум искал пути к бегству, к рациональному объяснению, которого не существует. Она боялась экзорцизма.

 

История Франчески, рассказанная ее матерью

            Она с детства была упрямой, нервной, очень чувствительной и ни с чем не соглашалась.

            В подростковом возрасте у нее было множество комплексов. Когда ей было 15, она почти уговорила подругу наесться таблеток, чтобы потом попасть в больницу, и обратить на себя внимание врачей. Подруга не согласилась, и Франческа сделала это одна: приняла почти 20 таблеток Cibalgina (когда нас не было дома), позвонила подруге и попросила, чтобы та отвезла ее в больницу. Врачам сказала, что ей все надоело. После беседы с психологом, она отказалась от дальнейших разговоров. Ей поставили диагноз «замкнутость».

            Непослушная дома, безразличная в школе, она не могла поладить ни с хулиганами, ни с примерными подростками.

            Когда ей было 18, она влюбилась, оказывала большое влияние на своего парня, но относилась она к нему плохо, а потом и вовсе бросила его. У нее началась бессонница. Все ночи она проводила на ногах. Врач прописал ей Tabor, однако лекарство не очень-то ей помогало. Через несколько месяцев она стала принимать много других лекарств. Однажды утром она проснулась, и сказала, что ослепла. Мы страшно испугались, побежали с ней в больницу. Там нам сказали, что промывание желудка ничего не дало, и ей поставили капельницу.

            Потом она пошла работать. Сначала работала у А…. У нее начались разные психосоматические боли. Болели спина, голова, живот. Она бесконтрольно принимала обезболивающие средства. Потом пошла работать продавцом, но ей не нравилась эта работа, она постоянно жаловалась. Одна женщина-психолог накричала на нас, сказав, что мы не должны заставлять ее работать, что нужно зачислить ее в какой-нибудь институт. Мы согласились. Она поступила в British School, ей тогда было 20 лет. Казалось, все в порядке. Однако из школы нам позвонили, и сказали, что она не ходит на занятия. Начальник торговой фирмы взял ее обратно на работу. Но и с работы нам звонили, говорили, что ее нет на месте.

            Мы не хотели, но она все равно уволилась. Познакомилась с новым парнем. Все казалось, было хорошо, но потом они поссорились, и Франческа снова почувствовала себя несчастной. Пошла лечиться в Психиатрическую Клинику. Лечилась там три месяца, ей стало немного лучше. Диагноз такой: замкнутость, истерия, невроз. Она обратилась к диетологу, стала лечиться от ожирения. Принимала лекарства, но от них у нее появилась бессонница. Тогда она стала принимать психотропное средство Rohypnol!!!

            Потом она попала в клинику М…. Там ее лечили от депрессии. Но улучшения не было, напротив, ей стало хуже (??!!). Потом она снова устроилась на работу, но это принесло ей новые неприятности. Она проработала три года, каждый день плакала, принимала все больше лекарств, не могла найти себя.

            Опять порвала с парнем (ей тогда было 23 года), опять ей промывали желудок. Она говорила, что не может больше жить в этом мире, что чувствует себя одинокой, ей казалось, что за ней следят…. В то время она начала ходить к одному психологу, потом два года лечилась у другого. Ей стало немного лучше. Нам звонили врачи и говорили, что она стала зависимой от лекарств. Потом она поехала с нами в США, ей там понравилось, и она захотела там остаться, устроиться на работу. Профессор, который безуспешно лечил ее от депрессии, посоветовал нам, чтобы мы позволили ей идти собственной дорогой, потому что у нее серьезные проблемы с поведением.

            Мы много говорили и спорили с ней, она шантажировала нас. Говорила, что, или мы позволим ей уехать в США, или она покончит с собой. Мы не уступили, она снова наглоталась лекарств. Неизвестно, сколько таблеток она тогда приняла, впала в легкую спячку. Попала в отделение интенсивной терапии, потом в неврологическое отделение. Потом ее выписали по ее просьбе. Наконец, мы согласились, она уехала в Нью Йорк, жила там с тремя девушками.

            Сначала все было хорошо, но у нее снова появилась бессонница. Она стала принимать Halcion. И снова она влюбилась. Это был самый серьезный ее союз. Она изменилась, стала милой, приятной. Правда работа ей не нравилась, она со всеми там ссорилась. Через шесть месяцев оказалось, что ее мужчина женат. Шок. Она вернулась в Италию, стала апатичной, перестала спать. В 1987 году попала в Клинику S.F. и там лечилась от бессонницы. Когда она вышла из клиники, то стала чувствовать себя хуже, чем прежде. Ей все время нужны были лекарства. У нас опустились руки. В очередной раз она попала в реанимацию. В больнице отказались ее принять. Она вернулась в США, работала там, но, когда звонила нам, говорила, что ее депрессия усиливается. Вернулась она в марте 1988 года. Потом мы познакомились с доктором Р…, который принял нас в свою клинику. Началось новое лечение. Она почувствовала себя лучше, но она находилась в таком состоянии, что ей всё и везде не нравилось. Ее подруги давно вышли замуж, у них были дети, а она чувствовала себя выброшенной. На последние деньги купила себе сильнодействующие лекарства. Снова впала в спячку, и в мае 1989 года опять попала в отделение интенсивной терапии. Ее лечащий врач признался нам, что боится за нее, и посоветовал нам лечить ее в закрытой клинике. По закону, если человек психически здоров, его могут выписать по его требованию. Но она тогда осталась в больнице из-за сильного воспаления легких. Потом вернулась домой.

            Через месяц она подделала рецепты и купила все лекарства, какие считала нужными. Оставила нам письмо, в котором благодарила нас за все и давала указания, как ее похоронить. Но ее снова реанимировали и подключили к аппарату жизнеобеспечения.

            В этот раз ее состояние действительно было серьезным. У нее снова началось воспаление легких. Ее лечил уже другой врач из местной больницы. Она не слушалась его. Лекарства или не помогали, или же ей становилось от них хуже. Врач уговаривал ее пройти у него лечение, но она не согласилась.

            Она снова принимала Halcion в больших количествах, не могла спать, не могла успокоиться по ночам. После инъекций Valium ее беспокойство только усиливалось. Врачи отказывались этому верить! Тогда мы отвезли ее к священнику. Он сказал нам, что, когда он возложил на нее руки, почувствовал сильную боль, настолько сильную, что вынужден был убрать руки.

Когда Франческа берет какой-нибудь электроприбор, то он почти всегда выходит из строя (фен, тостер и т.д.). Месяц назад, когда она ехала по автостраде, у нее заглох двигатель (автомобиль был совсем новый). Ни один механик не смог выявить причину поломки. Через неделю, уже в другой машине, сломался глушитель. Все автомеханики марки «Форд» приезжали к нам посмотреть в чем дело, потому что это было похоже, как если бы кто вручную сломал глушитель, разделив его на две половинки.

            Уже год мы пытаемся договориться о встрече с кардиналом. Нам уже три раза назначали встречу, но каждый раз, необъяснимым образом, эти встречи не состоялись.

 

Случай шестнадцатый –

неожиданные и серьезные последствия проклятия

            Однажды в больницу привезли молодого человека в состоянии глубокого сна, и, хотя врачи пытались понять, что привело к подобной спячке, они не смогли установить ее причину.

            Я позвонила его родителям и узнала, что они нашли его, лежащим в таком состоянии, когда гуляли в сельской местности. Тогда я подумала, что его укусила змея, и увидев его раны, заметила, что действительно у него два следа, как от укуса, что подтверждало мой диагноз, и я решила, что мы можем его спасти.

            Вот так проклятие коснулось ничего не подразумевающую жертву. Только самые близкие родственники понимали всю серьезность психофизических проявлений, которые обнаружились у этого юноши.

            Также врач специалист, на основе этих симптомов, смог увидеть внезапное изменение характера пациента.

            … Вечером у меня была встреча с профессором Морабито.

            Вчера он отложил запланированную встречу, и перенес ее на следующий день. Мне было приятно, что он проинформировал меня об этом заранее. Таким образом мне не пришлось приезжать сюда и ждать. Несмотря на это, когда я слушала его, меня пробила странная дрожь, которой я не могу объяснить.

            После обеда я задумалась об этих странных встречах, и о том, почему профессора не было на месте. Скорее всего, я преувеличила серьезность ситуации. Я понимала, что негативное мышление ни к чему хорошему не приведет, и стала думать о том, что встреча с профессором была для меня настоящим подарком судьбы. Он спас меня, как физически, так и психологически, и духовно. Когда я говорю «дар судьбы», имею ввиду Благодать Господа нашего Иисуса Христа.

            Я приехала к нему, зашла в кабинет, и разговорилась с другим врачом. Вместо того, чтобы впустую ожидать профессора, я решила ему помочь, и стала диктовать его коллеге данные, которые он записывал в карту. В какую-то минуту в кабинет зашла другая пациентка профессора, подруга Алекса, врача, с которым я и разговаривала. Но Алекс очень настойчиво попросил ее уйти из кабинета, где мы находились, объясняя это тем, что он должен работать, и у него нет времени. Я почувствовала себя немного глупо. Подумала, что та девушка должно быть привыкла к подобному обращению, и вернулась к нашей совместной работе. Однако мысли о девушке все время возвращались ко мне, я писала, и, как это часто бывает, мысленно усмехалась. Перед глазами все стояла картина, как Алекс отнесся к своей подруге. «Надеюсь, она не станет ревновать» – пронеслось у меня в голове. С чего бы ей ревновать? Я намного старше ее, к тому же, я замужем. Она такая красивая, молодая девушка! И я вернулась к нашей работе. Я знала, что у профессора сейчас пациент, который находится в очень тяжелом состоянии. Потом его ожидают еще два пациента. Перед тем, как принять первого из них, профессор заглянул в кабинет к Алексу. Казалось, он немного раздражен тем, что видит меня, может быть еще потому, что раньше я не помогала ему…. Боюсь, что именно из-за этого. Он не посмотрел на меня, сразу же перешел к делу, с которым пришел к коллеге. Он хотел проконсультироваться по поводу одной молитвы. Со мной он даже не попрощался.

            Позже профессор попросил взаймы у Алекса спички, которая оставила его знакомая. Она курила, а профессор хотел зажечь ладан в присутствии пациента.

            Потом он вернулся в свой кабинет. После того, как я закончила работать с Алексом, меня охватило странное беспокойство. Я чувствовала себя никому не нужной, угнетенной чрезмерными заботами, виноватой в том, что отнимаю время у профессора. Ведь я видела, что его ждут другие пациенты. И, прежде всего, у меня было такое чувство, что я сижу на горящих углях. Я не могла сосредоточиться, когда Алекс рассказывал интересные новости, связанные с войной в Заливе.

            Меня охватила ужасная злость, я чувствовала, что должна уйти, должна оттуда уйти. Мне было стыдно там оставаться. Это было тем более странным, что я работаю с профессором, и вижусь с ним уже больше двух лет, так что его окружение не должно на меня негативно действовать. Также я не должна негативно реагировать и на общество Алекса. Никогда я не испытывала подобного раздражения. Внезапно я решила уйти, но Алекс тут же спросил, да и не один раз, уверена ли я в том, что мне пора идти. Я ответила, что мне незачем здесь дольше оставаться. Я закончила работу, помогла Алексу с его делами. Профессора же в холле ждут еще два человека, и кроме того, у него сейчас пациент в кабинете. Нет никакой надежды на то, что у него найдется сегодня время еще и для меня. Странно, но раньше со мной такого не было. И все же профессор отправил меня домой, не выкроив даже минуты для разговора.

            Я вышла из кабинета, не простившись, и села в машину, намереваясь вернуться домой. Я не была уверена в том, что делаю. Обычно, в свободное время, я читаю Розарий, но в этот раз я не могла молиться, ни после обеда, ни в машине. Опасаясь, что это может быть дьявольским искушением, я стала повторять: «Иисус, Мария, помогите!». Через минуту заметила, что потеряла свои маленькие четки, которые всегда ношу с собой, вместе с медальоном, который подарил мне профессор. Я вспомнила, что они остались в клинике, в кармане халата.

            В моей голове пронеслась странная мысль: то, что со мной происходило сегодня, как-то перекликалось с другим событием, которое произошло в сентябре, и за которое мне пришлось дорого заплатить. Но сейчас мне подумалось, что мое вечернее бегство стало добрым делом по отношению к профессору, потому что у него было слишком много пациентов, и я, таким образом, подарила ему час на отдых.

            Когда я приехала домой, то, прежде чем войти в дверь, мне пришла мысль, что хорошо было бы вернуться. Настроения не было. Моя дочь что-то сказала мне, а я ответила, что устала и мне не хочется ни о чем говорить. Лучше отложить разговор на завтра. Я думала, как мне снова уйти из дома. Мой муж взял плащ, словно намеревался куда-то пойти, и я решила узнать, какие у него еще на сегодня дела.

            Когда зазвонил телефон, я была в спальне, и взяла трубку раньше, чем к телефону подошла моя дочь. Звонил профессор. Он просил меня внимательно отнестись к тому, что со мной происходит. Он спрашивал, было ли мое решение уйти из его кабинета внезапным, или я уже раньше что-то планировала. Речь могла идти о какой-нибудь порче, потому что мое поведение сразу же обеспокоило Алекса.

            Когда я слышу свой внутренний голос, сразу возникает чувство освобождения, но я не знаю, от чего. Меня охватила большая радость. Может быть, я получила возможность исправить результаты моего поведения? А может, как утверждал профессор, стала объектом воздействия вражеской силы? Я захотела продолжить беседу, поэтому поругалась с мужем. Мне хотелось хоть немного уединения, но тут он вошел в спальню, кажется хотел что-то взять. Однако он долго не выходил, и я попросила его уйти, потому что мне нужно было еще позвонить. Я прямо спросила, долго ли он еще будет сидеть в комнате. Муж ответил: «Ты чего от меня хочешь?!! Мало того, что домой возвращаешься в девять вечера, так еще и комнату хочешь себе забрать. Что это у тебя за тайны? Ты никогда ничего не скрывала, и вдруг, внезапно, начались секреты?!».

            Но я настаивала. Мы стали кричать друг на друга. Он должен был поехать на какую-то встречу, и я торопила его. Он ответил: «А вот никуда я не пойду! Специально, тебе на зло!». Потом он ушел на кухню. Я закрыла дверь. Муж вернулся и снова ее открыл. Я закончила разговор, и пообещала, что через пятнадцать минут снова буду у профессора в кабинете.

            Я была в бешенстве. Собрала свои вещи, сумки и, не торопясь, стала одеваться. Муж кричал, чтобы я больше не возвращалась. Я ответила, что он не дождется от меня такой услуги, и пошла к двери. Он пригрозил запереться изнутри и заблокировать замки в дверях. Я быстро забрала ключ, которым он мог бы запереться изнутри. Муж ругался все сильнее, и я заявила ему, что, если он попробует что-то учудить, я вызову полицию, потому что этот дом принадлежит, как ему, так и мне. А если он только дотронется до меня или отнимет у меня ключи, я подам на него в суд.

            Потом я ушла. Мне полегчало, во-первых, потому что я возвращалась к профессору. Наконец-то я смогу с ним поговорить. Я должна рассказать ему о своих проблемах, о том, что чувствую себя брошенной и т.д. Во-вторых, потому что мой муж показал мне свое истинное лицо. Это был совершенно другой человек, не такой, каким я знала его, когда общалась с ним изо дня в день.

 

Случай семнадцатый –

Проклятые предметы, которые не горят

            Профессор позвонил мне из кабинета. Хотел, чтобы я услышал историю женщины из Сассами. Вот что она рассказала:

            Год назад мы ездили в отпуск в Лигурию. Туда нам позвонила моя взволнованная сестра, и сказала, что состояние нашей мамы очень серьезное. Она странно себя ведет. Сестра решила безотлагательно вернуться домой и разобраться в ситуации на месте. Мы должны были присоединиться к ней позже. Но к сожалению, все оказалось настолько нетипичным и странным, что мы вынуждены были сразу вернуться. Приехав, я сразу же пошла в комнату, где отдыхала мама.

            Мама недавно поссорилась с моей сестрой, а потом в приступе безумия бросилась на нее и сильно расцарапала. Я осторожно разбудила маму. Она посмотрела на меня и закричала: «Иди отсюда! Ты кто такая?!». «Мама, это же я, Соня!» – ответила я. Но она начала трястись, хватать меня за руки и кричать: «Убирайся, негодяйка!». В комнату сразу же вошла тетя, которая помогла мне освободиться от цепкой маминой хватки.

            С мамой происходили и другие пугающие вещи. Она не могла держать в руках Розарий, потому что сразу начинала плохо себя чувствовать, задыхалась. Когда она уходила из дома, все было в порядке, но стоило ей вернуться, она буквально переворачивала весь дом вверх ногами. Еще один случай сильно испугал нас. В прихожей стояла фигурка Божьей Матери. Однажды мы наши ее на полу маминой комнаты. Фигурка была разбита вдребезги, а наша мама вся была покрыта синяками. Она уверял нас, что кто-то пришел, и побил ее этой фигуркой. В другой раз она сказала, что видела, как на нее упал бойлер в ванной.

            В тот день она переехала к моей сестре, которая жила недалеко от Бергамо. Но и там, в спокойном и безопасном городе, мама вела себя агрессивно. Странным было то, что после приступов, она совершенно не помнила, что с ней происходило. Она сильно переживала из-за того, что причинила кому-то вред, и постоянно спрашивала, все ли у нас в порядке. Мы отвезли ее ко врачу, который исследовал разные психические отклонения, и давал консультации. Результаты обследований оказались хорошими. Врач не нашел ничего, кроме испуга, он не придал особого значения всем вышеописанным явлениям.

            Мы решили отвезти маму к экзорцисту, при виде которого она пришла в ярость. Она не хотела там находиться, сняла с ноги сапог, и начала бить им бедного священника. Нам удалось ее удержать. Священник положил маме руку на голову и начал молиться. В ту же минуту она вырвалась и стала биться головой о стену, потом ее вырвало. Из нее вышел пучок волос. Нам велели сжечь его, поить маму святой водой и ежедневно молиться на Розарии.

            Священник велел нам сжечь одежду, которую она когда-то получила в подарок. Мы взяли ее кожаную куртку и поехали в лес. Полили куртку бензином и подожгли. К нашему удивлению, кожа не хотела гореть! Прошло немало времени, прежде чем нам удалось ее сжечь. Дома мы застали маму сильно потрясенной. Она сказала, что в то время, когда мы были в лесу, она места себе не находила, потому что слышала вопли той женщины, которая подарила ей эту куртку.

 

            Случай восемнадцатый – Udine:

живой огонь, который не сжигает проклятые предметы

            К профессору приехала супружеская пара из Удине. Мужчина выглядел нервно истощенным. Ожидая результатов исследований, женщина рассказала о некоторых странных событиях, которые произошли с ними в последние годы.

            Однажды ночью, когда она пыталась заснуть, и смотрела на входную дверь, лежа на разложенном диване, увидела высокую сущность, которая перешагнула порог, и стала медленно приближаться к ней. На сущности был длинный плащ, и воротник закрывал лицо, так что его было не видно. Виднелись только большие, светящиеся в темноте глаза. На голове были уши, как у кота. Из-под длинного плаща выглядывали копыта.

            Странная сущность приблизилась, и женщина попыталась закричать, но не смогла произнести ни звука. Она приложила максимум усилий, но ничего не получилось, даже тихого шепота. Непонятный мужчина ходил вокруг ее кровати, казалось, он наслаждался ее страхом, и зловеще смеялся дьявольским смехом.

            Видя, что ее рассказ заинтересовал нас, женщина рассказала и о других невероятных событиях, необходимых для лучшего исследования их проблемы.

            Следующей ночью она почувствовала ледяное дыхание на своем лице. Это ощущение было настолько сильным, что у нее перехватило дыхание, она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Казалось, все ее тело потеряло чувствительность.

            Однажды, много лет назад, в один августовский день, она вернулась с работы домой одна, потому что муж не смог за ней заехать. Придя на кухню, она оставила на полу сумки с покупками. И вдруг, некая непреодолимая сила буквально повлекла ее в спальню, казалось, ее звал туда чей-то настойчивый голос. Женщина объяснила нам, что обычно она не оставляла продукты на полу, сразу выкладывала их на стол, и убирала в шкафчики, потом снимала плащ и т.д. То лето было очень жарким, и она почувствовала, что должна скорее побежать в спальню и поднять подушку, на которой спала. Странно, но одеяло и простыня были совершенно мокрыми. Женщина пыталась убедить себя, что это ничего не значит, что она ничего не видела! Потом она сделала уборку и снова вернулась в спальню. Подняла подушку, которая уже немного просохла. Приказ был однозначным: женщина должна была увидеть то, что случилось. Позже «эксперт» объяснил ей значение этого явления: в ближайшем будущем она должна будет пролить столько же слез (… так и случилось).

            Раньше, в течение нескольких лет многие люди относились к этой женщине с ненавистью, она очень плохо себя чувствовала. Когда по ночам она оставалась дома одна, не могла спать. Муж работал на железной дороге, его часто не было дома, но только в его присутствии женщина могла успокоиться, и спать, не просыпаясь всю ночь.

            Подруга посоветовала ей разрезать ночью подушку, в том месте, куда она обычно кладет голову.

            Так она и поступила, дождавшись, когда муж будет дома. Она хотела, чтобы он стал свидетелем всего, что может произойти.

            В середине подушки она нашла длинный, около 30 см, шип акации, и шнурок со множеством узелков. Узелки были окрашены чем-то, напоминающим кровь. Супруги сразу же сложили все в черный пакет для мусора, чтобы муж смог все это сжечь. Когда он бросил пакет в топку локомотива, был очень удивлен, потому что увидел – вещи не горят!!!

            Когда, наконец, пакет загорелся, стали слышны стоны. А ведь несколько часов назад супруги не верили в существование проклятий. Теперь же они всё испытали на самих себе, и получили очень веские, ощутимые доказательства. Такие предметы с большим трудом поддаются огню, а когда начинают гореть, слышны пугающие крики и стоны.

 

Случай девятнадцатый – XY

            Дорогой доктор Саймон Морабито,

            В ответ на Вашу просьбу, я попробую описать, что я пережила после последнего экзорцизма.

            Когда Вы пришли, я очень плохо себя чувствовала. Ужасно устала, потому что с утра уже прошла один экзорцизм у священника. Были и другие причины. Чувствовала себя сломленной, меня мучила сильная головная боль, кололо в висках, в мозге, болела вся голова. Эта боль была необычной: мне казалось, словно в отдельных частях головы перемещается червь, потом казалось, что голову пронзает током, я чувствовала себя бесконечно усталой. Кроме того, я не только была сонной, но находилась в состоянии, которое называют гипнотическим. Если кто-то чувствует себя сонным, ему достаточно умыться холодной водой, выпить кофе, и все проходит. Но не в моем случае. Я не проснусь, даже если выпью кофе и умоюсь. Другими словами, я не сплю, но нахожусь в состоянии полусна, и теряю возможность общаться с окружающим миром. Но и это еще не все. В то время я чувствовала также странное напряжение, и раздражающее сексуальное возбуждение в области половых органов. Когда сонливость проходит, ослабевает и похотливое возбуждение.

            Вчера, когда Вы приехали, я была именно в таком состоянии. Еще могу сказать, что головная боль просто невыносима, ее невозможно унять никакими лекарствами. Только Св. Месса, Св. Причастие, литания к Драгоценнейшей Крови Иисуса Христа, а иногда и молитва к Святому Духу могут мне помочь и являются идеальным лекарством. Вчера я думала, что у меня весь вечер будет ужасно болеть голова, но на счастье этого не случилось. Божье Провидение позаботилось об этом: приехали Вы. Я этого не ожидала, ведь было семь вечера. По счастью Вы приехали.

            Когда я услышала, что в дверь звонят, подумала, что это могут быть мои друзья, они приходят ко мне каждый день. В ту же минуту мир наполнил мое сердце. Когда меня мучает головная боль, я часто чувствую себя бессильной, апатичной, мне ничего не хочется делать, нет никакого энтузиазма, все раздражает. Однако, возвращаюсь к гостям. Когда мой папа позвал меня, и сказал, что приехал доктор, я сразу же поняла, что мир, наполнивший меня, не был чем-то обычным. Сразу же, как только Вы начали молиться в тишине, боль усилилась, но через минуту утихла, хотя и не полностью. Потом я словно во что-то погрузилась: моя свободная воля исчезла, я понимала, где нахожусь, всё осознавала, но это было парадоксальное, перевернутое сознание. Несмотря на то, что я находилась в трансе, мой разум оставался ясным. Потом Вы прочитали молитву экзорцизма, во время которой я чувствовала себя совершенно измученной, меня одолевала сонливость, я была раздражена, в ярости, но лишь на некоторые молитвенные воззвания я выплескивала тот гнев, который клокотал у меня внутри.

            Например, я не помню, какая это была молитва, но вдруг, несмотря на усталость, демон «проявил себя»: он воспротивился и велел мне сильно толкнуть стоящих рядом людей. Но только однажды его сопротивление проявилось так явственно. Обычно во время молитвы, хотя внутри меня все напряжено и клокочет бешенством, демон вызывает во мне такую усталость, что нет сил на кого-то бросаться. Я нахожусь в сознании, но такое чувство, что в то же время я сплю глубоким сном. Во время молитвы экзорцизма я чувствовала, что у меня болит нижняя челюсть, болят десны и зубы. Эта боль то увеличивалась, то утихала, пока совсем не прошла. Я почувствовала себя совершенно освобожденной, когда Вы, профессор, повелели духу выйти из спинного мозга. Я чувствовала сильную боль во всем позвоночнике, и эта боль поднималась вверх, и доходила до мозга. Чем выше она поднималась, тем меньше болела голова. Так что освобождение спинного мозга приносило в свою очередь освобождение головному мозгу. В такие моменты я все сильнее чувствовала чье-то присутствие, усталость отпускала меня. Я все время чувствовала, что по моему телу перемещается некая странная сила, даже в кончиках пальцев на ногах. А ведь ступни тоже имеют свое значение, они участвуют в исцелении спинного мозга. Не знаю, почему, но может быть Вы, профессор, сможете мне это объяснить, ведь Вы врач.

            Экзорцизм помог мне также в освобождении грудной клетки. Я чувствовала тепло во время молитв, когда демону повелели уйти из этой части тела. В то же время я чувствовала сильное опустошение, мне трудно было дышать. Мозг исцеляется в первую очередь. Когда демону приказали уйти из него, и из всего тела, после каждого воззвания я чувствовала возрастающую боль. Однако я просила Вас не прекращать молитву. После сильной болевой волны напряжение сразу же спадало, и через минуту боль проходила. Думаю, что хотя все экзорцизмы приносят освобождение, этот экзорцизм, приказывающий злым духам уйти из отдельных частей тела, особенный и самый сильный. Также сильно латинское воззвание «totos», означающее: «вы должны уйти из каждой части тела». Можно также почувствовать своеобразное «разделение» всех частей тела: вытянутые ноги, отвисшая нижняя челюсть, опухшее горло и железы.

            Это описание является не только примером, потому что в действительности ощущения невозможно передать словами. Другие места, которым также достается, это, например, волосы. Мне казалось, что у меня на голове муравейник. А что говорить о ногтях, из-под которых «выходило особое раздражение»: мне хотелось царапаться и царапать любую поверхность. Вчера я напала на одежду Ваших ассистентов, на их куртки! Ужасное чувство было в горле, словно меня кто-то сильно душил, стягивал мою шею. Я чувствовала, что опухаю, что сейчас потеряю сознание. Тоже было с нервами и с внутренностями. Помню, я почувствовала освобождение, когда пошла в туалет, и сразу же после этого я словно проснулась.

            Мне стало лучше, голова почти перестала болеть. И еще одно: Крест! Когда Вы положили мне его на позвоночник, я почувствовала такую боль, как будто меня кто-то ударил ногой. Чем больше Вы настаивали на том, чтобы массировать Распятием мой позвоночник, тем больше эта травмирующая боль распространялась и увеличивалась. Такую же боль я чувствовала в висках.

            Надеюсь, я все объяснила, и ничего не напутала в своем описании. Странно то, что в других частях тела боль сосредотачивается и быстро проходит, а позвоночник болит у меня и сегодня. В этом месте реакция была очень сильной. Вчера, хотя я и не участвовала активно в молитве, была только пассивным участником, все же чувствовала себя после нее хорошо, мне и сейчас хорошо.

            Я верила в то, что вода из Лурда освящена и заряжена энергией, и если я использую ее во время сексуального акта, то она превратится в сексуальную энергию. А когда она затронет область селезёнки, то станет энергией праны. Долго я не раздумывала, и сделала то, что намеревалась. И сразу же почувствовала распространяющееся тепло и напряжение. При этом мое лицо опухло. Когда я прикладывала к селезёнке фигурку Лурдской Божьей Матери и святую воду, чувствовала длительное жжение.

            После всех этих странных происшествий, я чувствовала себя еще более изолированной и одинокой, к чему, собственно и стремилась. Думала, что я лучше других. Мне казалось, что окружающие выглядели по сравнению со мной просто глупцами. Мои отношения с людьми были холодными, плюс ко всему, они меня раздражали: я была зла на них, эгоистична и подозрительна. Раньше меня считали вежливой, милой девушкой, самоотверженной, готовой всем помочь, мне доверяли. Но после всего пережитого меня никто уже не интересовал, я думала только о себе. Я больше не чувствовала себя членом общества, чувствовала изоляцию. Также и мое общение с Джанни не было таким, как прежде. Я была влюблена в него, я и теперь его любила, но уже без эмоций. Мы сильно ссорились, я ревновала, боялась. Настоящая неволя. Хотелось бы о ней забыть.

            Однажды, после обеда, мы поехали к морю. Джанни привел меня на какую-то возвышенность, захотел заняться со мной сексом. Я плохо себя чувствовала, у меня все болело, и это мешало мне. Я хотела с ним секса, но сексуальная блокада была сильнее меня. Я подумала, что нужно принять лекарство. В багажнике у меня была вода из Лурда, и я решила превратить ее мистическую энергию в энергию сексуальную…. Так и случилось: я сразу обрела невиданную силу, и, несмотря на физическую боль, смогла заняться сексом с моим парнем Джанни. Однако, когда я вернулась домой, мне хотелось сквернословить и богохульствовать.

            Еще одна история. Кажется, однажды я даже полила этой водой свои интимные места, чтобы обрести сексуальную энергию. Чувствовала, что внутри меня находится какая-то сильная сущность, она-то и побуждает меня к подобным действиям. Хочу подчеркнуть, что Джанни ничего об этом не знал, но лишь только я начинала испытывать прилив этой энергии, он реагировал сильнейшим возбуждением. Он считал, что эти интенсивные сексуальные отношения абсолютно нормальны, что это выражение чувств двух влюбленных. Разумеется, это было не так. Я знала, что наши отношения – всего лишь результат воздействия странных сил, происхождения которых я не понимала. Во время секса мне казалось, что это не я двигаюсь, но некая таинственная сила толкает меня, заставляя вести себя так или иначе. Я была похожа на робота, слушалась секретных приказов от «руководителей», которых не видела, но чье присутствие чувствовала.

            Еще раньше, до всех описываемых мною событий, однажды, после обеда, чтобы снять сексуальную блокаду, которую наложил на меня своей магией колдун, я полила свои интимные места алкоголем с мятой, пытаясь таким образом нейтрализовать его ритуал. Я призывала таинственные силы, говорила на незнакомых языках, хотя и не понимала, что я говорю. С момента этого ритуала и начались все те странные явления, о которых я рассказывала. После секса я чувствовала себя уставшей, измученной, сломленной, у меня начиналось расстройство желудка.

            Однажды, после обеда, я услышала голос, который сказал мне, что люди собираются на площади Санктуария. Этот голос призывал меня почерпнуть красную сексуальную энергию у Великой Матери. Но это еще не все. Голос говорил, что туда придут и другие, и если я приму участие в этом ритуале, то получу невероятную сексуальную силу, и смогу подчинять себе волю других людей. На счастье, я не согласилась принять этот ритуал телепатически и отказалась от всех тех образов, которые проносились у меня в голове. Помню, я встала, и попыталась чем-то заняться, чтобы только не думать об этом ритуале, и не поддаться ему. Во время этого странного явления я видела в своем воображении площадь и Базилику, почувствовала, насколько сильна была личность мага, находящегося внутри Санктуария. Было похоже, что он телепатически руководил мной и пытался включить меня в свой ритуал.

***

            Дорогой доктор Морабито,

            Как мы и договаривались, я готова рассказать Вам свою «историю жизни» с точки зрения оккультизма.

            Итак, начинаю. Меня зовут Анна С., мне 29 лет, и уже два года, как я замужем за Джанни С. У нас прекрасная дочка, которой сейчас два года. Период моего созревания был полон разных переживаний, таким, как преждевременная связь с парнем. Мне тогда было 13 лет. Я пробовала также мексиканские грибы, которые стали причиной и источником открытия моей «чакры» в области горла. Потом, на протяжении нескольких лет, я проводила все свое время в таинственном подземном «лабиринте» моего города. Весь мир его культуры и искусства вышел навстречу моим желаниям, и стремлению познать «другое» и «по-другому».

            После того, как я закончила институт, под руководством профессора истории и искусства, я избрала для себя карьеру критика. Успех был невероятным! Сначала я работала журналистом в “Corriere”, писала рецензии, оценивая разные выставки, потом сотрудничала с некоторыми специфическими журналами. Писала тексты к каталогам известных артистов, вращалась в художественных кругах частных выставок и галерей.

            Почему я перечисляю здесь все эти ступени моей карьеры? Да очень просто: одна из известных в городе галерей называется «мантра», а художественные школы почти все находятся при via Manzoni (именно там расположено большинство галерей). Более того, всё современное изобразительное искусство, нарушая права эпистемологии, и черпая вдохновение из науки и природы, опирается на разные методы интерпретации. Чаще всего, темой для искусства выбирают эзотерику.

            Наверно здесь Вы спросите, как я в течении этих лет, продвигаясь по карьерной лестнице, попала в сеть оккультизма и эзотерических «наук»? Это случилось после того, как я встретилась с колдуном. Я часто видела пророческие сны, которым придавала большое значение. Но в тот раз было нечто особенное: я спала, и видела сны, но в то же самое время слышала звуки и шум, и видела свое жилище в искаженном виде. Мало того, все мое тело было парализованным. Мозг пытался послать телу импульсы, но безрезультатно. Мое тело охватила смесь беспокойства и чувства нереальности, что выражалось в сильнейшем сердцебиении. Сердце колотилось, как бешеное! Наконец, воля победила, я проснулась, тело обрело способность двигаться, вернулась психомоторика, но двигалась я, как в замедленном темпе. Сначала пошевелила одной рукой, потом другой, потом ногой и т.д.

            Пораженная, я зашла к своей соседке, жившей этажом ниже. Это была премилая женщина. Несмотря на то, что я пришла к ней в три часа ночи, она охотно впустила меня, угостила отваром ромашки. Но уже на следующий день рассказала мою «историю» всем соседям. В результате однажды вечером я услышала звонок в дверь. На пороге стояла десятилетняя девочка. Она представилась: «Здравствуйте, меня зовут Сара, я дочь известного медиума. Мне было очень интересно, что говорят люди, и я позвонила папе, чтобы узнать, что же означает Ваш сон. Мой папа хотел бы с Вами познакомиться, и, если Вы согласитесь, мы можем поехать к морю…». Потом она добавила: «Мой папа со своими знакомыми заглянул в Ваше прошлое, и сказал, что у Вас открыта четвертая, горловая чакра, и этот сон – типичный пример астрального неконтролируемого акустического видения». Я подумала тогда, что это могут быть только слова ребенка с безудержной фантазией. Однако я заметила в этой девочке что-то особенное: что-то было на ее милом, привлекательном личике, какая-то метафизическая красота в обрамлении длинных, каштановых волос. Ее большие, зеленые глаза словно светились, да и само лицо, мимика, было удивительным. И кроме того, даже если бы это был просто плод воображения, девочка говорила изысканным, научным языком, совершенно нетипичным для ребенка ее возраста. Непохоже, чтобы она выучила эти слова наизусть. Такого просто быть не могло! Девочка использовала сложную лексику, но была убеждена в том, что говорит. Я заинтересовалась, потом долго думала над ее предложением, и согласилась встретиться с ее отцом. И потом уже не мешкала, через два-три дня мы познакомились.

            Встреча состоялась вечером, у меня дома. Я была не одна, ко мне приехали Джанни и Анжела. Эзотерик прибыл вместе с дочерью. Он не произвел на меня особого впечатления: толстый, лысый, сутулый…. У него были холодные, мягкие руки. На первый взгляд обычный мужчина. Единственное, что его отличало от остальных, это сосредоточенный взгляд, черные глаза, лишенные всякого блеска, словно их погасила гримаса морщинистого лица. Обращала на себя внимание и слишком белая кожа, бледная, словно «измученная», с серым оттенком. Позже я узнала, что он живет в темноте, и как только выходит на улицу, закрывает себя капюшоном, чтобы предохранить свое тело и чакры. Он производил впечатление чиновника или банковского служащего, анемичного и мало различимого в толпе, на что указывал его костюм песочного цвета, уже немодный и плохо скроенный.

            Такой была моя первая встреча с этим колдуном. После формального приветствия, я очень удивилась, видя, что он начал совершать странные жесты над Джанни, словно хотел его отогнать. Я предложила ему сесть, но он сказал, что нужно выйти из дома. Я вышла из дома вместе с ним и его дочерью, и мы пошли в сторону ближайшего подвала. Как он объяснил, ему не хотелось, чтобы его увидела жена, он ее боялся. Сказал: «Если моя жена или тёща скажут тебе, чтобы ты со мной не встречалась, не обращай внимания, они злые и глупые!». Он говорил красиво и убедительно: «У тебя широко открыта горловая чакра. Это раскрытие является плодом того, что ты наелась мексиканских грибов. Мы, вместе с друзьями, просмотрели твою историю. Чакра очень расширена, но может расшириться еще больше! Если не хочешь этого, я могу ее закрыть». Он объяснил мне, что из-за этой чакры у меня бывают астральные видения, я слышу звуки, и не только по ночам, но также и днем, на яву. Потому что астральный мир не подчиняется законом физическим, законам пространства и времени, но имеет четыре измерения. Я могла видеть прошлое и будущее одновременно. Могла видеть давно умерших людей, и тех, кого еще не знаю, но кто гуляет вместе со мной по улицам. Я немного испугалась, слушая его слова.

            Колдун добавил, что я не единственный человек, у которого чакра так сильно открыта, что таких людей много. Разница лишь в том, что мне больше повезло: если я соглашусь не его «операцию», то он сузит мою чакру, повернет ее и подчинит своей воле. Это приведет к тому, что он сможет сопровождать меня в астральных путешествиях при помощи телепатии, и других гипнотических воздействий. У других людей проблемы, их с их открытыми чакрами направляют к психиатрам, и в результате их считают сумасшедшими, визионерами, бредящими психами. Медицина не может понять их истинного состояния.

            Другими словами, колдун мог «отшлифовать» тот «бриллиант», которым я была. Я согласилась на ритуал. Он выглядел так: правой рукой он коснулся моего горла, нарисовал на нем цветок в форме полумесяца, и медленно стал рисовать узоры в форме переплетающихся спиралей. В завершении нарисовал треугольник.

            В тот же самый вечер, когда мы шли вдоль подвалов, словно подчеркивая тайный характер нашего разговора, он сказал мне, что со временем я изменюсь, как физически, так и интеллектуально. Прежде всего, изменятся моя психика и мои чувства. Мое тело и мой разум должны срастись с моим астральным телом и с психикой «личности» моего астрального тела. Согласно его теории, у всех есть физическое тело, и тонкое эфирное тело, открывающее физическое тело, а также тело астральное, которое можно назвать телом чувств и эмоций, и которое идентифицируется с нашими желаниями. Мы состоим из разумного тела: способностей, интеллекта, которых нельзя потрогать и увидеть, а также из духовного тела, в котором расположено наше всеведущее «Я». В нем находятся Монады и первоисточники. Он объяснил мне также, что тело астральное, в отличие от тела физического, пережило уже несколько воплощений: оно подчинено метопсихологии, отфильтрованной верой и реинкарнацией. Не такой простой и наивной, как учат на Востоке, а куда более благородной. Например, в этой теории реинкарнация охватывает разные сферы, и не только духовные. Душа здесь называется «духовной субстанцией». Это не наша душа, и не наш дух подвергаются реинкарнации, это наши астральные духи переселяются в новые физические тела, которые обретают свою личность в новом астральном теле. Это вид одержимости духами, отделенными от пространства и времени. Например, триста лет назад тело какого-нибудь человека могло срастись с моим астральным телом. Наши тело и душа умирают, а духи, которые в них вселяются, дают им переживать опыт тел, которые жили в них прежде.

            Однако вернемся к той знаменательной встрече. Мы вернулись домой. Он оставил дочь на кухне, вместе с Джанни и Анжелой, и сказал, чтобы я пошла с ним. Мы спустились на первый этаж. Когда мы шли по лестнице, его тело стало сиять желтым светом. Я испугалась, попросила его объяснить мне, что это такое. Он ответил: «Это сияние охватывает меня, пронизывает меня своей аурой. Сейчас я сделал светлый экран, на которым и отразился. Только ты видишь этот свет, даже моя дочь Сара, которая уже прошла посвящение, не может его увидеть. Только ты, благодаря тому, что у тебя открыта горловая чакра, особенно восприимчива на вибрации астральных волн. Если бы у постороннего человека кто-то спросил, что он видит, то он ответил бы, что ничего особенного: мужчина идет вниз по лестнице. Спустившись на этаж, он стал рассказывать мне «нашу историю». «Мы знакомы уже много лет, мы жили в Вирджинии и были любовниками, по крайней мере твой астральный дух жил вместе с моим в Вирджинии, а теперь мы встретились снова. Со временем я обо всем напомню тебе». После этих слов начался ритуал. Он взял мою правую руку и немного зарядил ее своей духовной субстанцией. Сказал, что я устала, и не смогу выдержать заряда энергии, необходимого для астрального путешествия. Еще сказал, что когда он умрет, то придет забрать мою духовную субстанцию, и я в течении трех дней буду странно себя чувствовать, мне будет хотеться умереть, чтобы с ним соединиться. Но этого не случиться, через три дня я приду в норму, и буду в такой форме, которую сейчас он еще не может мне предоставить, но тогда он научит меня делать тоже самое. После этого он совершил еще один ритуал. Он брал мое тело в свои руки, мял его, словно хотел вылепить из меня что-то, смоделировать каждый кусочек моего тела. Невольно я почувствовала распространяющееся тепло. И в то же время почувствовала к этому колдуну симпатию и привязанность. Другими словами, я не могла его уже оттолкнуть от себя, и призналась, что он может продолжать свое дело.

            Сегодня, оглядываясь на ту ситуацию, я могу сказать, что тот колдун имел невероятную силу, мог воздействовать на волю, и делал это ежедневно.

            Когда он завершил десятиминутный ритуал, я спросила его, что он сделал. Он ответил так, словно для него это было совершенно естественным и повседневным занятием: «Ничего особенного, я запечатлел на тебе знамение Соломона и начертал Печать Святого Духа, которым ты отныне крещена». Потом велел мне отречься от Крещения. Потом мы прошли по лестнице и вышли на балкон. Он велел мне поклясться, что я никому не расскажу о том, что было между нами. Так, овеваемая легким летним ветерком, я совершила самую большую ошибку в моей жизни: я отреклась от Крещения. Он сразу же предложил мне пройти следующую ступень инициации. Объяснил, что отречение от Крещения было необходимым, потому что дьявол существует в христианстве, а оккультизм «не верит» в существование дьявола. Эзотерики говорят, что это слишком опасно: заряжать энергией разум, который уже что-то впитал в себя. Он также добавил: «Это основные концепции и правила инициации. Позже я вышлю тебе телепатически подсознательную информацию, которая будет тобой руководить, и планировать твои действия! Потом я помогу тебе, также при помощи телепатии. Например, буду говорить тебе во сколько нужно ложиться спать и в какой позе, как тебе умываться. Очень важно, чтобы твое физическое тело каждый день было чистым. Грязь может оказаться смертельной. Многие оккультисты умерли во сне, потому что их эфирные нити расщепились. Это основные и ключевые моменты: ты должна отречься не только от твоего Крещения, но от всего христианского учения и религиозного воспитания, которое тебе навязали. Тебе больше нельзя будет принимать таинства, и никогда, слышишь, никогда не участвуй больше в Св. Мессе. Даже если тебя вынудят обстоятельства, выйди из храма под любым предлогом, лишь бы не участвовать в Литургии. Скажи, например, что плохо себя чувствуешь. Благодаря этому, когда ты сможешь управлять своей силой, я научу тебя сиять таким же светом, как мой. Ты должна знать: дьявола не существует, он – всего лишь плод фантазии христиан и их веры. Однако это не значит, что он не существует, как сила. Будучи формой, вызванной к жизни мыслью, он имеет силу, и его сила исходит именно от мыслей. Эта форма поддерживается и подпитывается коллективным бессознательным. Я не говорю, чтобы ты бросила свою религию, я предлагаю тебе другое «христианство», эзотерическое, «процеженное» оккультистами. Я долгие годы изучал «эзотерического Христа», или буддийского, который благодаря аскезе и своим психическим способностям становится «Христом». Но мне мало было достичь только такого состояния».

            Мужчина смотрел куда-то вдаль, думал об идеальном состоянии духа, хотел стать каким-нибудь «ангелом» или демоном, обладающим сверхъестественными силами, чтобы можно было обитать одновременно в нескольких мирах. Это и есть цель всех оккультистов: жить в параллельном мире, который представляет собой альтернативу христианскому раю, возможность жить после смерти по другим законам. Сегодня, спустя много лет, после двух лет экзорцизмов, я могу так назвать этот мир: царство Люцифера. Это он всегда хочет создать альтернативу Царству Божьему.

            Однако вернемся к началу, к той первой встрече с эзотериком. Прежде чем уйти, он добавил: «Хочу тебе напомнить, что твоя чакра находится в горле, это твое драгоценное сокровище, и именно так ты должна к ней относиться. Жаль, что ты еще не можешь ею пользоваться!». Он также предложил, чтобы его дочь научила меня. Напомню, девочке было десять лет. Мы вышли. В следующие дни я встречалась с Сарой, его дочерью, мы очень подружились, и наша дружба открыла нас друг другу. Как мы и договорились, вернувшись из отпуска, я позвонили колдуну. Беседа была краткой, насыщенной советами и информацией. Он сказал, какие книги я должна прочитать, и где можно их купить в моем городе. Вот название этих книг: «Эфирное тело и эфирный близнец», «Астральное тело», «Разумное тело», «Тело причин», «Двойная Солнечная Система» (в последней представлена гипотеза, согласно которой существует параллельная вселенная, «двойная Солнечная Система). Все эти книги издательства Alaya. Их автор Arthur E. Powell. Не хочу говорить о них или их пересказывать, могу только упомянуть чему они служили, то есть служат. Все эти тексты должны сформировать разум людей, прошедших инициацию. С теософской точки зрения они кажутся невинными, что-то вроде смеси из разных религий: христианства, гностицизма, индуизма, эзотерики, спиритизма, буддизма и т.д. В них нет сложной терминологии, но все же они довольно сложны. Эти книги пытаются убедить читателя, что дьявола не существует. Чтобы укрепить свой псевдо-интеллектуальный характер, и оправдать свои теории, авторы цитируют многих философов и ученых. Там встречается и Платон со своей концепцией метемпсихоза, и пифагорейцы – предшественники нумерологии, немало там и рассуждений Платина, и множество связанных друг с другом разных оккультных теорий, а также подделанная под них философия. Можно там встретить и цитаты из трудов Псевдо-Дионисия.

            Кроме того, там много известных фамилий из мира науки. Чаще всего цитируют Эйнштейна и его теорию о четырех измерениях пространства и времени, о существовании космического эфира, невидимой субстанции и т.д. Эти книги кажутся невинными, но они могут сильно воздействовать на человека, и ставят под сомнение незыблемые человеческие истины. Такова их цель: поставить под сомнение абсолютные истины христианского Кредо! Забыла еще сказать о Ницше, его тоже очень часто цитируют эзотерики, которым нравится его философская идея вечного возвращения, его концепция, которая прекрасно уживается с эзотерикой, также, как и идея сверхчеловека, идеально отражающая эзотерическую аскезу.

            Еще колдун посоветовал мне прочитать «Эзотерическое христианство». По счастью я не стала это читать, и не буду, несмотря на то, что он настаивал, утверждая, что это важнейшая идея, с которой я должна ознакомиться.

            Вернувшись из отпуска, я в течение нескольких месяцев читала то одно, то другое, и чувствовала, что все больше устаю. Чем больше я читала, тем больше теряла энергии, словно кто-то высасывал из меня жизнь. Колдун сказал, что это типичный случай: некто свыше ставит мне преграды. Сегодня, после того, как я прошла молитвы экзорцизма, я думаю, что все эти книги магическим образом ослепляют человека (через ритуалы инициации), программируя его и лишая всякой иерархии ценностей. В этом я уверена, потому что во время молитвы экзорцизма я пережила освобождение, после того, как отреклась от всех этих книг и оккультных систем.

            В субботу, ближе к вечеру, колдун приехал ко мне домой вместе с дочерью. Человек он был вежливый, и относился ко мне с благожелательностью, поэтому мои родители приняли его, но моя мама ясно сказала: «Анна, ведь это сам дьявол! Посмотри на его глаза и руки! Они потные и дрожат». Эти пророческие слова моей мамы напомнили мне слова Анжелы, девушки, которая была у меня во время первой встречи с колдуном. Помню, она сказала так: «Анна, посмотри в зеркало. Твоя шея худая и напряженная, глаза маленькие, прищуренные и странно блестят, кости на лице выступают, ты уже два часа сутулишься, выглядишь, как будто постарела лет на двадцать…. Право не знаю, что ты с собой сделала. А может это мужик так постарался? Послушай, не связывайся с ним, не нравится мне этот тип. Ты знаешь, я хочу тебе только добра!». Потом она добавила: «Вот, возьми Распятие, иди, освяти его, повесь дома, а этого гостя больше на порог не пускай!».

            Если бы я тогда ее послушала…. В субботу вечером, когда он пришел вместе с дочерью, спросил, готова ли я пройти дальнейшие ритуалы. Он принес с собой странный, подозрительный прибор для оккультных практик, силу которого я вскоре испытала на себя. Этот прибор был деревянный, в середине находилось магнитное поле, а его шнур с датчиком выглядел, как шариковая ручка. Также у него были и другие приспособления, и антенна, принимающая сигналы. Это была очень мощная машина, использующая электромагнитные волны и планетарный магнетизм. Более того, она видоизменяла биологическую энергию (иногда и сексуальную) в энергию космическую. Колдун считал, что энергия нашей планеты – это энергия сексуальная. Все существует, благодаря процессам репродукции, как растения, животные, так и минералы. Он принес с собой также оккультные символы, они все были оригинальными, кроме одного ключа, и он берег их с маниакальным упорством. Это были: Ладонь, Ключ и Печать Соломона. Подчеркиваю, Печать, потому что с ее помощью он пытался стереть помазание Святого Духа. Все предметы были серебряными. Мужчина говорил, что эра золота проходит, и мы вступаем в эру серебра, которая будет длиться до 2005 года (иди дольше, я уже не помню), а потом настанет эра Водолея. Он объяснил мне значение отдельных металлов: меди, золота, серебра и т.д. Не только их магические свойства, но и магнетические, экстрасенсорные, гипнотические, электромагнетические и лечебные. Он также часто принимал гомеопатические капли на основе минералов. Говорил, что при помощи капель, содержащих в себе микродозы этих минералов, можно не только лечить людей, но и гипнотизировать, и запоминать, кого нужно. Он сам часто принимал капли R24. В тот же вечер он объяснил мне, как при помощи магнитных полей и магнетизма полностью лишать людей воли. Он дал мне прочитать некоторые тексты о гипнозе и объяснил, как действуют его тайные техники. Благодаря гипнозу можно не только воздействовать на волю, его можно использовать, как оккультную анестезию, блокируя праническую энергию, которая находится в физическом теле (как и во всем космосе). Больная часть тела словно погружается в сон, и таким образом загипнотизированный человек готов к операции.

            Есть разные приемы оккультного лечения. Колдун считал, что самая лучшая техника – это излучение (я не много знаю об этой технике, что-то читала, но не понимала, на чем она основана). Есть еще электромагнетизм, и т.д. Мужчина считал себя мастером излучения. Я знаю только, что излучение – это оккультная практика, которая позволяет открыться чакрам при помощи триангуляции. Я испытала на себе эту технику, она действительно имеет сильное действие. Последствия ритуалов, которые колдун совершал, воздействуя на мою спину (астральная установка и открытие Кундалини), не прошли и сегодня, после двух лет экзорцизмов!

            В тот вечер я, на счастье, отказалась от операции при помощи этой машины. Колдун хотел открыть все мои чакры, чтобы потом подвергнуть их триангуляции. Например, горловая чакра (которая открылась у меня «естественным образом»), позволяет передавать физическому телу астральные голоса, звуки, шумы и видения. Каждая чакра имеет свое предназначение. Наиболее известны семь чакр, расположенных на теле: на вершине головы – корона, на лбу – чакра третьего глаза, еще есть чакра на горле, на сердце, в области пупка, у основания позвоночника и в районе копчика, где, согласно индуистской теории, покоится, подобно свернувшейся змее, энергия Кундалини. Пробуждение этой энергии и направление ее вверх позволяет открыть остальные чакры, чтобы можно было лучше действовать на астральном и чувственном уровне, и лучше запоминать астральный опыт. В действительности чакр намного больше. Колдун работал с тремястами меньших чакр, расположенных на пальцах ног. Находятся они также на руках, плечах, и на спине. Чакры, расположенные в правой стороне человеческого тела принимают энергию, а с левой – излучают. Например, выделяют ядовитые шлаки. Есть много способов работы с чакрами. Самый простой – это извлекать негативную энергию правой рукой под струей текущей воды. При этом ладонь массируют. При более сложных ритуалах используют электрическую пирамиду с медным кабелем (насколько я помню).

            В течении нескольких лет колдун называл мне некоторые имена своих знакомых из секты, но он никогда не упоминал их настоящих имен. Ближайшими его коллегами были Карло Феррари (он считался «самым лучшим», давал от «себя» или исцелял, используя свою энергию, биологическую и праническую), Паоло Росси (не такой хороший, колдун говорил, что он лишен скрупулезности), Энрико (не знаю его фамилии). Два последних уже умерли, а Карло Феррари и сегодня жив, но тогда колдун не хотел нас представить друг другу. Благодаря общим знакомым мне удалось немного узнать о нем. Он жил в Милане, был богатым артистом, любил собак, и выделялся среди других тем, что мог лечить людей, и выводить их из «болезненных состояний».

            Почему колдун не хотел познакомить нас? Он знал, что я изменю «направление». Знал, что я отрекусь от него и буду читать молитвы экзорцизма. Его друзья не хотели вмешиваться в его «окружение». Может так оно и было…. Он представил меня только профессору Бианки с супругой, но эта престарелая пара не была слишком активной, они работали в теософическом центре, объясняли эзотерические тексты, но ничего больше не делали. Я была у них дома. Он располагался на холме, очень странное место. Супруги познакомили меня со своим духовным наставником, Рада Джанера. Госпожа Бианки в своем теософическом центре любила объяснять молодым адептам эзотерические тексты, и, прежде всего, «Тайную Доктрину».

            Со временем я общалась с колдуном все реже, и только по телефону. Мне не хотелось его видеть. Но он появлялся повсюду: в центре города, на вокзале и т.д. Более того, постоянно названивал мне. Я устала от его преследований, мне хотелось порвать с ним, я изменяла голос, когда он звонил, или не брала трубку. Тогда он стал мне мстить. Однажды вечером (уже не помню, где я его встретила), он привел меня в Базилику Пресвятой Девы Марии и сказал: «Ты бежишь от меня. Я понимаю, ты учишься, но ведь можно было бы посвятить мне немного времени. Сегодня я проведу над тобой ритуал инициации второй степени». Он намочил мою правую руку в святой воде, велел пройти вперед, дальше в храм. Потом положил мою правую руку на боковой алтарь и сказал: «Вбирай в себя энергию, и одновременно представь, что вбираешь в себя маленькие, блестящие, светло-жёлтые шарики». Велел мне представить Вифлеемскую звезду и попробовать прикоснуться к окутывающему меня яркому свету. Потом мы вышли из Базилики, и он спросил, как я себя чувствую. Казалось, он обеспокоен силой ритуала. Я благоговейно «вобрала» в себя энергию. Когда я сказала ему, что чувствую себя хорошо, он объяснил мне, что означает этот ритуал. Сказал, что ритуал очень опасен. Если бы я слишком сильно «зарядилась», то рисковала бы умереть. Говорил, что энергия приводит к зависимости, похожей на наркотическую, и не нужно каждый раз возвращаться для «подзарядки». Достаточно это делать только перед «операцией». Он признался, что это был необычный ритуал. Потом мы сели в машину, и он дал мне шариковую ручку. Спросил, готова ли я, после чего познакомил меня с автоматическим письмом. Научил меня разным техникам. Например, писать в единении с собственным «Я», проектировать, распознавать, принимать или не принимать мыслеформы разных астральных видений. Он объяснил мне, как «соединяться» с астральным миром. Сказал, чтобы я не занималась спиритизмом, потому что это не для меня! С того дня автоматическое письмо стало моим хлебом насущным – я писала и рисовала каждый день.

            Что касается религиозных энергий, колдун сказал мне, что я не должна ни в коем случае «высасывать» энергию из алтарей, под которыми похоронены люди, потому что это нехорошая, злая энергия. Сказал, что я должна подходить только к боковым алтарям, где горят свечи, и черпать чистую энергию (если Вы хотите, я объясню Вам на чем основана эта энергия, и чему она служит). Через какое-то время колдун совершил также некий ритуал на моем позвоночнике, чтобы я сразу, как только войду в церковь, могла автоматически черпать энергию. Еще он научил меня быть «вампиром», то есть высасывать красную, сексуальную энергию из солнечного сплетения других женщин, а также мужскую энергию, хотя нам, женщинам, она не нужна.

            Возвращаясь домой в тот же вечер, когда я научилась автоматическому письму, я увидела, как по дороге к нам приближалась странная сущность. Очень высокая, просто гигантская, темная, окутанная мраком. Колдун прогнал ее лучом красного света.

            Потом снова наступили будни, я вернулась к учебе, но тот мужчина все время, при помощи своих телепатических ритуалов, мог делать со мной все, что только хотел. Более того, он сделал так, что я постоянно обо всем забывала. Только сейчас, после нескольких лет экзорцизмов, я могу все вспомнить и понять, насколько опасными были эти ритуалы. Тогда же, лишенная свободной воли и силы памяти, я думала, что совершенно нормально «высасывать» энергию в сакральных местах. В последние годы я одна часто ходила в базилики и храмы, чтобы пополнить там свою энергию. За год до начала экзорцизмов я так и жила: между одним «высасыванием» и другим. Впала в зависимость. Помню, когда я по утрам ходила в храм, чтобы «зарядиться» там, чувствовала себя измученной, истощенной, уставшей. Поэтому мне всегда хотелось ругаться и богохульствовать – это приносило мне облегчение. Я ненавидела людей, мне хотелось быть в одиночестве. Так было в тот последний год, после ритуалов, которые колдун совершил над Джанни. Позже я расскажу об этом подробно.

            В течении последующих лет, я на счастье виделась с колдуном все реже. Что-то подсказывало мне, что я должна все бросить. В отместку колдун стал меня преследовать. Я встречала его везде: в университете, в соседних районах, в центре. Он донимал меня телефонными звонками. Когда он опять «случайно» встретил меня, я спросила, как у него получается, что он везде может меня найти. Он ответил: «Это просто. При помощи моих приборов я создаю «магнитные поля», и тебе кажется, что ты можешь уйти от меня, но я знаю, где ты, что ты делаешь, вижу тебя каждую минуту». Сказав это, он схватил меня за запястье, большим пальцем прижал мне вену и сказал: «Теперь, благодаря этому простому ритуалу, я смогу видеть все, что ты делаешь, всю твою жизнь». Он описал мне для примера мою встречу с Джанни (Джанни сейчас мой муж), которая произошла восемь лет назад, когда он был еще моим парнем. Он описал мне подробно что я делала, и что говорила, мои ответы и эмоции. Он не только вернул меня в тот день и час, но и напомнил все подробности, о которых я уже давно забыла. Сказал мне, например, что мой парень носил солнцезащитные очки и голубую футболку. Сейчас я все это вспоминаю, а тогда совершенно ничего не помнила. Не спорю, колдун много раз доказывал мне, что он просто «виртуоз» в своем магическом искусстве.

            В следующем месяце я вынуждена была снова позвонить эзотерику. Я заканчивала институт, мне оставалось сдать еще три экзамена, в том числе экзамен по «Теории и методах СМИ». После обеда, в университете, я встретила моего профессора. Я поздоровалась с ним, а он сказал в ответ: «Я ждал Вас. Извините, но Вы должны попросить, чтобы Вас освободили от курса моих лекций. Знаю, Вас хвалят многие профессора из Отдела Истории Искусства. Не хочу портить Вам средний балл». Потом он снял шляпу и добавил: «У Вас по всем предметам очень хорошие оценки. Если Вы хотите так продолжать и дальше, пожалуйста, откажитесь от курса моих лекций, потому что я не поставлю Вам хорошей оценки». Я не понимала, почему он так враждебно ко мне относится. Подумала: «Он типичный интеллектуал, видит, что я привлекательна, хорошо одета, наверно считает меня зубрилой, которая сидит, уткнувшись носом в книги, и, несмотря на это не имеет ни малейшего шанса на отличные оценки». Но я не собиралась сдаваться, спрашивала других профессоров, почему он так себя ведет, и что ему надо. Сценограф, работающий для телевидения «Raj», знал этого профессора, и сказал мне, что тот, хотя и считал меня интеллигентной и хорошо подготовленной студенткой, попросту меня не любил. Решение пришло само собой. Я позвонила колдуну и попросила его помочь мне сдать экзамен. Если бы я бросила этот курс, потеряла бы целый год, потому что не могла заменить его другим предметом. Но я также не могла позволить себе испортить средний балл, я планировала закончить институт с максимально высоким результатом. Потом я собиралась работать критиком искусства. Колдун пригласил меня к себе. Я боялась, поэтому пришла вместе с подругой Патрицией, которая была травницей. Она не казалась слишком привлекательной женщиной, но все же могла нравиться. Я отчаялась, институт был для меня всем, я жила только для моего жениха и для науки.

            Оккультист делал вид, что сочувствует мне, обещал мне помочь получить максимальный балл, но сначала мы должны были провести что-то вроде спиритического сеанса. Перед началом он намазал моей подруге кончики пальцев на ногах смесью алкоголя и мяты, а мое горло натер тем же алкоголем с добавлением масла, смешанного со зверобоем. Потом взял немного ладана и три сургучные печати, провел ритуалы «очищения» и «призвания». Через 15 минут вынул из шкафа лист бумаги, готовый для сеанса. На листе были нарисованы разные символы, буквы и цифры. В середине лежали две фишки, на одной слово «да», на другой «нет». Моя подруга уселась в кресло, и задремала, а мы с колдуном подошли к столу. Он сказал: «Ты прекрасная помощница, знала, что мы будем «работать», и правильно сделала, что привела с собой подругу. Как видишь, она спит, и мы можем использовать ее энергию для нашего сеанса». Я не чувствовала усталости, напротив, была возбуждена. Однако я не была уверена в его замысле, и спросила: «Мы точно не причиним ей вреда?». Он уверил меня, что, когда она проснется, то будет в полном порядке. В действительности же он получал удовольствие всякий раз, когда кто-то плохо себя чувствовал, или, когда он на кого-то негативно влиял. Это было видно по тому, как он злорадно смеялся и потирал руки. Он считал, что девушка, после пробуждения, ничего не вспомнит. Просто ужас какой-то! Он радовался, как последний садист, его глаза горели ненавистью, и, если ему удавалось кому-то навредить, он получал огромное удовольствие. Спиритический сеанс принес свои результаты. Колдун сказал, что во время экзамена он примет гомеопатические капли на основе золота и меди. Только приняв их можно будет повлиять на волю профессора. Но нужно будет провести еще один ритуал: когда я приду на письменный экзамен, то свою работу должна буду обернуть оранжевой обложкой. Тогда колдун мог гарантировать мне высокую оценку. Духи сказали ему, что я должна хорошо подготовиться, и все же я не получу самой высокой оценки! Позже я должна была пойти с колдуном в церковь, но я не согласилась на это. Тогда он пошел один. Выйдя, он показал мне обложку, которая была изрисована спиралями. Он нарисовал их мокрым указательным пальцем. Сказал: «Я нарисовал эти спирали святой водой и солью, при помощи моей техники излучений. Сейчас ты их видишь, потому что они еще влажные, но потом они высохнут и уже не будут видны, а обложка будет заряжена. Ты должна будешь постараться сделать так, чтобы профессор взял эту обложку в руки, иначе ритуал не подействует. Церковная энергия впиталась во время этого ритуала, и когда он коснется обложки, она разрядится. Оранжевый цвет также имеет значение: только с его помощью можно подчинить чужую волю. Обложку нельзя класть рядом с железными предметами, иначе она разрядится автоматически. Я воздействовал на нее также силой магнетизма. Потом объясню, что можно еще сделать с помощью оккультизма: используя излучения можно уничтожить не только человека, но и все существующее, даже ангелов, потому что ангелы также были созданы из света. Благодаря своему умению пользоваться лучами и управлять ими, я могу разрушать».

            Я попросила колдуна не слишком подавлять волю профессора, но сделать так, чтобы ритуал принес мне успех, а сам не был заметен. Он обещал, что все так и будет, и с преподавателем ничего не случится. Я должна была отнести свою работу в секретариат. Колдун предупредил меня, сказав, что как только профессор коснется обложки, почувствует «мурашки» на лице и на голове. Это будет похоже на слабые электрические разряды. Это церковная энергия вызовет такую реакцию, но профессор ничего не поймет, решит, что все нормально. Он также будет находиться под влиянием ритуала. Колдун сказал: «Ты должна знать, люди, получившие энергию таким способом, мучаются, потому что понимают: покалывание – явление очень странное, и кто-то овладевает их волей, но что с этим делать, они не знают. На их коже появляются пятна, похожие на большие веснушки, вся кожа покрывается ими. Те, на кого оказывают очень сильное влияние, покрываются пятнами не только не лице, но и на руках, и на ногах. Таких людей можно узнать еще и по тому, как они относятся к тем, кто их «разукрасил»: минутная симпатия переходит в фобию, страх. Это легко объяснить: симпатия продолжается 15 дней, почти столько же, сколько требуется для ритуала, потом возвращается сознание, и человек понимает, что стал жертвой гипноза, но не может этого доказать, боится, избегает того, кто его гипнотизировал, живет в страхе. И, что еще хуже, находясь под гипнозом, когда его воля подчинена, он остается оккультно связанным с тем, кто провел ритуал. Другими словами, не может без него жить. Некоторые случаи показывают, что такие люди, несмотря на жгучую ненависть к тем, кто отнял у них волю, в момент смерти все же возвращаются ”в овчарню”». Я испугалась и спросила: «Может ты и на мне проведешь такой ритуал?». Он ответил: «Дорогая, зачем мне тебя гипнотизировать? Ты что, хочешь от меня убежать? Бросить меня? А может хочешь причинить мне вред?». Я сказала, что он не имеет права воздействовать на других подобным образом. Он ответил, что я наивная, что весь мир финансов и рекламы использует эти средства для воздействия на людей. Я не поверила, но он сказал, что я сама увижу, как будет влиять на моего профессора сила оккультизма.

            Потом предложил мне один эксперимент. Он пытался найти каких-нибудь подопытных животных, но не мог найти, и только у меня дома показал мне технику влияния на животных, а именно, на моих собак. Он объяснил мне, что у собак, как и всех других животных, есть одна групповая душа, и они отвечают на астральный призыв, который воспринимают одной точкой, расположенной посередине лба. В случае с собаками используются только фиолетовые излучения.

            Когда он все это мне объяснил, я увидела, что мой пес Пипо подошел к нему. Он странно себя вел. Обычно он агрессивно настроен к чужим людям (мы держим его взаперти, потому что он уже покусал нескольких человек, и вообще он страшно непослушный), но в тот день пес был ласковым, позволял себя гладить, ластился к мужчине, словно просил, чтобы его почесали. Он опустил голову, тыкался носом, показывал, что очень рад. Колдун объяснил, что загипнотизировал собаку, и что для колдуна нет никаких проблем, он может влезть в чужой дом, и собаки даже лаять на него не станут. Со временем он стал чаще приходить ко мне домой, и мой пес каждый раз становился «глупым», радовался и позволял себя гладить. Я видела, как чародей подвергал подобным ритуалам кошек и других собак. Мужчина говорил, что кроме влияния на предметы, заряженные электромагнитными волнами или магнитной церковной энергией, или же заряженные спиралями, эти ритуалы могут также автоматически влиять на пространство и на все предметы, соприкасающиеся с ними. Загипнотизированный человек может чувствовать антипатию к разным местам и предметам, на которые ему укажут. Разумеется, со временем, если оккультист снова не зарядит место или предмет, его воздействие ослабнет, место или предмет размагнитятся естественным образом. Такое «заражение» может продолжаться несколько лет или месяцев, в зависимости от «подпитки» и «подзарядки».

            Но вернемся к экзамену. На устный экзамен я пришла вместе с колдуном. Никто не возражал, потому что летом я попала в аварию на своем скутере, и мне наложили гипс на ногу и на плечо. Я почти месяц ходила в гипсе, мне было очень больно, но я считала эту аварию наказанием Божьим. Тридцать баллов (максимальная оценка на экзамене) равнялись тридцати дням боли и страданий! Увидев меня, профессор сказал: «Моя дорогая, что с Вами? Подойдите ближе, сейчас мы быстро проведем этот экзамен». Нужно помнить, что до сих пор он был ко мне строг и не любил меня, что и показывал при каждом удобном случае. Я поняла, что он изменился под действием ритуала. Он спрашивал меня, казалось, он очень доволен моей работой, и хочет поставить мне отличную оценку. Я смотрела на него, слушала, как он без конца хвалит меня, и мне казалось, что я вижу в этом человеке моего загипнотизированного пса Пипо. Наконец, профессор сказал мне: «Если Вы ответите мне на последний вопрос, я поставлю Вам наивысший балл». Но я не знала ответа, и, как и предсказывали духи во время сеанса, не получила максимальной оценки.

            Остальные студенты не могли согласиться с моей оценкой, некоторые даже говорили профессору: «Что это с Вами сегодня? Вас невозможно узнать, профессор, Вы ведете себя, как заколдованный!». Другие замечали: «Ведь она ничего не знала!». Слыша это, я была убеждена, что колдун не ограничился простым ритуалом, но полностью захватил волю профессора. Я была настолько счастлива, что не могла злиться на него за это, и только благодарила. Мне хотелось знать, что он такого сделал. Он сказал, что вынужден был вмешаться, потому что ритуал не очень-то действовал. Как он и говорил, еще раньше он принял гомеопатические капли (медь или железо, или R24… не помню точно), чтобы лучше воздействовать на профессора. Потом показал мне лист бумаги, изрисованный чернилами, в стиле неудачного граффити. Сказал, что лист бумаги символизировал волю профессора, которая в данной ситуации была смята, а скорее сложена, согласно его воли.

            Этот лист бумаги не был простой метафорой. О нет! Это настоящий ритуал, а рисунки, словно импульсы, были посланы в мозг, как приказ. Желания превратились в указания. Совесть всегда остерегала меня от таких ритуалов, трудно было в них не поверить. А однажды случилось еще кое-что. Что же именно? За день до Рождества я была на Via C, шла забрать одежду из магазина. Там встретила профессора, принимавшего у меня экзамен. Он куда-то шел вместе с женой. После ритуала профессор стал очень плохо себя чувствовать. Все говорили, что у него опухоль мозга. Он ушел с работы, стал худеть, без видимых причин. Я всегда боялась, что это ритуал так подействовал на него. Когда спрашивала об этом колдуна, тот все отрицал, говорил, что нельзя утверждать, будто болезнь вызвана ритуалом. Таким образом я оправдывала себя, находясь под его психологическим влиянием. По мнению колдуна, у профессора были обычные «симптомы» гипнотического воздействия, он избегал меня, когда видел в коридорах, иногда даже бежал от меня. А иногда становился очень общительным и милым, останавливался, чтобы поговорить со мной.

            Вернемся к тому вечеру, перед Рождеством, когда я его встретила через несколько лет после окончания института. Мы обменялись рукопожатием, я улыбнулась и сердечно поздравила с наступающим Рождеством, а про себя попросила прощения. Он был открытым, приятным человеком, и уже не вел себя, как под гипнозом. Мы попрощались. Я подняла глаза, и увидела фасад храма. Во мне как будто что-то лопнуло: я уже не думала о «высасывании энергии»! Долго всматривалась в церковную дверь и думала: «Господи, я навредила этому человеку. Прости меня, помоги мне». Мое раскаяние продолжалось не больше минуты, потом я обо всем забыла. Через год я еще раз встретила профессора, видела, как он садился в машину. Потом я узнала, что в тот же вечер он умер. Был ли это знак свыше? Сегодня я уже не переживаю, потому что исповедалась, и уверена, что Бог и профессор простили меня. Иногда я молюсь за него.

            После всего, что случилось, я все реже виделась с колдуном. Не потому, что боялась, а просто не хотела его видеть, меня не интересовали занятия магией. Я поняла, что негативное отношение профессора ко мне и привело к тому, что я обратилась к колдуну.

            В то время я писала для газет и сотрудничала с разными журналами. Кратко говоря, чувствовала себя реализованной. Однако колдун уже планировал нанести очередной удар, чтобы поработить меня. Однажды, после обеда, когда я шла в редакцию, чтобы отнести статью, встретила колдуна. Я часто видела его в этом районе, недалеко от Базилики. Для колдуна нет лучшего места, чем храм: там он может использовать святую воду для своих оккультных «магнитных полей». Кроме того, это была Базилика Божьей Матери, место культа и горячей молитвы.

            Он делал вид, что встретил меня случайно, сказал: «Знаешь, я сейчас работаю в области, пишу программы для компьютеров». Потом он спрашивал меня, как я себя чувствую, почему избегаю его. Я не хотела, чтобы он знал о том, что я работаю в газете, ответила ему, что у меня нет времени, потому что пишу диссертацию. Он засмеялся. Его смех звучал саркастически, зловеще, был похож на те звуки, которые издают демоны в фильмах ужасов. Потом сказал: «Ты ведь знаешь, что от меня ничего нельзя скрыть. Я хорошо знаю, что ты работаешь в газете. Я не буду к тебе приставать, ты сейчас счастлива и вполне реализована. Но не забывай, что ты прошла инициацию».

 

            Дорогой доктор Саймон Морабито,

            Хотела бы описать Вам мою реакцию на молитву в прошлую субботу.

            Не хочу останавливаться на том, что было в результате экзорцизма, хочу рассказать, что я почувствовала, когда услышала воззвание: «Выйди из Кундалини». Уже один экзорцизм вызывает у меня множество реакций, но тот особый приказ выйти из Кундалини отозвался во мне очень сильно. Я сразу почувствовала, словно огонь стал выжигать меня изнутри, с низа спины, поднимаясь все выше, и превращаясь в сковывающий лед, как будто ледяной ветер хлестал меня по плечам. Еще я почувствовала, как будто отделилась от чего-то, что тяготело на моем позвоночнике, словно демон был там схвачен и вынужден уйти. В ту минуту мне показалось, что эта странная сущность по своему поведению очень напоминает мне колдуна. Более того, речь шла не только о его жестах (движение рук, спины, лицо, перекошенное гримасой, и т.д.). Я почувствовала, что некая плавная и густая субстанция стекает по моим плечам, и эта субстанция некоторым образом соединяет меня с колдуном, вне времени и пространства, словно я, благодаря этой желеобразной субстанции, нахожусь с ним в контакте, не только телепатическом, как по телефону, но вообще полностью с ним связана: физически, ментально и психически. Я чувствовала все его тело, его чувства, желания, способности, нужды, способы действия.

            Чувство освобождения с моих плеч перешло вперед, я почувствовала, как в области живота тает какая-то глыба, которая давно уже придавливала меня. Энергия входила через плечи, а уходила через живот. Я чувствовала и другое присутствие, кроме присутствия колдуна, но не могла еще распознать, чье именно.

            Хотела бы описать разницу между предыдущими освобождениями, и этим, последним. Обычно, когда дух выходит, например, из моего разума, то причиняет ужасную, колющую боль в голове, которая все усиливается, пока не достигнет кульминации. Потом все проходит. Но сейчас было по-другому, боль из Кундалини была другой, не совсем физической…. Я не смогу этого точно описать. Из Кундалини выходило нечто очень и очень внутреннее! Представьте себе, например, что наше тело похоже на бутерброд, а Кундалини – это ветчина. Вот что я почувствовала, когда из меня выходила энергия Кундалини, со всей вышеописанной динамикой. Другие духи выходили, как бы с поверхности хлеба, через кожу. Иногда выходили из мозга, иногда из живота, но никогда не выходили из такой глубины, как в этот раз. Кундалини касалась всех точек, словно она занимала всю территорию моего тела, и была глубже, чем внутренности. Наверно я не смогу правильно этого описать.

            Во время освобождения от Кундалини я несколько раз была вынуждена прервать молитву, потому что не могла ее выдержать. Даже не из-за боли, которую она мне причиняла, скорее из-за внутреннего раздрая, столь мучительного, что меня очень сильно тошнило, что в итоге приводило к рвоте. Потом я чувствовала себя немного лучше. Во время и после освобождения от Кундалини мне казалось, что я уже недоступна для колдуна так, как это было раньше. Через Кундалини я чувствовала его в себе, а себя в нём, чувствовала, что он смотрит на меня издали, что посылает мне приказы, повсюду следит за мной и контролирует каждый мой шаг, вне пространства и времени. Я не понимала, как это возможно, но думаю, что это может быть связано с той желеобразной субстанцией, которую я чувствовала в плечах.

            Когда я пошла на этой неделе на Св. Мессу, то также слабо чувствовала его присутствие рядом со мной. Обычно это присутствие было очень сильным, мне казалось, он прячется в исповедальне, при входе в храм и т.д. Я была помешана на нём. Казалось, он повсюду, наблюдает за мной, преследует меня. Теперь он для меня, как тонкий шнур, который скоро совсем растает. Он еще не полностью исчез, он еще в Кундалини, чувствую ее на спине, в интимных частях тела, в мозге, в животе, в ступнях, в груди, но его сила уже вполовину меньше. Теперь я могу сказать, что он много раз приходил ко мне лично, я видела его, но также часто он являлся невидимым, физически его рядом со мной не было. Я чувствовала его через странное прикосновение к моим плечам.

            Спасибо, доктор, за то, что Вы тщательно исследуете все, о чем я Вам пишу.

 

            Дорогой доктор Саймон Морабито,

            Попытаюсь рассказать о некоторых фактах, касающихся в этот раз Девы Марии.

            Не помню, когда я прервала свой рассказ, расскажу то, что осталось у меня в памяти, и это будет не в хронологическом порядке событий.

            Помню, однажды я взяла свою фотографию, уколола себе палец, выжала капельку крови, и намазала ею фото. Потом положила фотографию под иконой Божьей Матери, висящей над зеркалом в моем доме, недалеко от моря. Я положила ее туда, потому что в этом месте дома чувствовала особенно сильный прилив энергии. Я верила, что даже если вернусь в город, эта энергия магическим образом наполнит меня и там. Я и правда не знаю, что тогда заставляло меня совершать все эти глупости. Помню, я была самоучкой и действовала инстинктивно. Некая странная «мудрость» руководила мной. Не знаю, может быть это колдун так «запрограммировал меня», или направленный им дух, или другой демон толкал меня ко всему этому, но я делала глупости одну за другой. Когда я возвращалась в город с моря, то была очень уставшей, но мне достаточно было подумать о проведенном ритуале, о моей испачканной кровью фотографии, лежащей рядом с иконой Божьей Матери, как я сразу же чувствовала себя заряженной энергией, словно зарядилась ею в Базилике. Это была сильная энергия, возбуждающая, но не сексуальная. Она походила на кофеин. Когда я «заряжалась» слишком сильно, у меня начинались проблемы со сном, я не могла уснуть. Однажды мне даже плохо стало, так сильно я «подзарядилась» этой энергией.

            В то время я делала все, чтобы накачать себя энергией: я черпала ее из сосен при помощи визуальных ритуалов. Я говорила с ними, но это было не похоже на ритуалы в храме, я ничего не чувствовала. Выглядела при этом смешно, люди наверно думали, что я сумасшедшая: я стояла почти пол часа прислонившись к дереву, в душе представляла себе зеленый, прозрачный, сверкающий столп света, исходящий от земли, и охватывающий сосну и меня. Потом я говорила дереву разные слова, словно дерево было моим возлюбленным. Но я не чувствовала слишком сильного прилива энергии.

            Однажды, чтобы зарядиться, я намазала себе солнечное сплетение и область селезенки маслом со зверобоем, предварительно очистив эти места алкоголем, смешанным с мятой. Потом представила себе, что из солнца выходят маленькие, золотые, светящиеся шарики, и входят в эти части моего тела. Однажды я взяла золотое обручальное кольцо, и положила его себе на лоб, между бровей, где по мнению колдуна находится центр Аджана (третий глаз), и черпала энергию солнца при помощи этой техники. Каким-то образом это все же на меня воздействовало, но единственным сильнодействующим способом было посещение храма. Там я черпала церковную энергию в присутствии святых икон.

            Хотелось бы теперь рассказать о своих отношениях с Божьей Матерью в то время, когда я стала сближаться с Церковью, то есть рассказать о чем-то позитивном. Однажды моя подруга Луиджина пригласила меня в церковь на Литургию. Когда я вошла в Базилику Пресвятой Девы Марии, то сразу же поняла, что одержима. Я не только не могла спокойно сидеть в храме, но не могла даже посмотреть на фигуру или икону Божьей Матери, не могла приблизиться к ней. Для меня это было еще хуже, чем подойти к Пресвятым Дарам. Это может показаться странным, но все так и было. Даже сегодня, после двух лет экзорцизма, я еще не могу подойти без страха и боязни к скульптуре или иконе Марии. Более того, я могу петь и восхвалять в песнях Иисуса, но не Марию. Сразу начинаю плакать, мне приходят в голову святотатственные картины с Марией всякий раз, когда я начинаю петь какую-нибудь песнь в Ее честь.

            Я разумеется не смогу описать все подробности, расскажу только о тех, которые, по моему мнению, имеют особое значение.

            Вместе с Луиджиной, которая ходила на встречи группы Обновления во Святом Духе, я пошла вечером в Базилику. Вместе с нами пошел кто-то из родных Луиджины. По дороге Луиджина достала иконку Божьей Матери. Какова же была моя реакция? Я почувствовала смерть, словно меня погрузили в серую, мрачную тучу. Чем дольше я смотрела не Ее икону, тем сильнее задыхалась, меня поглощало это черное облако. Луиджина молилась, это была молитва посвящения себя Непорочному Сердцу Марии и просьба об изгнании дьявола. В результате, когда я села в машину, у меня началась сильная реакция диссоциации. Чтобы это скрыть, я сказала, что у меня кружится голова. Это была наверно моя первая молитва к Божьей Матери. Я чувствовала себя так, словно меня перенесли в другой мир, лишили сил, оторвали от всего, даже лишили меня органов чувств: я ничего не видела, во рту совершенно пересохло, я не слышала никаких звуков. Это продолжалось минут пятнадцать, как раз столько времени понадобилось, чтобы доехать до Турина. Когда я вошла в базилику, то не чувствовала, что касаюсь ногами пола или асфальта, ничего не чувствовала. Ужас какой-то! Все было наполнено странным беспокойством и ожиданием смерти. В этой атмосфере смерти я жила все первые шесть месяцев регулярной молитвы об освобождении. Мне полегчало, когда священник-экзорцист начал каждую неделю читать надо мной сильные молитвы. Раньше этого нельзя было делать, потому что я была беременна.

            Когда я вошла в церковь, у меня создалось впечатление, что я нахожусь в психиатрической больнице: казалось, все было лишено смысла, абсурдно, везде психи…. Реликвии вызывали у меня отвращение и омерзение, я чувствовала, что они отвергают меня…. Святой елей нервировал меня, я не могла смотреть на Пресвятые Дары, но самой страшной была Она, Мария! Помню, не в тот раз, а во время молитвы об освобождении, кажется, первой, после родов, одна женщина прогуливалась со мной по флигелю, прилегающему к базилике, в которой священник устроил небольшой музей реликвий. Там стояла фигура Непорочной Девы, наступающей на голову змею, были там и другие фигуры Божьей Матери разных размеров, а также картины с изображением Божьей Матери Помощницы Христиан, китайская и индийская иконография. Мы гуляли, и женщина сказала, что она будет молиться. Я не знала, что там находятся все эти маленькие фигурки и иконы, видела только большую скульптуру Непорочной Девы, остальное лежало в запасниках. Внезапно я остановилась, закричала, не в силах сдвинуться с места, но когда женщина отвела меня в сторону, откуда уже не было видно никаких образов Марии, я пошла нормально. Только когда мы подошли к центру, к фигуре Непорочной, тогда, после первых слов молитвы, все началось: отвращение, страх, плач и т.д.

            Освобождение происходило также в те минуты, когда меня рвало. Другими словами, когда я чересчур «наполнялась», достаточно было фигуры Девы Марии, она заменяла экзорцизм. Сегодня этого уже нет, я могу обнять фигуру, хотя это и нелегко. Прошло два года, прежде чем я добилась такой свободы. В этом не только заслуга экзорциста, но учительство и защита Иисуса, Он помог мне понять, что это не я шарахалась от Марии, а дьявол, что я должна на Нее смотреть, независимо от того, что говорят мне голоса, и показывают видения, независимо от богохульств, проклятий и страшных моро́ков. Независимо от того, что происходит.

            Находясь вблизи нашего Господа, я также чувствовала отвращение, но оно никогда не было настолько сильным, как вблизи Марии. Часто, когда я занималась сексом с Джанни, у меня возникали навязчивые мысли на почве всех этих икон. Даже если днем раньше я испытывала освобождение в общении с Марией, во время физической близости ко мне возвращались образы этого общения, и демон заставлял меня думать об этом, и верить, что сейчас, во время секса, я смогу пережить все заново, все осквернить и вернуться в прежнее состояние. Трудно передать словами крайнюю изворотливость демона, ведь все, что я описываю, даже частично не передает моих ужасных переживаний.

            Вначале экзорцизма я не могла произнести слова молитвы «Отче наш», плохо себя чувствовала, была рассеянной. Не могла прочитать Символ Веры. Еще хуже было с «Ангельским Приветствием», а «Акт Веры» причинял мне глубокое беспокойство. Например, когда я, ведя машину, пыталась произнести слова «Акта Веры», на меня накатывало чувство приближающейся смерти, депрессии, я переживала одновременно свое настоящее, прошлое и будущее, как в фильме. Словно я отделялась от тела, и вынуждена была срочно прервать молитву, чтобы не спровоцировать аварию. Мое зрение ухудшалось, все становилось черным. Доходило до диссоциации, я «раздваивалась» прямо посреди дороги. Нет, я не становилась двумя личностями, но я как будто была одним телом с парализованными чувствами, и в то же время другим, которое было не физическим, но духовным, и которое проецировало на физическое тело разные сверхъестественные переживания: искаженные впечатления, странные видения, а прежде всего, пребывание в другом измерении. Я знала, что нахожусь за рулем, еду по дороге, но самой дороги не видела, вместо нее видела темную тучу, мглистую, бесцветную атмосферу, чувствовала страх, беспокойство, предвкушение смерти. Все это продолжалось, пока я не прекращала молитву. Если я снова начинала молиться, все эти явления возвращались.

            Когда я дома молилась сидя или стоя, мои чувства сразу же переставали функционировать. Например, когда я ела и при этом мысленно молилась, автоматически теряла чувство вкуса и осязание. Казалось, я погружаюсь в смерть, меня охватывало беспокойство, при этом вкус неизменно становился тошнотворным, словно я ела горькое железо. Со временем демон стал мучить весь мой дом. Во время моего первого посещения церкви, когда я встречалась со священником, демон напал на мой дом. И речь идет не только о свете, цветах, звуках, и голосах, которые были для меня чем-то повседневным, и не мешали мне. Демон захватил мое осязание, так что все, к чему я прикасалась, или к чему приближалась: разные предметы, одежда, пища, было «перепачкано» демоном, «заражено» энергией, которая казалась мне электрической, я чувствовала электрические импульсы, сначала на лице, потом в центре головы. Это не прошло и до сегодняшнего дня. Лишь только я прикасалась к «зараженным» предметам, электрические импульсы шли у меня от спины, через спинной мозг до головного мозга. Это был настоящий ад. Я не могла ни одеться, ни уснуть в кровати под одеялом. Даже только что купленные вещи, через пять минут становились «зараженными» этой энергией. Я была вынуждена спать сначала на столе, а потом на полу, словом, везде, лишь бы меня не мучила эта таинственная сила. Помню, столкнувшись с этой силой, я лишилась всяких желаний и способностей, словно меня полностью выжали. Чем дольше я контактировала с ней, тем слабее становились моя память, и ясность мышления. Мое восприятие реальности было перевернутым, я смотрела вдаль и видела странные вещи: деревья, погруженные в непонятную субстанцию, маленькие на расстоянии, хотя в действительности они были высокими, в несколько метров. Внешний мир я воспринимала при помощи форм, а не чувств.

            Все это продолжалось около шести месяцев, еще до первого серьезного экзорцизма. Позже восприятие внешней реальности вернулось в норму. Но и сегодня, честно говоря, явление «зараженных» предметов еще продолжается, хотя уже и не так сильно. Во время экзорцизма оно не пропало окончательно, как другие явления, но значительно ослабло после первого экзорцизма, проведенного в моем доме. После экзорцизма дома стало спокойно. В комнатах уже не клубилась тьма, или влажная мгла, эта энергия полностью исчезла. Я чувствую ее только в некоторых предметах, таких, как одежда или автомобиль.

            В то время, когда я входила в церковь, то сразу же вынуждена была выйти из нее, потому что начинала задыхаться, и испытывала нечто похожее на раздвоение чувств. Меня также атаковала невидимая, таинственная сила, я физически ощущала ее, она была похожа на электрический ток.

            Только со временем я поняла, что эта энергия похожа на электрическую. Сначала она нервировала меня, я сравнивала ее с силой, заряжающей предметы, к которым я потом прикасалась. Я чувствовала покалывание, как будто у меня затекли руки.

            Если Вы сможете объяснить мне это явление, то наверняка заслужите Нобелевскую Премию. Я перебрала разные варианты. Скорее всего, разряды посылаются разными устройствами, также, как и электромагнитные волны. Но это не раскрывает тайну до конца. Конечно, есть в этом и дьявольское наваждение, которого я не могу понять. Напомню, что эта энергия становится причиной сильнейших головных болей, сосредоточенных в основном в висках, в среднем мозге и в мозжечке.

            Но возвращаюсь к Божьей Матери. Когда я поехала в Лурд, то в полной мере почувствовала там Ее силу и воздействие. Я верю, что Иисус действительно присутствует в Пресвятых Дарах. Несколько раз я выплевывала Св. Причастие. Мне было очень трудно приступить к нему. Но в какой-то момент демон был вынужден подчиниться Богу и отойти в сторону, уступив место Христу в Пресвятых Дарах. Все это случилось в гроте, в Лурде. Конечно, Мария может помочь нам везде, но там Она действует исключительным образом. Сначала я сильно реагировала на это место, не могла даже войти внутрь. Чем сильнее меня подталкивали, тем громче из моего рта вырывались непонятные звуки, это был не мой голос, а какое-то «грууу-грууу…». Потом у меня отнялись ноги, так что я не могла идти, и, несмотря на это, вела себя, как безумная, кричала, визжала, мочилась…. Из меня вытекла огромная лужа – почти десять литров мочи! Запах был невыносимый, кислый и очень сильный. Не знаю, как это случилось, но мои мокрые брюки выглядели так, словно их прожгли кислотой. Невозможно этого описать, но представьте себе, все выглядело так, словно в ту минуту целый миллиард священников совершал надо мной экзорцизм. Это произошло именно в гроте. Столь велика сила Матери Божьей.

            Следующий раз я скажу больше о том, что сделала для меня Мария. Мне есть что рассказать на эту тему. А сейчас хочу закончить свое повествование о событиях той ночи.

            Я спала и в то же время, как бы в полусне увидела низкорослого, светловолосого юношу. Его лицо было отвратительно, все в шрамах. Я стояла у реки, в которой находились несчастные преступники, а на мне было много золота. Этот юноша охранял меня от воров, которые хотели на меня напасть, если бы я вздумала перейти через реку. Только мне это было не нужно, да я бы и не справилась с ними, даже если бы спрятала браслеты и золотые кольца в карманах джинсов. Вдруг юноша сказал мне: «Я не могу удержаться рядом с тобой, ты доводишь меня до безумия». Потом, там же, во сне, он привел меня в маленький домик, стоящий недалеко от реки. Мы заперлись изнутри, я хотела его и одновременно чувствовала к нему отвращение. Его сексуальность была очень сильной, его ягодицы твердыми, как мрамор. В жизни меня это как-то особо не интересовало, скорее, я была равнодушна к таким вещам, но во сне все выглядело так эротично, что я не выдержала. Этот юноша с маленькими гениталиями зажег меня, я была очень возбуждена, но что-то удерживало меня от оргазма. Разум победил, и в последнюю минуту я оттолкнула его от себя, и несколько раз назвала его Люцифером. Потом, когда я проснулась, в области гениталий, во рту и под языком у меня еще сохранялось приятное чувство, как будто я еще находилась в том блудливом, сексуальном сне. Однако прервав этот акт, я еще минут десять грезила наяву.

            Может быть Вы, работая психологом, сможете объяснить мне, был ли это только сон, или что-то другое. Хочу подчеркнуть, когда я проснулась, то чувствовала в интимных местах боль и жжение, как будто я действительно занималась сексом. Странно. И еще это сильнейшее возбуждение….

            В ту же ночь со мной случилось еще кое-что. Мне приснилась смерть моей дочери в страшной дорожной автоаварии. Я не видела ее, не знала, сколько ей лет. Знаю только, что с тех пор, стоит ей сесть в машину со мной, или еще с кем-нибудь, у меня перед глазами встает картина той аварии. Меня не оставляет чувство неизбежной опасности. Оно преследует меня, превращаясь в манию.

            И еще одно: зная, что Джанни, мой муж, часто врет мне, вчера перед тем, как лечь спать, я велела ему поклясться, что его истории – не выдумки. Если он еще раз мне соврет, я умру в течении ближайших двух дней, а наша дочь не проживет и недели. Теперь я хотела бы отречься от этого «договора-клятвы».

            Надеюсь, Вы прочитаете за меня экзорцизм.

            Во имя Иисуса Христа отрекаюсь от этого сна о моей дочери, от его смысла и тайного значения.

            Во имя Иисуса Христа отрекаюсь от клятвы, данной моему мужу, и от всех оккультных договоров. Передаю эти отречения доктору Морабито и священнику экзорцисту, чтобы Церковь подтвердила мои слова.

            Но возвращаюсь к моему рассказу. Наступил день, когда колдун начал проводить свои ритуалы над Джанни. Трудно описать мои чувства: я странно вела себя, все время чувствовала усталость, не могла встать с кровати. Как только Джанни подходил ко мне, у меня начинала болеть селезенка, которая, по мнению колдуна, была пунктом выхода праны. Джанни забирал всю мою энергию, и даже сейчас, когда мой муж устает, или я сама плохо себя чувствую, у меня начинает болеть селезенка.

            Что-то удивительное должно располагаться в этих наших органах. Приведу еще пример. Когда я нахожусь рядом с больницей или с кладбищем, чувствую, как селезенка начинает пульсировать. Сейчас, после двух лет экзорцизма, это чувство немного ослабло, но даже в прошлое Рождество со мной приключилась интересная история. Мы с мамой зашли в цветочный магазин, купили цветы, как вдруг я внезапно почувствовала боль в селезенке, начала потеть. Сразу подумала, что кто-то из продавцов или покупателей серьезно болен, искала глазами, кто бы это мог быть, но все казались абсолютно здоровыми. Я сказала своей маме, вернее попросила ее, чтобы мы поскорее ушли. Она извинилась перед продавщицей, и договорилась с ней, что мы придем и заберем наши покупки позже. Только выйдя на улицу, я поняла в чем дело: недалеко от магазина находилось большое кладбище, которое вплотную прилегало к оранжерее, принадлежащей цветочному магазину.

            Я объяснила маме, что «история с селезенкой» – это не результат самовнушения, и не простое психологическое расстройство. Это читая правда: когда я нахожусь рядом с кладбищем, чувствую пульсирующую боль, хотя мои знакомые и родные часто говорят мне, что эта боль на нервной почве. Однако в тот раз моя мама заметила, что это был не мой вымысел, а реальность. Рядом находилось кладбище, а я очень плохо себя чувствовала, словно кто-то высосал все мои силы. Придя домой, я сразу легла.

            Я рассказала обо всем произошедшем, чтобы показать: мое сильное похудание не было результатом психоза, также, как и приступы боли в области селезенки. Мне становилось плохо всякий раз, когда Джанни приближался ко мне, а особенно, когда ложился спать. Во сне он высасывал из меня еще больше энергии (колдун своими ритуалами сделал так, что я отдавала свою праническую энергию Джанни при помощи чакр). Мне трудно описать, как я тогда выглядела, но могу сказать, что очень похудела, щеки были впалыми, а взгляд понурым. Когда мои знакомые встречали меня после долгого перерыва, то говорили, что я ужасно выгляжу, не могли меня узнать. Должна признаться, что люди обычно врут, когда видят твой болезненный вид, и говорят, что ты выглядишь немного уставшей. Но не в моем случае. Наверно меня действительно было трудно узнать, потому что люди, видя меня, говорили правду.

            Друзья прямо говорили, что они в шоке, видя в каком ужасном состоянии я нахожусь. Они говорили, что, должно быть, мне очень плохо. Но, несмотря ни на что, я в то время не бросала свою работу. Джанни тоже работал. Однако он чувствовал себя очень хорошо, был полон энергии и силы. Ему нравилось рассказывать истории о том, как они с друзьями собирались на лестнице, в издательстве газеты, где он работал. У него была потрясающая энергия, несмотря на то, что он почти ничего не ел. У него и без еды силы было хоть отбавляй. Более того, он не мог заснуть, постоянно находился в движении, но всегда в прекрасной физической форме. Как будто он напился кофеина: не ел, не спал, но всегда был активным и полным энергии.

            Так было, пока перевозбуждение не дало о себе знать. Внезапно Джанни стал странно себя вести. Стал беспокойным, грубым, нервным, и грустным, настолько, что потерял весь свой энтузиазм. Он и теперь был сильным, полным энергии, но не знал, куда ее деть. Я подумала, что этот негодяй достал нас всех. Кроме того, в какой-то момент Джанни стал плохо себя чувствовать. У него болело сердце, над сердечной мышцей был слышен странный шум, напоминающий очень резкое гудение. Когда у него случались приступы, он чувствовал себя плохо не только физически. Был таким беспокойным, что не мог даже лежать в кровати, крутился, поднимал ноги, хватался за голову, чесался, вертелся с боку на бок. Его плохое самочувствие сблизило нас еще больше. Нам было хорошо, лишь когда мы были вместе, несмотря на то, что он первые три-четыре месяца, после переезда к морю, встречался с еще одной женщиной (Сандрой). Когда, наконец, я не выдержала, и велела ему выбирать между мной и ею, он ответил, что любит меня, но и к ней привязался, и не сможет оставить ее, ведь знает ее уже восемь лет. Только позже он решил остаться со мной.

            Если говорить о сексе и нежности, то в то время наши отношения были более чем странными. Сначала наш союз был прекрасен, мы были свободны в своем сексе, были страстны, любили друг друга, испытывали сильно влечение. После того, как колдун провел свои ритуалы, мы уже не могли заниматься с Джанни сексом, все изменилось в худшую сторону. Кроме секса нас соединяла сильная любовь. Однако я не могла согласиться с тем фактом, что у нас не получается нормального союза: когда Джанни приближался ко мне, я чувствовала к нему отвращение. Я хотела его, но сам половой акт вызывал у меня такое омерзение, что я замыкалась, и уже не испытывала никакого удовольствия. И, что еще хуже, мое тело ничего не могло чувствовать, словно я была под наркозом, или парализованной.

            Когда я поняла, что это реакция на проведенный ритуал, я решила его нейтрализовать. Я более-менее помнила, что этот негодяй сделал в тот вечер, когда взял меня силой, и попробовала сделать все заново, и посмотреть удастся ли мне в этой ситуации снять блокаду. Я взяла алкоголь, смешала с мятой, и, вместо ног, натерла свои интимные места. Но слов, которые произносил колдун, я не знала, а ритуалы без этих заклинаний не действовали. Тогда я придумала собственный «монолог». В результате, с того момента я стала говорить на незнакомом языке, напоминающим древнее, забытое наречие, благодаря которому чувствовала прилив сексуальной энергии. После этого ритуала я снова сблизилась с Джанни. Наконец нам удалось пробудить взаимное влечение и слиться во время секса. И этот секс полностью нас удовлетворил. Мы были вместе по нескольку раз в день, и ночью, и все это, несмотря на мою усталость. Благодаря ритуалу, я почувствовала прилив энергии не только сексуальной, но и физической. Я повторяла ритуал всякий раз, когда ожидалась очередная встреча с Джанни.

            Были и другие случаи. Когда я однажды возвращалась с моря в город, около часа дня, почувствовала такой сильный прилив сексуальной энергии, что мне захотелось удовлетворить саму себя, но я не стала этого делать, а начала фантазировать на тему Джанни. И сразу эта энергия превратилась во что-то грязное: мы любили друг друга только для физического удовольствия, без тени нежности. Нас мучила потребность физического контакта, а Джанни признался, что, когда я уезжала, он занимался онанизмом, даже не думая обо мне.

            Со временем сексуальная энергия показала свой дьявольский характер. В то время, после очередных ритуалов, мне каждый раз хотелось богохульствовать, что я и делала при любом удобном случае. Но я не ограничивалась одними богохульствами, мне доставляло удовольствие говорить гадости всем, даже по несколько раз. Когда я это делала, то чувствовала себя хорошо. Вам может показаться это странным, но так все и было. Например, только сквернословия успокаивали меня, когда я была раздражена, или когда у меня болела голова. Конечно, это очень странно. Как только я задумывалась над своим поведением (это было редко, и мои размышления были лишены всякой логики), я пыталась найти причину, почему я хорошо себя чувствую после страшных богохульств. Подозревала, что в меня входит демон, но в то же время гнала от себя такие мысли, внушая самой себе, что мой «учитель» объяснил мне достаточно хорошо простую истину, что дьявола не существует.

            Однажды, во время секса с Джанни, со мной стало происходить что-то невероятное. Я слышала таинственные голоса, и они говорили: «Произнеси имя ”Мария”, и почувствуешь небывалое наслаждение». Голоса были так настойчивы, что я не могла отогнать их мыслью. Я ответила: «О какой Марии речь? О Марии Кристине, сестре Джанни?». Голоса ответили: «Нет, это не та Мария». Я невольно посмотрела на икону Божьей Матери, где Она была изображена стоящей на змее, и из Ее рук исходили лучи. Я отчаянно пыталась отогнать эти голоса, заглушить их, но не могла. Так и крутилось у меня в голове святотатство. Чем громче становились голоса, тем больше было сексуальное наслаждение, странное чувство оргазма.

            Тогда со мной случилось еще кое-что. Я уже хотела ответить этим голосам, как вдруг увидела зад какого-то животного, волосатого с темно коричневой шерстью. Сейчас я уже не вспомню, что это было, знаю, что голоса подсказывали мне, но я забыла. Зверь сидел на ступеньках, внутри какого-то странного храма, перед главным алтарем. Я видела, что к нему идет много народа. Это было похоже на очередь к Святому Причастию. Все люди были одеты в черное, они подходили и целовали зверя в зад. Голоса уговаривали меня сделать то же, но я хотела, чтобы видение рассеялось, и крутила головой направо и налево. Это была очень тяжелая борьба, и мне кажется, они победили. Какая-то странная сила толкнула меня вперед, и я наклонилась, чтобы поцеловать зад зверя. Должна признаться, что это было необычное видение, не такое, как в доме колдуна. Во время секса, неким таинственным образом я была и дома, с Джанни, и в то же время участвовала в том ритуале. Я плохо помню, что было после, испытывала ли я обещанное «наслаждение» (использую кавычки, потому что это было не наслаждение, а странное, извращенное удовольствие), или нет. Каждый раз, после интимной близости, я бежала в туалет. У меня был кровавый понос, поднималась температура, а потом я сразу же засыпала.

            Позже я начала высасывать сексуальную энергию из солнечного сплетения женщин и мужчин. Автоматически я заряжалась от какого-нибудь человека. Но, парадокс! Во время секса я автоматически повторяла жесты своего «донора», его поведение и движения. Как я об этом узнала? Во время секса я вела себя, как обычно, но всякий раз испытывала наслаждение по-разному, и помнила о том человеке, у которого взяла энергию. Я брала ее у всех, но была при этом такой измученной, что мне уже было все равно, у кого ее брать – у прохожих на улице, или у своих родственников. Я не только заряжала себя этой энергией, но, когда занималась сексом, чувствовала, что все мои «доноры» находятся на моем месте, словно я их поглотила целиком, со всеми их интимными чувствами и желаниями. Странно, правда? Я до сих пор не могу этого объяснить.

            Когда я долгое время черпала энергию у одной женщины, то начинала выражаться и вести себя, как она. Так было с моей родственницей Сильвией. Я брала у нее энергию, сама того не осознавая. Выходя из ее дома чувствовала себя заряженной, сильной, чувствовала также боль в селезенке, подражала ей, повторяя ее движения, мимику, смеялась, как она. Просто трагедия. Я не только теряла свой характер в поведении с окружающими, но теряла и свои эмоции. Пока я еще не описывала сферу своих эмоций, или, как ее называл колдун, свой «астральный уровень». Я не могла узнать саму себя, я все больше заряжалась «отрицательной» энергией. Плохо себя чувствовала. Я вынуждена была прекратить брать энергию у других людей. Но, кроме этого способа, я знала только одну возможность пополнять свою энергию – черпать ее из храмов. Поэтому я регулярно ходила во все известные мне церкви, и вбирала энергию из боковых алтарей. Позже я поняла, что лучше всего действует энергия в санктуариях, посвященных Марии.

            Джанни сопровождал меня, когда я ходила в такие места, говорил, что они наполнены духовностью. В отличие от меня, у него было ханжеское отношение к Церкви. Я созерцала красоту места, но не могла «черпать» из него энергию, даже на подсознательном уровне. Я не проводила там всего ритуала, но всегда, после выхода из санктуария, чувствовала себя заряженной. К сожалению, такое случается и сегодня. Когда я иду на Св. Мессу, то потом, выходя из храма, чувствую себя сильной, полной энергии. Это ненормально. А тогда, лишь только мы уезжали из таких мест, сразу наступала близость между мной и Джанни. Так как я была наполнена религиозной, энергией, что само по себе являлось святотатством, то чувствовала себя странно, во рту у меня был привкус железа или серы, чего-то очень горького (точно уже не помню).

            На меня накатывали богохульные, маниакальные видения (это продолжается и сегодня), я не могла от них избавиться, и вынуждена была согласиться на компромисс: когда я была с Джанни, смотрела на все эти богохульные образы. Со временем ситуация ухудшилась. Когда мы были вместе, я чувствовала присутствие Божьей Матери. Помню, у меня была Ее икона, она висела на стене. Стоило мне посмотреть на нее, я чувствовала раздражение. Мне хотелось Ее унизить, я возбуждалась всякий раз, видя, как Она наблюдает за нашим сексом. Меня охватывало странное чувство: с одной стороны, мне хотелось осквернить Ее, а с другой, я чувствовала отвращение к своим действиям. Помню, я считала, что Мария действительно присутствует в этой иконе, а значит, она воочию наблюдает за тем, что происходит у нас дома. Так продолжалось три месяца. Больше я не выдержала: я была истощена физически, духовно и психически.

            Хотелось бы еще рассказать Вам о том, как я вернулась с моря. Я так устала, что вынуждена была остановиться на автозаправке, поспать немного и поехать дальше, до следующей автозаправки. Я даже есть не могла, сил не было. Только пила кофе или чай. Если бы я что-то съела, то сразу должна была бы лечь. А вот личность Джанни разрушалась постепенно, хотя и он, казалось, очень сильно страдал. Тогда я решила рассказать о своих сомнениях насчет колдуна одной художнице из галереи К. С. Она подтвердила мои сомнения, сказав, что уже давно чувствует мое плохое настроение, и что тот колдун тоже ее пугает. Она посоветовала мне обратиться к женщине пранотерапевту.

            Я стала ходить к этой женщине, но результатов не было. Женщина хотела пробудить мои чакры. Она была ученицей Саи Бабы, а кроме того, еще и ворожеей. Она сказала мне, что все мои беды – это результат того, что надо мной властвует могучий и злой мужчина, а она не может избавить меня от него. Она призналась также, что я должна идти к экзорцисту. Дала мне адрес одного из них, которого называла «святым». В действительности же это был еще один колдун.

            Он принял меня у себя дома, который выглядел, как храм. Там было множество фигур Девы Марии и святых, на стенах висели плакаты с Десятью Заповедями, что казалось мне явным преувеличением. Чародею было где-то тридцать лет, у него были светлые волосы, глубокие, голубые глаза. Но взгляд был каким-то потухшим. Посреди стола стояла огромная пепельница, куда люди, по просьбе чародея, клали свои пожертвования. Он был одет в ярко-красное, длинное одеяние, напоминающее одежду священника в день воспоминания мученика или в День Сошествия Святого Духа. Он спросил, кто я и зачем пришла. Помню, пока я ждала в очереди, его кабинет посетили свыше пятидесяти человек, и столько же еще ожидало в коридоре. Каждому посетителю мужчина уделял где-то пять минут.

            Я пыталась вкратце обрисовать ему свою историю, и, казалось, он понимал меня. Потом он взял маленькое, деревянное Распятие, погрузил его в елей и прочитал странную молитву. Намазал мои плечи и другие части тела (точно уже не помню), и сказал, чтобы пришла к нему через шесть месяцев. Он уверял меня, что с сегодняшнего дня я буду лучше себя чувствовать.

            Когда я вернулась к морю, заметила, что Джанни как-то очень скован. Мы поехали в горы. Когда уже подъезжали к месту, остановились вблизи небольшой церкви. В этот раз я уже не подпитывалась там энергией. Само пребывание в той местности наполняло меня покоем. Я долго думала: почему мне так хорошо? Ритуал чародея, у которого я недавно была, ничего не дал, я вернулась к пранотерапевту.

            Между тем, моя коллега из галереи нашла для меня священника-экзорциста из Православной Церкви, который жил недалеко от моего дома. Я поехала к нему вместе с Джанни. Мне очень жаль, но меня ожидало очередное разочарование. Священник оказался неприятным мужчиной, он спрашивал меня, не хочу ли я перейти в Православие, предлагал мне отречься от Католического крещения. Услышав такое, я деликатно откланялась, сказала, что возможно приду еще раз, на службу, но разумеется, больше к нему не пошла. Он так сильно хотел, чтобы я перешла в Православие, что говорил ужасные вещи о Римско-Католической Церкви и о Ватикане. Рассказывал о католических миссионерах, которые в действительности ничего не делают, а только используют людей, вытягивая из них деньги. Для метя это был очень негативный опыт. Единственный плюс то, что я поменяла направление в своих поисках: от колдунов я перешла к священникам.

            Но не все было так, как я думала. Оказалось, я беременна! Я не знала, что мне делать и пришла в отчаяние. Думала о работе, о здоровье своем и Джанни, о той странной атмосфере, в которой мы находились уже больше года. Я поняла, что беременна, когда была уже на четвертом месяце. Мой менструальный цикл в последние четыре месяца был нарушен. Аборт не входил в мои планы, хотя гинеколог дал мне адреса врачей в Англии, к которым я могла бы обратиться. В Англии делают аборты до шестого месяца. Мои знакомые, моя мама, коллеги на работе уговаривали меня сделать аборт, но ни я, ни Джанни этого не хотели. Мы решили пожениться с условием, что я буду работать в области критики искусства, а он найдет нам жилье у моря. Разумеется, мы не смогли реализовать своих планов. Когда мы сказали о нашей помолвке родителям Джанни, начались серьезные проблемы.

            Колдун звонил сестре Джанни, и она сказала ему, что я беременна, и что мы намерены обвенчаться в церкви. Сам колдун уже не встречался с нами, но сдаваться не собирался. Он пытался убедить меня, что мать Джанни хочет навести на меня порчу. Другими словами, он готовил нам настоящий ад. Странное дело, мы стали ругаться с Джанни: каждый день в одно и то же время. Доходило до страшных скандалов, мы швыряли друг в друга стулья и другие предметы, дрались до такой степени, что я иногда теряла сознание. Через пятнадцать минут мы успокаивались. Странным было то, что мы ругались без всякого повода.

            Иногда, после таких скандалов, я вынуждена была провести весь вечер в кровати, до такой степени я ослабевала, мне было очень плохо, я вся была в синяках. Джанни, когда злился, превращался в зверя, и я была беззащитна перед его агрессией, и никуда не могла убежать. Я подозревала мать Джанни, а не колдуна, потому что наши скандалы всегда случались в один и тот же час, всякий раз, когда мы возвращались от нее. Я стала ее бояться. Пошла к очередной известной ворожее, которая сказала мне, что мне вредит мужчина, очень злой и могущественный человек, и она, простая гадалка, не сможет с ним совладать. Она сказала также, что колдун использует семью моего мужа для своей цели, но эта семья понятия не имеет, что колдун пытается нас уничтожить. Оказалось, что мать и сестра Джанни действительно проводят ритуалы, направленные на нас, но лишь для того, чтобы исцелить Джанни, а вовсе не затем, чтобы навредить мне. Я согласилась с гадалкой. Потом она сама провела ритуал. Взяла три красные свечи, фигурку Будды и фигурку Божьей Матери. Это был очень сильный ритуал, я сразу почувствовала себя лучше. Но в тот же самый вечер мое состояние снова ухудшилось.

            Я не знала, к кому обратиться и что делать. Все «сильные» оккультисты признавались, что колдун был намного сильнее их. Я почти отчаялась. Помню, однажды вечером, когда я приехала к морю, а это было на четвертом месяце беременности, я пошла в сторону порта. Как раз там находилась небольшая церковь. Я вошла, преклонила колени, перекрестилась, и сказала Богу: «Я сегодня пришла попросить Тебя о помощи, не знаю, сделала ли я что-то плохое, не знаю, может быть я согрешила с этим мужчиной, но я знаю, что со мной происходят странные вещи, и мне плохо. Если Ты есть, если Ты прощаешь, помоги мне».

            Я долго плакала. Потом встретилась с Джанни. Он был спокоен, мы, наконец то провели вечер нормально. Я поняла, что только в церкви можно найти ответ на свои вопросы, и, может быть, именно там я найду лекарство от своих страданий. В телефонной книге я нашла номер прихода, но священник, с которым я говорила, сказал мне, что не может мне помочь, и посоветовал обратиться в курию. Я была не воцерковлённой, и понятия не имела, о чем он говорит. Наконец, я дозвонилась, и получила телефон священника, который был назначен экзорцистом. Он казался мне очень строгим, словно бы сам не верил в все эти явления. Я сказала ему, что беременна, и не знаю, к кому обратиться. Он дал мне телефон другого священника-экзорциста. Созвонившись с ним, мы договорились о встрече.

            Он был уставшим и больным человеком, но принял меня в своем кабинете и выслушал. Казалось, если он и верил в существование дьявола, то знал только теорию, но никогда не сталкивался с реальностью. Он велел мне раскаяться, исповедаться, а потом ежедневно принимать Святое Причастие. Говорил, что благодаря этому никто уже не навредит мне. Потом сказал, что прочитает надо мной еще одну краткую молитву. Он прочитал молитву к Архангелу Михаилу, а я почувствовала огромную тяжесть во всем теле. С каждым воззванием чувствовала, как какое-то желе обволакивает мои ноги, что-то толкало меня, противилось во мне, нервировало меня так, что хотелось богохульствовать, но я сдерживалась.

            Я рассказала священнику, что со мной происходит, но он ответил, что не нужно обращать на это слишком большое внимание. Потом он дал мне Священное Писание, и сказал, чтобы я читала его, даже просто так, открыв наугад, и что оно исцелит меня. Тут он был прав. Только сейчас, спустя годы, я могу принимать Св. Причастие, но мне и теперь трудно исповедоваться. Как только я вхожу в храм, мне приходится долго бороться, чтобы не поддаться дьяволу. Я чувствую себя так плохо, что иногда ухожу, и больше не возвращаюсь, откладывая исповедь до вторника, то есть до встречи со священником-экзорцистом.

            Тогда же я не могла войти в церковь, а если и входила внутрь, то выходила заряженной храмовой энергией, и богохульствовала. Чувствовала предвкушение смерти, вынуждена была сразу же уйти, меня пугала и прямо-таки душила картина смерти. Выйдя на улицу, я как бы находилась и в прошлом, и в будущем. Труднее всего было найти себя в настоящем. Я чувствовала также, как некая невидимая и давящая сущность охватывала все мое тело. У меня отнимались ноги, я не могла ходить. Однажды вечером, когда я ехала на велосипеде мимо храма, у меня отнялись ноги, я не могла ехать дальше. Каким-то чудом я не упала с велосипеда. Я боялась даже находиться вблизи храма, ведь я носила ребенка и очень за него переживала.

            Вечером, после встречи с экзорцистом, я начала свою настоящую войну с демоном. Если раньше он прятался, то в тот вечер показал мне свое истинное лицо. Теперь, чтобы не надоедать Вам, опишу лишь несколько случаев.

            Я стала просматривать Священное Писание, открывала его и читала, где придется. Но всякий раз (я не шучу) мой взгляд падал на восьмую главу Евангелия от Луки. Там описывалось, как Иисус освободил одержимого из страны Гадаринской, в котором было легион бесов. Тогда я не понимала смысла этих слов, но, читая их, чувствовала, что меня тошнит. Потом меня вырвало. Помню, что после того первого, небольшого экзорцизма, меня тоже вырвало. Я считала, что для беременной женщины это нормально. Странным было только, что тогда из меня вышла пена, и густая, комковатая субстанция.

            Но вернемся к Священному Писанию. Страницы открывались мне сами, иногда на Книге Деяний Апостолов, где описывалось, как Апостолы изгоняли демонов во имя Иисуса Христа. Я тоже стала изгонять их во имя Иисуса, но почувствовала себя еще хуже. Таким образом скрывающийся демон показал себя во мне.

            Во время секса мой язык внезапно деревенел, и совершал странные движения, а я чувствовала, как непонятная сила овладевает моим телом. Я крутилась и больно царапала моего мужа по спине. Только увидев кровь, я успокаивалась, но, чем больше я это делала, тем больше поддавалась воздействию злой силы. Я понимала, что это демон. Не могу объяснить, но тот, кто пережил подобное, поймет меня. Со мной такое случалось несколько раз. Однажды мне приснился странный сон. Я видела Божью Матерь, одетую в белые одежды. Ее прекрасное лицо было все в слезах. Этот сон казался таким реальным, что я проснулась и вскочила на ноги. Я и сегодня помню этот живой образ. Конечно, я знаю, что сатана может являться, приняв ложный образ. Он может прийти и под видом Божьей Матери, но не в тот раз. Тот лик не был делом отца лжи, те слезы говорили мне обо всем. Когда я проснулась, то поняла, как далеко я ушла от истинного пути, и как сильно оскорбила Божью Матерь. Кто-то может считать иначе, но после того видения, единственным моим желанием было приблизиться к вере. Каждый вечер я читала биографию св. Доминика Савио, а после размышляла о своей жизни, и почти всегда засыпала со слезами, которые приносили мне облегчение.

             С течением времени сатана все сильнее поднимал голову. Иногда он был виден на моем лице, в моих глазах, в жестах. Колдун также стал переживать, когда понял, что я уже не думаю о нем. Однажды, когда я работала в центре города, внезапно почувствовала странный запах мяты, и увидела колдуна. Он стоял возле моей машины. Оказалось, он следил за мной, ехал за мной целый километр. Позже мне удалось оторваться от него на автостраде, но вечером мне стало настолько плохо, я не могу этого описать. Могу только сказать, что даже мой ребенок, которого я носила, страдал вместе со мной. Он все время толкался.

            С того дня отношения между мной и Джанни постоянно ухудшались. Он почти всегда возвращался домой уставшим, измученным, нервным, и давал мне понять, что не выносит меня. И все же он любил меня, звонил мне каждый час в течение дня. Но стоило нам остаться вдвоем дома, сразу что-то шло не так, мы плохо себя чувствовали, накатывал гнев, атмосфера накалялась. Но я любила его так сильно, что могла вынести все, даже самое худшее.

            В отношениях между нами и его семьей не было даже надежды на улучшение. Когда его мать приходила ко мне, у меня голова простреливала током, все тело кололо иголками. Если она давала мне что-то, то эти предметы мне казались «нечистыми», «заряженными» странной энергией, которая причиняла мне боль во всем теле. Это была ужасная, пронизывающая боль. Я не могла даже домой к ним прийти, столь сильной и негативной была энергия у них дома, а если мы все же бывали там, то автоматически начинали драться с Джанни, как безумные. Не то, чтобы мы вдруг надавали друг другу пощечин, нет, мы со всей силы начинали друг друга дубасить. Иногда я ранила его ключами от дома до такой степени, что у него шла кровь, и он, конечно же, давал мне сдачи. Но если мы не ходили домой к его матери, то были согласной и влюбленной супружеской парой. Любой на нашем месте подумал бы, что за всем этим стоит его мать, но это была неправда. Хитрый и сильный колдун сделал все, чтобы мы подумали будто это мать Джанни причиняет нам вред, а он тут ни причем.

            Должна признать, его магия была невероятно эффективна. Однажды вечером мы с Джанни поехали в близлежащий городок. Мы ругались целый день, хотя и не дрались. Наконец мы решили поехать в его дом у моря. Как только мы туда приехали, сразу же успокоились, почувствовали себя счастливыми и довольными. Мы сразу поняли, что наши ссоры – это ловушка, влияние магии. Я рассказала обо всем его матери, но ее это не удивило. Она дала мне серый, «чудотворный» порошок от Саи Бабы, и я, чтобы не обидеть ее, взяла его вместе с фотографией индуистского гуру. Разумеется, мать Джанни о чем-то знала, но скрывала это от меня. Было ясно и то, что, если я съем порошок, что-то произойдет. Я надеялась, что со временем все прояснится, и сестра Джанни расскажет мне в чем дело.

            Но вернемся к тому вечеру, когда мы наконец почувствовали себя хорошо, оставшись вдвоем в доме. Стоило нам выйти из него, вернулись все наши болячки. Даже Джанни заметил это. В результате, лишь только мы вернулись ко мне домой, идиллия превратилась в ад, и мы снова стали скандалить без всякой причины. Можно сказать, это были первые последствия того, что я рассталась с колдуном. Ведь он предупреждал меня: «Будешь жить с Джанни, но не выйдешь за него замуж. Ты должна мне обещать, что не вы не будете венчаться в церкви. Ты отреклась от крещения. Когда тебя крестили, твои родители решили все за тебя, но теперь ты ни под каким предлогом не сможешь получить благословения, не сможешь принять никаких таинств. Поэтому таинство венчания ты также не сможешь принять. Это будет означать для тебя несчастье и преследование демонов, начиная от болезней, вплоть до самой смерти. Мстительные демоны не дадут тебе ни минуты покоя». Я ответила, что все мои знакомые счастливы в браке. Он сказал, что для них это нормально, а для меня начало жизни в браке может окончиться безумием, и он сделает все, чтобы этого не допустить.

            Только теперь я понимаю, что означали его угрозы, а тогда я не видела в них смысла. Сейчас все стало ясным. Пережитый экзорцизм показал мне, что колдун был еще худшим подлецом, чем демоны. Это он своим гипнозом и ритуалами преследовал меня. Дни после проведения экзорцизма убедили меня, что я была нормальной и без ритуалов, ко мне вернулось желание жить, начать все сначала, мне захотелось заняться своей карьерой. Но потом колдун снова начинал свое воздействие, проходили дни, и я чувствовала, что возвращаюсь в прежнее состояние.

            Прежде чем мы пошли к священнику, чтобы назначить дату венчания, наступил кризис. Попробую описать это кратко, начиная с того дня, когда я испытала самую сильную боль. За день до венчания я поехала с Джанни к нему домой. Боясь его матери, я не вошла в дом, потому что думала, она может причинить мне вред, сама того не сознавая, если окажется под влиянием колдуна. Мне не пришло в голову, что этот негодяй может убедить мать и сестру Джанни, что я больна, и они могут исцелить меня при помощи ритуалов, которым он может их научить. Помню, я очень плохо себя чувствовала физически, сильно похудела, и они могли пытаться лечить меня без моего ведома, слушая советов этого сына дьявола. Поэтому большая часть моих недомоганий приходила ко мне через них. Может быть, мать Джанни совершала все эти ритуалы несознательно, находясь под влиянием колдуна, под гипнозом или под телепатическим внушением. Помню, когда он впервые провел ритуал, натерев меня алкоголем, смешанным с маслом и мятой, чтобы я могла «высасывать» сексуальную энергию, я чувствовала, что это именно он указывает мне, что я должна делать, он применяет искусство чтения в моих мыслях, и его воздействие я чувствовала больше, чем воздействие демона. Помню, он говорил мне: «Ты сама можешь себя исцелить, я телепатически вышлю тебе указания, а ты должна будешь делать и говорить то, что появится у тебя в голове. Я пошлю тебе все необходимые слова». Воздействие под гипнозом и при помощи телепатии – это как раз то, над чем нужно хорошо поработать. Даже сегодня, после двух лет молитвы в Церкви, меня иногда телепатически посещают разные указания. Они проявляются в том, что я чувствую странную усталость, после которой не могу заснуть, только дремлю. После, как правило, меня кто-то заставляет идти в какое-то определенное место, или купить что-то съедобное, потому что мне безумно этого хочется, или же меня словно заставляет кто-то купить какое-то особое платье определенного цвета…. Сначала я думала, что это происходит независимо от воздействий колдуна, но теперь знаю, это тоже его влияние. Прежде чем я пойду в магазин, уже знаю, что найду там именно серо-голубую блузку. Когда иду туда, нахожу как раз такую, какую я представляла, и о какой мечтала.

            И это еще не все. Самый ужас начинается, когда я возвращаюсь с купленной вещью домой. Начинаются скандалы между мной и Джанни, между Джанни и моей матерью, между ею и мной, между мной и отцом, между моими родителями и т.д. Происходят страшные вещи, и даже сейчас ничего нельзя с этим сделать. Я ограничила свои нужды, теперь покупаю только то, что действительно необходимо. Например, если речь идет о продуктах, я покупаю только то, к чему этот ужасный человек не может прикоснуться, например, что находится за прилавком продавца. Я отказалась от всего, до чего он мог дотронуться прежде меня, будь то консервы или пачки макарон. Позже я расскажу о заклинаниях, наложенных на одежду и пищу.

            Знаю, это может выглядеть полным абсурдом, но колдуны действительно больные. Дьявол велит им тратить время на то, чтобы преследовать меня. Когда я в этом году ездила в Сардинию, то могла там наконец расслабиться. Покупала все, от пищи до одежды, и чувствовала настоящую свободу.

            В тот вечер, когда мы поехали к матери Джанни, я ждала его в машине. Когда женщина вышла из дома и подошла к моей машине, я почувствовала сильную пульсирующую боль под левой лопаткой. Чувствовала, что теряю сознание под влиянием сильной негативной энергии, но это была не простая магия. Своей интенсивностью она напоминала одно из приспособлений колдуна. Я сказала ей, что от нее исходит негативная энергия, и мне больно. Она ответила, что это невозможно, ведь она ничего такого не делает, а если я испытываю боль, то, может быть, на меня дурно воздействовали другие люди. Она говорила, что я вполне могу такое почувствовать, потому что я очень впечатлительная девушка. Позже я узнала, что ее спокойствие в беседе со мной, было наигранным, и лишь только она вошла в дом, накричала на Джанни, сказала, что не придет на нашу свадьбу, потому что я, видишь ли, этого не хочу, и утверждаю, что она желает мне зла. Джанни говорил, у его матери был приступ истерии, и она даже порвала платье, которое сшила себе на их свадьбу. Не стоит и говорить о том, что с того дня подобные нападки на меня стали регулярными, всякий раз, когда мы встречались.

            Когда Джанни сел в машину, стал меня бить кулаками. В этот раз за то, что я обидела его мать. Разумеется, он не мог понять, какие страдания вызывал у меня один ее вид. Кроме того, казалось, он не помнил, что я беременна. Я жила в постоянном страхе, меня били, оскорбляли, ко мне повсюду плохо относились. Это было просто ужасно. Разумеется, сегодня, обретя свет Святого Духа и оглядываясь назад, я могу сказать, что колдун своими ритуалами, вместо того, чтобы лечить Джанни, вытягивал энергию из меня, из его матери и сестры, и передавал ее Джанни, совершая обряд, который и приводил к тому, что лишь только он видел свою мать, колдовское устройство выделяло негативную энергию, запрограммированную самим колдуном. Не знаю, правда ли это, но думаю, что мать Джанни сама по себе не причиняла мне никакого вреда, у нее было доброе сердце, и ей было очень тяжело. Она ненавидела меня за то, что я поддалась ритуалам колдуна, чьей целью было разлучить нас и разрушить нашу жизнь. Однако я еще не описала, в какой ад я попала со временем.

            Ситуация все больше накалялась. Когда я вроде была вполне счастлива, внезапно, словно под влиянием некоего импульса, вставала и говорила Джанни, что не люблю его настолько, чтобы выйти за него замуж. Такие слова становились причиной скандала, я била его, бросала в него разные предметы, какие были под рукой. Однажды даже бросила в него большую кружку горячего кофе. Важно то, что такие приступы злобы всегда кончались словами: «Джанни, я не могу выйти за тебя замуж, потому что колдун накажет меня за это. Я знаю, что будет, если мы обвенчаемся. Меня ждут ужасные страдания». Никто меня не понимал, а мой отец, слыша такое, пытался узнать, какой у нас секрет, и что мы с Джанни скрываем от него.

            Разумеется, у нас были и свои проблемы, тайны, но, когда я говорила такие вещи, была сама не своя, меня словно заставляли это сказать. Я не могу этого описать, и многие мои истории теряют свой драматический смысл. Вы можете представить себе самое худшее. Никогда я не переживала такого кошмара, как в те дни. Когда я снова обретала власть над собственной волей, то возвращалась к организационным вопросам, связанным с нашей свадьбой. Я была полна энтузиазма, выбирая себе свадебное платье, подыскивая банкетный зал и просматривая свадебное меню. Мы устроили прекрасную, веселую свадьбу. Но тут я должна рассказать, как сразу же после нее я серьезно «заболела», и как с того самого дня колдун начал мне мстить.

            Я говорю о мести, потому что он превратил нашу жизнь в ад. Сейчас я чувствую себя лучше, но хуже всего то, что мой муж так сильно обижен на людей, что не хочет признаваться в своих страданиях. Разумеется, его колдун не проклинал так сильно, как меня, ведь меня магия довела до безумия. Колдун хотел, чтобы я сошла с ума, но я ухватилась за тоненький проблеск разума, и, хотя плохо себя чувствовала, все было не так плохо, как думали окружающие. Несмотря на два года постоянных экзорцизмов и значительного улучшения, я все еще не вполне здорова.

            Хуже всего то, что врач, сотрудничающий с экзорцистом, делал все, чтобы я поверила в собственное сумасшествие. Когда он видел, что мое состояние улучшается, он пытался меня загипнотизировать. Мне от одного его вида становилось плохо. Стоит ли говорить о том, что я была убеждена: этот врач каким-то образом связан с колдуном. Я уже рассказывала, что видела его странный кабинет в Милане. Какое-то время мне казалось, что я возвращаюсь назад в своем процессе исцеления. Более того, когда он заметил, что я перестала к нему ходить, сам пришел ко мне домой вместе со священником-экзорцистом. Видя, что у него нет шансов на меня повлиять, что я сильнее его и он ничего не может со мной сделать, он попытался поставить мне диагноз «шизофрения». Он настолько убедил в этом священника, что и тот поверил не только в мою одержимость демоном, ведь я не могла тогда мыслить самостоятельно, но и в мою болезнь, и посоветовал мне проконсультироваться с другим врачом.

            Таким образом мне улыбнулось счастье, и я встретилась с Вами, доктор Морабито. Но священнику показалось, что этого недостаточно. Он так сильно поддался влиянию, что хотел любой ценой найти болезнь там, где ее нет. Конечно же, он читал диагноз, написанный тем врачом. В понедельник он спросил меня о моих болях в сердце. Другими словами, он хотел подчеркнуть мои физические недомогания, хотя не они самое главное. После принятия лекарств я чувствую себя лучше, но я все равно не здорова, а тот негодяй принимается за другие части моего тела, когда только захочет. Так было с моим глазом, который я лечила у окулиста, но лечение не приносило результата. Это колдун воздействовал на меня тогда. Только экзорцизм исцелил мой глаз, а мои усилия, например, промывания и разные глазные капли, не помогли мне. Это было не воспаление, а проклятие. Через неделю молитв я была исцелена. Этот пример показывает, что тот, кто использует гипноз, может повлиять на любого человека.

            Колдун начал мне мстить, но Бог оказался сильнее колдуна. Я непрестанно молилась Божьей Матери, чтобы Она помогла мне найти хорошего врача, который поставил бы мне правильный диагноз. Так я познакомилась с Вами. Колдун все еще пытается меня уничтожить, но сейчас он полностью разоблачен, а его влияние на других ослабло. Никто уже не сомневается в том, что за моей одержимостью не стоит никакая психическая болезнь, потому что Вы сказали, что я здорова. Колдун близок к бешенству, он не знает, за что хвататься, чувствует, что побежден. Он преисполнен мести, но не может ничего сделать, потому что я доверилась Деве Марии.

            Я знаю, мне будет нелегко, меня ждет еще много трудностей – достаточно посмотреть на моего мужа. Когда я приеду к Вам, расскажу, как в последнее время колдун влияет на него. Но дьявол никогда не победит, потому что Бог сильнее его. Хорошо, что я встретила Вас именно в этот момент моей жизни, когда тот врач пытался заняться моим случаем, но его гипотеза, благодаря заступничеству Божьей Матери, развалилась, как ересь. Должна признаться, что я очень зла на этого врача. Пожалуйста, никому не говорите, но я думаю, что он очень подозрительный человек.

            Однако возвращаюсь к своей истории. Целый год я размышляла, является ли мое страдание делом рук матери Джанни, или это виноват колдун. Я пыталась понять, почему этот негодяй хочет причинить мне такую сильную боль. Чего он вообще от меня хочет? Сейчас я уже привыкла к боли, но все еще не знаю, зачем он так поступает. Я сомневалась, хотя и подозревала, что мать Джанни находится под его влиянием. По случаю годовщины нашей свадьбы, она подарила нам обручальные кольца, и мы пошли забрать их у ювелира. Но как только мы показали ей эти кольца, они сразу же стали «заряженными», и стоило мне примерить свое, я почувствовала, как меня пронизывает странная энергия, словно некий электрический импульс, причиняющий сильную боль. Как будто иглы пронзили мои руки, лицо и голову, ужасно заболели виски.

            Несколько раз я совершала ритуал в церкви, вместе с сестрой Джанни. Колдун очень «подружился» с ней, только он называл ее не как все: «Мария Кристина» (это было имя, данное при крещении), а просто Кристина. Я заметила эту особенность, когда встретилась с ними обоими, и назвала девушку ее полным именем. Мужчина внезапно занервничал, что было видно по его лицу, и сказал ей: «Почему ты позволяешь называть себя Мария? Мне это имя не нравится. Все тебя так называют, но скажи, чтобы называли тебя просто Кристина». При этом он кричал от злости и махал руками. Я поняла, что он не может даже произнести имя «Мария», более того, это имя нервирует его, он не хочет его слышать. Нервирует само звучание этого слова! Надеюсь, мне не нужно здесь ничего объяснять.

            Однажды я показала колдуну большую икону Иисуса, которая была у матери Джанни. Она хотела в своем неведении, чтобы мужчина «зарядил» ее. Реакция колдуна была невероятной. Он отвернулся, не желая смотреть на лик Иисуса, и сказал: «Да, я сейчас заряжу образ этого человека, кем бы он ни был. Знаешь, зарядка такого образа очень опасна, прежде всего потому, что он похож на образ Христа. Ты понятия не имеешь, что может случиться, когда ты станешь черпать энергию из заряженного образа». Было такое впечатление, что колдун защищается в этой ситуации. В действительности его реакция на имя Марии и на икону Христа имела свое значение, он противился всему священному, что было очень заметно.

            Однажды колдун поехал вместе с нами к морю. Мы также поднялись в горы. Он предложил нам задержаться в одном городке, на рынке, где находилась также небольшая церковь. Одна из тех, которые открывают только по большим праздникам. Колдун сказал Джанни, чтобы он пошел с ним в боковую часовню. Там он велел ему снять рубашку и провел ритуал. Колдун натер ему спину алкоголем с мятой и маслами. Однако прежде он использовал обычный увлажняющий крем. В тот момент меня прошиб холодный пот, я почувствовала упадок сил, как физических, так и психических. Более того, у меня опухло горло, покраснела шея, так, что даже Джанни заметил, что со мной что-то не то. Это продолжалось всю ночь. Сам ритуал занял не больше часа. Джанни сказал: «Я странно себя чувствую, я напуган, и в то же время наполнен невообразимой силой. Спина горит, словно кто-то ее обжег, но время идет, а жжение не стихает, наоборот, усиливается!».

            Вскоре после этого, к нам приехала его сестра, Мария Кристина. Мы вместе пошли к колдуну, и он совершил такой же обряд на наших спинах. Помню, когда он совершал свои жесты, казалось, он рисовал, и рисунки напоминали мне двух змей: одна змея поднималась вверх, до самых верхних позвонков, а другая опускалась вниз, до копчика. Мы все почувствовали странный прилив тепла, а вечером у нас даже поднялась температура. Колдун сказал, чтобы мы не переживали, и температура к утру спадет. Он посоветовал нам в ближайшие дни избегать солнца, чтобы не ограничивать эффекта ритуала. Он сказал, что этот ритуал нужен для того, чтобы открыть канал энергии Кундалини. Это также был ритуал астрального единения. Другими словами, с этой минуты я, Мария Кристина, Джанни и колдун обрели сильную связь друг с другом на астральном уровне. После этого ритуала мы должны были стать сильнее, и могли помогать колдуну, накачивая его энергией, и не тратя при этом слишком много своей собственной, биологической энергии. Он сказал, что через день хотел бы снова встретиться с нами, но я, сама не зная почему, чувствовала себя тогда плохо, и буквально ненавидела его. Помню, да, я ненавидела его, но тогда это было особое чувство. Думаю, он понял это, и сразу сказал мне: «Сегодня я разложу для тебя карты. Видишь, как я унижаюсь ради тебя! Ты так странно себя ведешь сегодня, что я совершу меньше инициирующих ритуалов. Ритуалы будут по большей степени простыми. Ты должна знать, что я раскладываю карты ради забавы, чтобы время убить, а вовсе не потому, что я в них верю. Когда я раскладываю их согласно каббале, и под знаком Соломона, они могут служить как медиумы, между миром физическим и астральным, но если кто-то не умеет ими пользоваться, от них не будет никакого толка. И вовсе не благодаря им некоторые люди могут видеть будущее. Обычно те, кто утверждают, что могут видеть будущее, являются ясновидящими, поэтому они способны увидеть будущее и без карт». Он достал свою колоду и изобразил печать Соломона (что-то похожее на шестиконечную звезду, вписанную в круг). Потом он совершил небольшой каббалистический ритуал, подсчитал цифры, соответствующие моему имени и фамилии, связал все это с моим астральным именем (он говорил, что это имя звучит, как «Эрис»), и еще провел расчеты, касающиеся моего дня, часа, месяца и года рождения, а также текущего дня, и т.д. Получилась цифра «9». Потом он вытащил девять карт, разложил их, но уже не помню, каким образом. Раскладывая карты, он показал мне, насколько сложным может быть оккультный ритуал.

            Потом он достал медную, электрическую пирамидку, зажег ее, положил на нее руку Марии Кристины, и сказал, что мы все очень сильно заряжены электромагнитными волнами, исходящими из вчерашнего ритуала «со змеями». Но я не согласилась дать ему свою руку. Думаю, что этот негодяй специально зарядил нас днем раньше, во время ритуала, чтобы потом вычерпать нашу энергию при помощи этой ужасной пирамиды. Она была большая, как та лампа, что стоит на комоде. Таким образом он использовал нас. Я не согласилась отдать свою энергию, понимая, что все, что делает этот мужчина, плохо для нас. Колдун вынужден был найти другой способ, чтобы зарядиться энергией. Видя, что сестра Джанни делает все, что он ей скажет, колдун не терял времени. Он усадил ее, велел наложить печати и стал рассказывать известную историю: мол, все это поможет ее брату исцелиться. Он достал фотографию Джанни, и проверил на одном из своих устройств состояние здоровья моего жениха. Сказал, что здоровье хорошее. Потом велел ей снять украшения, потому что они могли бы сильно зарядиться во время ритуала. Девушка плохо себя чувствовала, была уставшей. Колдун сказал, чтобы она не переживала из-за этого, проводил нас до машины, и мы вместе поехали на улицу Р., где находится Базилика. В тот момент я пришла в ярость, бросила в колдуна стаканчиком с мороженым, который был у меня в руке, и закричала: «Мы так не договаривались! Оставь Марию Кристину в покое. Она помогает нам только когда мы нуждаемся в ее энергии, и все. Никогда не вози ее в церковь!» Не знаю, почему, но я не могла согласиться со всеми ритуалами, которые он нам предлагал. А вот Мария Кристина тщательно исполняла все. Ее зависимость от колдуна продолжается до сегодняшнего дня. Любые попытки вытащить ее, избавить от его оков, оказываются напрасными. Когда я стала ходить на экзорцизмы, я предостерегала ее, что она пользуется силой дьявола, но мои слова ничего не дали. Она полностью находилась под его влиянием! Я это понимаю, потому что со мной было то же самое, все попытки моей мамы и друзей не приносили результата.

            До того, как он изнасиловал меня, этот мужчина казался мне богом. Но потом он потерял всю свою силу. Напрасно стало все его оккультное искусство, которым он пытался оправдать себя. Также было и с попытками повлиять на мою психику: я возненавидела его, он стал мне отвратительным. После того, как я отвернулась от него, он еще сильнее старался загипнотизировать меня, а я стала болеть, страдать от головных болей, в основном это были боли в висках.

            Но вернемся к тому вечеру, когда он привез нас в церковь, где и совершил очередной ритуал. Он зарядил Марию Кристину церковной энергией, которую она высасывала из боковых алтарей. Чтобы выразить свой протест, и то, что я хочу разоблачить колдуна, я вошла в церковь, но не осталась с ними при входе, а прошла вперед, села на первую лавку и попыталась поговорить с Иисусом. Конечно, этим я хотела показать, что возмущена действиями колдуна, речь не шла о настоящей молитве. Но думаю, что тогда Иисус услышал меня. Мы вышли из храма, и я мимо воли, была заряжена колдуном церковной энергией, поэтому все больше раздражалась. Я уже не могла выносить этого человека и его чары, но у меня не было выбора, ведь я хотела, чтобы он исцелил Джанни. Я стала говорить колдуну всякие гадости, чтобы он не подумал, что я шучу. Проехала на красный свет на нескольких перекрестках, срывая свою ненависть на бездушной машине. Потом велела колдуну выйти из машины, хотя сначала я намеревалась отвезти его домой. Я была измучена одним его присутствием. Он же, чтобы не уронить себя в глазах сестры Джанни, сказал: «Она совсем спятила. Я с удовольствием уйду. Живу я недалеко, и уж лучше пройтись пешком, чем рисковать жизнью. Мне жаль, Кристина, что ты должна ехать с ней дальше». Колдун предложил девушке выйти вместе с ним. Она, как я и говорила, готова была ради него на все. Кристина уже собиралась выйти, когда я, в последний момент, захлопнула дверь и нажала на газ. Я была очень зла на нее, и сказала ей, что несу за нее ответственность перед ее матерью и перед Джанни. Ей это не понравилось, она заявила мне, что сама уже взрослая. Я напомнила, что она ездила со мной, чтобы исцелить Джанни, своего брата, и все. Если же она хочет серьезно заняться оккультизмом, то пусть делает это одна, а не под моим руководством, потому что я много раз повторяла ей, что наша цель – здоровье Джанни, а не игры в магию.

            Девушку затянула магия, казалось, она совершенно не заботится о здоровье своего брата, а я страдала, как никогда прежде, боясь, что мы вообще не выйдем из сложившейся ситуации. Мария Кристина все твердила, что она взрослая, но я решила поговорить с ее матерью. Сказала ей, что больше не хочу брать на себя ответственность за все происходящее. Сказала: «Я познакомила вас с человеком, который мог бы исцелить Джанни, а вы должны были быть только посредниками и информаторами. К сожалению, этого не произошло. Кажется, что Мария Кристина готова поддаться непонятным ритуалам колдуна только ради собственного удовольствия, и я должна Вам об этом рассказать. Я не виновата в том, что с ней станет в будущем. Я познакомила вас с этим мужчиной, но вы ничего о нем не знаете: ни кто он такой, ни чем он занимается. Да, он может исцелить Джанни в той области, которая нас касается, но я сказала колдуну, что не прощу его, если с кем-то из вас приключится беда».

            Но мать Джанни, вместо того, чтобы понять мои слова, встала на сторону дочери. Я убедилась в том, что колдун не спал, и захватил свободную волю двух этих женщин, чтобы добиться своей цели. А его целью было разрушить наши с Джанни отношения. Таким образом испортились мои отношения с сестрой и матерью Джанни. Я понимала, что колдун может действовать в подобной атмосфере еще более эффективно. Он говорил, что я ревную, что я незрелая, слишком молодая для некоторых дел, что у меня слишком слабая психика, и я многого не могу. Я не знаю, что конкретно он наговорил обо мне семье моего жениха, но я знала его, и могла себе легко представить, как все было. С тех пор я стала все меньше общаться с семьей Джанни, между нами словно легла пропасть ненависти.

            Состояние Джанни не улучшалось. Иногда у него был прилив энергии, но ненадолго. Поэтому его сестра приехала к нам домой, чтобы, согласно указаниям колдуна, совершать ритуалы в течение пятнадцати дней. Мы встречались с ней каждый вечер в один и тот же час, в 21.00, и пятнадцать минут занимались с Джанни. Это время суток и этот час очень много значили, потому что так говорил колдун: «Подобно тому, как вселенная была создана в ритме и ритуале, также нужно соблюдать их и в магии». Он велел нам прочитать книгу «Ритм и ритуал», но на счастье мы не стали ее читать, ведь именно демон настаивал, чтобы все, что мы делаем, было подчинено ритму и ритуалу.

            Мы зажигали свечу и ставили ее перед большим овальным зеркалом. Потом, мы с Марией Кристиной брались за руки, и призвали космическую силу специальными словами, уже не помню какими точно. Когда наши руки начинали крутиться, создавая колесо, мы должны были задержать энергию, всматриваясь в пламя свечи. Потом мы должны были представить себе Джанни, одетого, как всегда, в одно и то же, и вложить его образ в пламя свечи. Мы несколько минут всматривались в зеркальное отражение. Что было потом, уже не помню, но, кажется, мы должны были вложить образ Джанни в зеркальный коридор – зеленый, черный и т.д. Когда он оказывался в этом коридоре, мы должны были выслать ему гипнотические, подсознательные сигналы. Только так, с зажженной свечой, отраженной в зеркале, мы могли на него повлиять!

            Другим необходимым условием было то, чтобы Джанни во время ритуала спал. Он ложился в кровать в девять вечера, чтобы встать на работу в четыре утра. Тогда он работал почтальоном. Это долго продолжалось, и мы придерживались одного и того же ритма, совершая ритуал по определенным правилам. Во-первых, начинали в 21.00, во-вторых, сеанс продолжался 15 минут. Так как ни я, ни его сестра не имели тайных магических сил, и не могли излучать энергию, мы должны были довольствоваться вышеописанной магической системой, чтобы влиять гипнозом на его разум и волю. Мы должны были использовать магию. Колдун велел нам также прочитать книги Леви «Высший магический ритуал» (я уже не помню точное название), а также другие очень трудные для понимания книги о магии, о том, как пользоваться свечами и т.д. В результате я все больше лишалась сил, не только физических, но и психических. Каждое утро я просыпалась со странным выражением на лице.

            Однажды я серьезно испугалась, когда проснулась, но после «очищения» пространства дымом ладана, который Мария Кристина получила, скорее всего, от колдуна, я, как обычно занялась своим утренним туалетом. Посмотрев на себя в зеркало, я испытала шок: на меня смотрело чудовище с большими, светящимися глазами. Чем больше я к себе присматривалась, тем больше менялись глаза, они становились похожими на глаза демонов, которых я видела на старых скульптурах. Я намазала лицо маслом со зверобоем, но стало еще хуже. Пришлось надеть солнцезащитные очки. Я села на скутер и поехала на пляж. По дороге заехала на бензозаправку, и там, не подумав, сняла очки. Работник бензозаправки, разговаривая со мной, все больше хмурился. Потом сказал, что ему нужно пойти, поменять деньги, потому что он не может дать мне сдачи. В действительности же он пошел к начальнику заправки, который, как я заметила, также смотрел на меня с ужасом. Я посмотрелась в зеркало, и увидела нечто страшное: мое лицо было деформированным, оно словно удлинилось, вытянулось, щеки опухли, а глаза светились. И это не были минутные отблески, мои глаза походили на глаза дьявола.

            Я стала подозревать, что какой-то внеземной дух пришел к нам в дом, но мне и в голову не приходило, что я могу быть одержима. Я никому не рассказывала об этом событии, даже экзорцисту. Может быть просто забыла о нём.

            Мне хотелось бы вернуться к тому вечеру, когда мы вместе с сестрой Джанни и с колдуном проводили ритуал Кундалини. Мы втроем пошли во вьетнамский ресторан, а мужчина все спрашивал у меня, что я думаю о ритуалах, которые мы совершаем над моим женихом. Я ответила, что довольна их эффектом. Он уверил меня, что все наши усилия принесут плоды. Я призналась, что такое лечение продолжается слишком долго, что я теряю силы, и он ответил, что если я захочу, он исцелит Джанни сию же минуту. Я попросила его сделать это, но он сказал: «А что ты дашь мне взамен?». Я подумала, что он шутит, и спросила, чего он от меня хочет. Он сказал: «Если ты согласна, то я хочу, чтобы сейчас ты жила нормально, как обычно, но через пятнадцать лет сделала все, что я тебе скажу. Ты готова дать мне все, о чем я попрошу, через пятнадцать лет?». Я сразу же ответила: «Да, да, готова, только исцели побыстрее моего Джанни».

            Однако через минуту я задумалась, мне вспомнились разные слова, которые я слышала или читала, я вспомнила, как действует сатана, когда хочет забрать чью-то душу. Меня охватил страх, я уже не могла согласиться с предложением колдуна. А он сказал: «Кристина свидетель того, что ты готова отдать мне все, то есть абсолютно все, через пятнадцать лет». Я ответила: «Ты говоришь, как дьявол, который намеревается купить мою душу. Нет, я не согласна!». Кристина не приняла всерьез моих слов, а колдун стал серьезным и закричал: «Тогда я не вылечу быстро твоего Джанни, ты должна будешь заслужить его исцеление!». Я спросила его, что такого он хотел со мной сделать через пятнадцать лет, ведь я знала, что только в этом возрасте смогу серьезно действовать в мире оккультизма. Колдун сказал, что я проживу только 53 года, и не больше. Но я смогу сократить свое время, совершив самоубийство раньше. Я не поняла тогда его слов, и все настаивала, чтобы он объяснил мне, что же такого я должна буду сделать через пятнадцать лет. Он сказал, что я еще не готова об этом узнать, и сейчас я могла бы испугаться.

            Чем чаще я думаю о 2015 годе, тем больше меня пугает эта дата. Может быть это год пришествия антихриста, или дата, когда настанет эра Водолея. Помню, колдун часто рассказывал мне об этом. Тогда мне осталось бы жить только 11 лет. Колдун часто повторял, что ему самому жить осталось пять лет, не больше. Я не могла понять, о чем он думал, что собирался мне приказать, если его самого через 15 лет уже не будет. Думала, что он говорит о демоне, который живет в нем, но сразу же отказалась от этой гипотезы, ведь он убеждал меня, что дьявола не существует. Несмотря на это, все, что выходило из его уст, казалось мне уже хорошо знакомым. Все это было похоже на диалог демона с душой, которая хочет продать себя ему. На следующий день, когда мы вместе ехали в Базилику, он открыл окно в машине и вытянул руку, совершая странные жесты, словно что-то ловил на ходу. Потом он сказал мне, что таким образом может ловить энергию, отнимая ее у проходящих мимо людей. Одного жеста вполне достаточно, но этому нужно долго учиться.

            Потом он стал говорить то, что мне очень не понравилось. «Вы должны знать, что человек – это разлом, разделение, а не единое целое, и не общество, как мы привыкли думать. Настоящая сила не в любви, а в ненависти. Вам может показаться это странным, но если вы хорошо подумаете, то поймете меня. Где вы видели в нашем мире любовь? Человек является по сути эгоистом и подлым единоличником, который добровольно делает зло. По счастью я родом с другой планеты, а не с Земли, поэтому человеческие дела не интересуют меня». Потом он еще раз оскорбил людей и весь род человеческий, как таковой. Я ответила ему: «Но ведь ты человек!». Он сказал, что он человек, который отрекся от своей человеческой природы, находится на стадии последнего воплощения и инициации, а потому его уже не интересует человечество. Сказал также, что его природа близка к природе духов (ангелов, а скорее демонов, как я убедилась), а такая природа может развиться лишь у некоторых людей. Он использует сексуальность только для работы над человеческим разумом, и почти никогда не ест, разве что растительную пищу, богатую минералами. И тут ко мне пришла мысль, которую ниспослал мне Дух Святой, ведь именно Дух Святой колдун ненавидел больше всего. Я сказала: «Но Иисус дал нам самую главную заповедь: любить ближнего, как самого себя». Колдун молчал, он так ничего и не ответил. Я поняла, что, задавая ему подобные вопросы, я начинаю над ним преобладать. Ведь только в учении Церкви я могла найти единственный ответ. Увы, видя, что состояние Джанни не улучшается, перестала «мстить».

            Потом колдун дважды приезжал к нам, когда мы были у моря. Он колдовал надо мной и над сестрой Джанни, используя только свои руки. Какое-то время он смотрел на моего жениха, но ничего с ним не делал. После ритуала он попросил, чтобы я отвезла его на вокзал. Однажды, когда мы ехали, на нас из переулка вылетела большая фура. Я моментально вырулила на обочину и все же почувствовала легкий удар в заднюю часть машины. Если бы фура ударила в нас сильнее, я бы погибла.

            Мне не хотелось, чтобы водитель фуры устраивал скандал, я боялась реакции моих родителей. Не хотела, чтобы страховая кампания сообщила моим родителям, что я ездила к морю. Умоляла колдуна, чтобы он что-нибудь сделал. Вышла из машины. Водитель фуры был в бешенстве, и я попросила колдуна использовать чары, что он сразу же и сделал, сказав мне, чтобы я села в машину, и ни в коем случае из нее не выходила. Мне оставалось только смотреть в зеркало, и я увидела, как водитель фуры изменился. Казалось, он был очень доволен, шутил, и на прощание пожал колдуну руку. Колдун снова сел в машину и сказал, что все в порядке, водитель не будет жаловаться на это легкое столкновение. Я спросила, как он это сделал, но колдун не ответил, сказал только, что я должна больше беспокоиться, из-за самой аварии, ведь мы были на волосок от трагедии, он мог раздавить нас. Я спросила, знал ли он об аварии, на что он ответил, что да, знал, его «информаторы» рассказали ему о ней. Несчастный случай спровоцировали «те, кто наверху», это они хотели вмешаться, то есть хотели заставить меня прекратить ритуалы, необходимые для исцеления. Сказал также, что если я буду больше читать и предприму дальнейшие шаги инициации, то избегу многих опасностей. Но этого не произошло, потому что я не хотела продвигаться по пути посвящения. Я хотела только вылечить Джанни, а потом думала порвать с эзотерикой и магией.

            Прошло несколько дней после ритуала. Когда колдун снова приехал к морю, то совершил те же самые ритуалы, что и прежде, но опоздал на обратный поезд. Вместе с братом и сестрой Джанни, мы решили отвезти его в близлежащий городок. Надеялись, что там будет больше транспорта и больше возможности уехать. Но там оказалось, что последний поезд уже давно уехал, и мы можем только поехать в Алессандрию, а это не так уж и далеко. Колдун должен был быть утром на месте, и мы поехали с ним в соседний город. Но на дороге, по которой мы ехали, случилась авария: две фуры столкнулись и перевернулись, и мы четыре часа простояли в пробке.

            Колдун, который все это предвидел, занялся братом Джанни. Потом парень признался мне, что находился в состоянии странной эйфории. Колдун сказал мне, что зарядил меня энергией Марии Кристины, потому что я была слишком подавлена. Я спросила, откуда он ее взял. Он ответил, что однажды вечером наложил на нее подвески с печатями, и зарядил их ее энергией, взятой из сердечной чакры. Потом он носил эти подвески на себе, потому что они еще не потеряли энергии. Благодаря этому он всякий раз мог черпать из нее энергию, и передавать дальше. Я дала ему понять, что мне не нравится такое использование моих близких, и он должен об этом знать. Он объяснил, что только так он может повлиять на Джанни, потому что его энергия не подходит. Сказал также, что я не должна переживать из-за Марии Кристины, потому что он позаботился «зарядить» ее. Он еще раньше водил ее в церковь св. Иоанна, где и научил ритуалу, который она может проводить сама.

            Мы стояли в пробке четыре часа, и вынуждены были вернуться к морю. Все говорили, что я должна пригласить мужчину к себе домой, чтобы он мог отдохнуть и поехать на первом поезде утром, в 6:30. Я вынуждена была согласиться, но он не принял моего приглашения, боясь, что его кто-то увидит: жена, дочь и т.д. Я больше не могла сидеть в машине и сказала ему, чтобы он вышел, открыв заднюю дверь (хотя я не помню, чтобы в машине были задние двери). Он вышел, и сразу же закрыл курткой лицо. Все же он ночевал у меня. Я внизу, на диване, а он на втором этаже. Мне было страшно, когда я слышала, как он раздевается, но я пыталась не обращать на это внимания, делала вид, что сплю. На самом деле я не могла сомкнуть глаз, настолько я его боялась. Через минуту увидела, как он спускается вниз по лестнице, и испугалась еще сильнее. Он был в одних трусах, что вызывало у меня омерзение. Что он хотел сделать? Выглядел он довольно жалко в чужих тапках и майке, и был похож на автомеханика (извините, но это самое верное сравнение). Он хотел возбудить меня, но вызвал только отвращение! Я притворилась, что его не вижу, а он сделал вид, что шел в ванну. На счастье, через несколько часов зазвонил будильник, я позвала его, и он снова спустился в ванну, умылся и оделся. Мы поехали на вокзал. По дороге он попросил, чтобы я остановилась в кафе. Там он купил что-то съедобное, и угостил меня кусаном. Я съела, но мне показалось, что он туда что-то подложил. Крем был не сладким, и отдавал лекарством. Наконец он уехал.

            Мне очень хотелось бы сделать еще одно отступление, чтобы описать Вам некоторые события. С того времени Джанни стал странно себя вести. Сначала он был преисполнен жизни, ведь у него подрастала четырехлетняя дочка, и он уже шесть лет, как был моим мужем. И вдруг что-то случилось. Он потерял работу, другую искать не захотел, и даже не пытался ничего изменить. Сбежал из дома, и мы узнали, что он живет с какой-то проституткой. Они вместе балуются наркотиками. Я очень сильно переживала. Заметила, что он физически стал похожим на своего брата, хотя раньше у них вообще не было ничего общего. У Джанни прямой, узкий нос, а у его брата нос «картошкой». После ритуалов Джанни изменился не только психически, изменилась также его внешность, например, нос.

            После того, как он отрекся от зла, он стал постепенно возвращаться к своему прежнему виду, только нос остался неизменным. Я не преувеличиваю, это правда. Я до сегодняшнего дня не знаю, что такого сделал колдун с братом Джанни. Знаю только, что он совершенно его разрушил.

            Позже колдун сказал, что мать Джанни слишком устает, чтобы участвовать в ритуалах, и велел ей читать специальные «молитвы». Не знаю, что это были за «молитвы», но я слышала, как другой эзотерик, друг колдуна, лечит, используя их. Он объяснил мне, что они напоминают католические новенны, но являются их противоположностью, то есть оккультными новеннами, и там должны произноситься специальные слова, да и сами слова нужно читать в определенной церкви. Если церковь «не подходит», нужно пойти в католическую церковь, но придерживаться там определенных правил. Слова нужно произносить только после ритуалов, и после того, как зарядишься церковной энергией. Но колдуна не интересовал такой вид магии, ведь он был мастером излучений.

            Со временем Джанни немного прибавил в весе, и, казалось, стал лучше себя чувствовать. Тогда эзотерик сказал, что теперь нужно провести два очередных ритуала. Он пригласил Джанни к себе домой в Т. Мы приехали в город, но Джанни изначально чувствовал неприязнь к этому городу. Лишь только мы подъехали к центру, ему стало плохо, он не мог выдержать атмосферы этого места. Попросил меня поторопиться, и как можно скорее проехать центр. Мы приехали к дому колдуна, и тот стал совершать ритуалы на спине Джанни. В этот раз он использовал книги с рисунками и фотографиями, которые показывали, где находятся чакры. Таким образом мы должны были запомнить цвета и формы, а потом он нарисовал их на теле Джанни. Разумеется, он использовал мою энергию. Я была совершенно измучена. Когда я посмотрелась в зеркало, мое лицо было земляного цвета, резко выступали скулы.

            Эзотерик спросил меня, не окажу ли я ему услугу. Попросил меня быть очень приветливой с Джанни. Сказал, что не может мне объяснить, зачем это нужно, но позже я сама это пойму. Когда он совершал над ним ритуал, сказал ему: «Знаешь, Анна хотела бы, чтобы ты больше ее любил, но я не могу повлиять на это. Если хочешь сделать мне приятное, будь сегодня с ней особенно приветлив, скажи ей, что любишь ее». Однако Джанни рассказал мне обо всем, и я не могла понять, зачем колдун решил убедить нас в том, что наша любовь является плодом его магии.

            Мы возвращались в С. Г., а по пути задержались в небольшом городке, где колдун допытывался у меня, была ли я любезна с Джанни, спрашивала ли я его насколько он меня любит. Я ответила утвердительно, хотя мы договорились с Джанни, что не скажем ему правды, чтобы узнать, в чем его хитрость. Колдун сказал мне тогда: «Если ты хочешь, чтобы Джанни всегда хорошо себя чувствовал, я должен его загипнотизировать, и ты должна согласиться на это». Я ответила, что вовсе этого не хочу, и чтобы колдун даже не осмеливался влиять на волю моего любимого. Спросила, закончил ли он уже свои магические ритуалы над Джанни. Больше я не могла этого выносить, я не могла ни есть, ни спать, была страшно ослаблена физически и психически.

            Колдун сказал, что нужно провести еще одни, последний ритуал, основанный на единении энергии. Предыдущий ритуал он провел на спине Джанни для того, чтобы разделить энергию Кундалини (сексуальную энергию), и уменьшить ее приток. Мужчина считал, что у Джанни было слишком много сексуальной энергии, и он плохо ее использовал. Теперь же он должен был совершить ее соединение. До сегодняшнего дня я не знаю, какие ужасные манипуляции он проводил тогда над его спиной. Знаю только, что Джанни все еще не может понять – он больше, чем кто-либо нуждается в молитве и в отречении от зла. К сожалению, Джанни ведет себя так, словно ничего не случилось. Вскоре я опишу, к чему привели все эти совершенные ритуалы. Колдун провел последний ритуал. Я согласилась на это. Он привел нас к реке, а когда по дороге я плохо себя почувствовала, сделал мне массаж шеи и висков. Мне показалось, я теряю сознание. Я заплакала. Тогда он сказал, что я могу выйти из машины. Я пошла одна к реке и почувствовала, что меня охватывает атмосфера смерти.

            Я не могу хорошо описать свои впечатления от того места. При помощи зрения и чувств я снова переживала весь последний период своей жизни, прошедший под влиянием заклинаний и магического искусства колдуна. Словом, все то время, когда я еще не ходила на молитвы об исцелении. Я странно себя вела: плакала, обнимала и ласкала Джанни, телепатически говорила колдуну, что даже если он уничтожит меня, то я люблю Джанни так сильно, что смогу вытерпеть ради него самые сильные страдания, какие только колдун придумает для меня.

            Потом каждый поехал в свою сторону, но долго ждать результатов всех этих магических ритуалов не пришлось. Все началось с серии автоаварий. Казалось, они происходили на пустом месте. По две аварии в день! Начиная от простых стычек со скутерами и пешеходами, которые лезли ко мне под колеса, вплоть до серьезных происшествий. Все это было оккультными знамениями, сигнализирующими мне о том, что может произойти большая авария.

            Эта авария случилась вечером, кода я возвращалась в квартал, где находится галерея С. В тот вечер в галерее состоялся вернисаж молодого художника, и я должна была взять интервью для журнала “A-pieron”, посвященного искусству. Помню, по дороге в галерею я задержалась у киоска, чтобы купить газету (в этой газете работает А. М., он часто комментирует организованные мною выставки). Когда я вышла из машины, почувствовала себя очень уставшей, более того, мне казалось, что за мной кто-то наблюдает. Я не обратила на это внимание, и спокойно отправилась дальше, в сторону галереи. На площади В. находится специфический перекресток, сигналы светофора меняются там очень часто. Я остановилась на красный свет, проехала немного, потом снова остановилась уже на желтый, который через мгновение сменился красным. И вдруг услышала приказ: «Поезжай!». Я поехала автоматически, не дожидаясь зеленого сигнала, хотя я не спешила, и никто не заставлял меня нарушать правила движения. Внезапно я почувствовала сильный удар, в голове промелькнула мысль, что я попала в аварию, и скорее всего погибну. Потом я потеряла сознание.

            Меня отвезли в отделение интенсивной терапии, в больницу М. В. Врачи сказали, что у меня серьезная травма черепа и смещение шейных позвонков. Другими словами, я свернула себе шею, и вынуждена была потом носить ортопедический воротник. Невероятно, но я действительно повредила себе череп. Врачи исследовали меня, сделали энцефалографию через четыре дня после того, как я вышла из больницы.

            В день аварии я была настолько взволнована, что попросила К. С. позвонить моему «учителю», колдуну, и попросить его вылечить меня как можно скорее, чтобы я смогла поехать к морю, где ждал меня Джанни, и не лежала долго в больнице. Какая же я была глупая! Человек, который стоял за всеми моими авариями, являлся для меня единственным «добрым самарянином». Парадокс! Он приехал в больницу, обнял меня и сказал: «У тебя была травма черепа, но я ликвидировал ее своими лучами». Он был прав. После очередного врачебного обследования мой доктор признал, что моему здоровью уже ничто не грозит. Когда я пришла в себя после аварии, то не могла вспомнить, как меня зовут и сколько мне лет. Потом врач задавал мне странные вопросы, например, сколько дней в месяце и т.д. Помню, я не могла тогда ни считать, ни замечать очевидных фактов. Во время повторного обследования мое состояние улучшилось, и колдун был несказанно этим горд. Признаюсь, он помог мне избавиться от посттравматических симптомов.

            Таким образом работники галереи смогли познакомиться с колдуном. Они отзывались о нем по-разному. Одна женщина сказала мне, что хотя она ничего и никогда не боялась, этот человек действительно испугал ее. Она призналась также, что ей кажется, будто мужчина излучает зло. Когда она однажды позвонила ему, ей стало плохо, она странно себя почувствовала и лишилась сил. Той ночью ей не удалось заснуть, и прежде чем она все-таки легла, взяла Распятие и долго смотрела на лик Христа, потому что не могла забыть лицо этого мужчины. Все последующие дни она не переставала о нем думать. Должна признаться, эта женщина ничего не знала о моих подозрениях относительно этого злого человека. Она знала только, что этот человек был моим учителем, и больше ничего.

            А вот господин Г. С., человек незаурядный и очень культурный, считал по-другому. Он говорил: «Кажется, ничего особенного в нем нет, он холодный, с безразличным взглядом, лишенный всяких эмоций. Когда мы встречались с ним и обсуждали ту аварию, он был совершенно спокоен. Думаю, он может влиять на многих людей, да и на тебя влияет по-особенному». Джанни же говорил, что он не видит в колдуне ничего такого, никакой великой силы. Колдун казался Джанни просто очень способным манипулятором.

            Эти два отзыва об одном человеке позволяют мне изложить и мои собственные наблюдения. Я заметила, что только женщины могли увидеть его дьявольскую, убийственную природу. Так было с моей мамой, моей подругой, и вышеупомянутой художницей. А вот мужчины, например, мой муж, отец и другие знакомые, не могли распознать его истинного лица. Может быть, он обладает над мужчинами большей властью, и ему удается затуманить им глаза. А может у него получается использовать их сексуальную энергию, или же он обладает еще какими-нибудь способностями, о которых я пока не знаю. Я только заметила, что женщины сразу видят в нем демоническую силу.

            В период моего выздоровления колдун решил закончить ритуалы, которые он совершал над Джанни, ведь я носила ортопедический воротник, была очень ослаблена и не могла водить машину. Он хотел провести ритуалы у меня дома, и пригласить Марию Кристину. Мне совершенно этого не хотелось, но выбора не было. Он приехал ко мне, на нем была ярко-красная водолазка. Помню, красный цвет – это цвет планеты и сексуальной энергии. В моей столовой колдун провел последний, официальный ритуал над Джанни. В тайне он все еще пытался разрушить наш союз, постоянно влиял на нас. Я не участвовала в этом ритуале, но думаю, что колдун, как обычно, использовал свои лучи и высасывал из меня всю энергию. В то же время Джанни сказал мне потом, что впервые не почувствовал ничего странного. В действительности же в тот раз что-то случилось. Когда колдун с Джанни вышли из подвала, я пошла вместе с мужем в спальню, а колдун остался с его сестрой в гостиной на первом этаже. Когда мы занимались сексом, произошло нечто странное. Колдун громко сказал: «Анна, я иду в ванну». А ведь он хорошо знал, чем мы с мужем занимаемся. Когда колдун зашел в туалет, внезапно, в ту же минуту у меня пропало сексуальное влечение, и мне даже стала мешать физическая близость моего мужа. Джанни тоже потерял всякую способность, его перестало ко мне тянуть. И все же мы не переставали любить друг друга, хотя и чувствовали физическое отвращение. Мы очень быстро поняли, что так действует на нас ритуал колдуна, который, как утверждал Джанни, скорее всего ревновал. Этот ритуал действует до сегодняшнего дня. Колдун хотел, чтобы я сама отказала Джанни в физической близости. Именно это и случилось позже. Но я попала в очередную безумную похоть, о которой сейчас расскажу.

            Ритуалы, совершенные над Джанни принесли страшные плоды. Физически он действительно пришел в норму, но полностью потерял себя, как личность, стал другим внешне и внутренне. Это был уже другой человек. Я все еще очень его любила, хотя трудно в нем было узнать прежнего Джанни. Сейчас я вспоминаю, каким он был до ритуалов, если, конечно, у меня это получается, и вижу, как сильно он изменился. Хуже всего то, что ему не помогают молитвы об освобождении, которые читает над ним священник.

            Иногда мне кажется, что я вижу на его лице проблески того человека, которым он был прежде. Одно из таких видений было у меня, когда мы возвращались из Римини, куда ездили на Конгресс движения Обновления во Святом Духе. Хотя я очень плохо себя чувствовала, я могла заметить позитивные стороны этого события. Джанни, казалось, приходил в себя, но через несколько дней его лицо снова приобрело прежнее выражение, которое оставили магические практики.

            Как мы пережили это время? Мне было так плохо, что я не могла ничего есть, была близка к анорексии. Стоило мне что-то съесть, мне становилось совсем нехорошо, не было сил ни физических, ни психических. Какое-то время я вообще не могла встать с кровати, и чем дольше спала, тем больше чувствовала по пробуждении усталость. Я уже не знала, что делать. Мне не хотелось встречаться с колдуном, но я не знала к кому еще можно обратиться. Решила сделать анализ крови, но результаты оказались хорошими. Моя кузина работает врачом, она проверила мою печень, и нашла, что у меня гепатит С. Моя худоба и усталость были результатом болезни. До сегодняшнего дня не понимаю, как я победила этот вирус. Воспаление постепенно проходило, но я чувствовала себя хуже, чем прежде. Думала, что такое состояние может быть результатом передачи энергии, которую колдун провел между мною и Джанни.

            Я решила найти другого колдуна, еще более сильного. И что же случилось? Случайно я наткнулась на Сару, его дочь, которая заявила, что хотела бы со мной побеседовать. Я не узнала ее, и спросила, кто она. Я не могла поверить, настолько она изменилась. Продолговатое лицо, высокие скулы, короткая стрижка…. Но не это изменило ее, девушка уже не была собой. К тому же ее голос приобрел мужской тембр. Подойдя к ней близко, я увидела, что все ее лицо было покрыто щетиной, у нее росла борода. Волосы покрывали также ее худые руки и ноги. Но больше всего меня поразило, насколько измученной она выглядела. Даже когда она объяснила мне, что это действительно она, я не могла поверить. Это та самая девочка, которую я знала раньше? Эта та зеленоглазая красавица? Даже ее глаза изменили свой цвет, и стали мутно зелеными. Может быть Вам покажется это абсурдом, но я говорю чистую правду. Я тоже, после занятий магией, потеряла свою природную красоту. Даже мои волосы поменяли цвет с темно-русого на темно каштановый. В Риме, во время ритуалов «исцеления» Джанни, я встретила свою старую приятельницу, с которой познакомилась за два года до того, как стала увлекаться магией. Она сказала мне: «Ты изменилась. Не совсем, конечно, но твое лицо приобрело другие черты. Мне кажется, ты стала другим человеком, перекрасила волосы…. Если бы мне не сказали, я не узнала бы тебя». Другими словами, выразила свое недоверие. Многие люди говорили, что меня не узнать.

            Но возвращаюсь к дочери колдуна. Я попросила ее рассказать, что с ней случилось. Девушка схватилась за голову, давая мне понять, что это долгая и грустная история. Она призналась: «Сразу могу тебе сказать, что виноват мой отец». Я спросила, что же такого он мог сделать, чтобы так ее изуродовать? Он мстил ей, или еще что? Она ответила, что все, что делал ее отец, было злом. «Ты должна знать, что он родом из Атлантиды, а не с Венеры, как пытается всех убедить». Дальше она сказала, что ее отец был колдуном в Атлантиде, то есть принадлежал к черным магам, которые колдовали по древним книгам, таинственным образом, во время спиритических сеансов и через автоматическое письмо. Чем опасны все эти методы? Колдун использует духовную субстанцию умерших людей, соединяя ее с мертвым телом своими лучами и заклинаниями. Другими словами, маги Атлантиды приводят души к упадку. Они закрывают души в мертвом теле, блокируют нормальный духовный процесс. В результате заключенной душе кажется, что она жива, но в действительности она является живым трупом. В отчаянии она пытается «жить», и «высасывает» энергию из других людей. Доходит до настоящего вампиризма, потому что энергию черпают у живых людей. Если через несколько лет откроют гроб с таким телом, то он лежит в странной позе, например, с выкрученными руками, словно покойник готов принимать энергию.

            Зачем эти колдуны совершают ритуалы над трупами? Они хотят использовать духовную субстанцию для своих целей. Душам предлагались новые тела для жительства, и они шли на любой компромисс, чтобы только получить следующее воплощение. Они соглашались, прежде всего, на типичные эксперименты, связанные с ритуалами: на оргии или убийства.

            Более того, душа, живущая в новом, приобретенном теле, подталкивала это тело к регрессии. К тому, например, чтобы есть руками, или делать свои повседневные дела по древним правилам, которыми руководствовался «хозяин» тела. Процесс эволюции и развития в этом случае шел вспять. Это не сказки, но настоящая оккультная реальность, которая должна быть серьезно исследована. Дочь колдуна предостерегла меня: «Анна, я тебя по-хорошему предупреждаю, не встречайся больше с этим человеком. Хотя он мой отец, я отреклась от него. Посмотри, что он со мной сделал. Он провел надо мной ритуал инициации, посвятил меня, велел мне поклясться, что я навсегда останусь девственницей, чтобы потом сделать из меня жрицу. Он также поклялся другим членам секты, что берет на себя полную ответственность за мои слова. Я была еще ребенком, когда он проводил надо мной формирующие ритуалы. Я чувствовала отвращение к сексу, как с мужчинами, так и с женщинами. Когда я созрела, и у меня начались первые месячные, я попросила отца, чтобы он избавил меня от этой мерзости – от менструальной крови. Я была ребенком, но мой отец отнесся к моей просьбе серьезно, и провел очередные, особые ритуалы. Более того, он велел мне принимать гормоны. В результате у меня пропали менструации, но я стала превращаться в мужчину. Год я лечилась, все думали, что я умру, так сильно было его влияние на мой организм». Девушка обняла меня и сказала: «Поверь мне, ты даже не представляешь, через что я прошла. Не говори об этом никому, но моя мама хочет подать в суд. Она уже не может с нами встречаться. Потом я отреклась от всех этих ритуалов в присутствии одного друга нашей семьи. Ничего я тебе больше не могу сказать, но прими к сведению мои слова. Ты знаешь, что моего отца изгнали из секты? Его выгнали, потому что он всем вредил. Решай сама». Девушка вспомнила также, что, когда она согласилась стать жрицей ей едва ли было шесть лет. Она дала мне понять, каким извращенцем является этот мужчина. Сказала, что сейчас она ходит к психологу, потому что хочет забыть обо всем, что говорил ей отец. Прежде всего, хочет забыть об одном ритуале, который постоянно крутится у нее в голове.

            Девочке было шесть лет, ей на голову одели черную шапочку. Вокруг было много людей, о которых рассказывал ее отец. Ей велели поклясться и торжественно принести присягу. Потом ее спросили, уверенна ли она в том, что сдержит свою клятву, ведь ей только шесть лет. Некоторые согласились посвятить ее только потому, что отец клятвенно обещал, что берет на себя полную ответственность за ее будущее. Другими словами, обещал, что будет следить за тем, чтобы его дочь сохранила девство. Члены секты перечислили все наказания, которые ее ждут, если она нарушит клятву. Она умрет, но перед смертью будет тяжко страдать. Так сделают мстители кармы. Тоже самое ждет и ее отца: он будет преследуем до конца своих дней.

            Дорогой доктор Морабито, наверно Вы задумались, кем же должен быть этот извращенец, который преследует меня. Я тоже, несмотря на то, что отдалилась от него, все еще не могу от него избавиться. Помню, колдун предостерегал меня, что если я попробую от него сбежать, и он не сможет меня достать, он доведет меня до смерти, и сделает это ради моего же блага. А если и после смерти я не буду исполнять его приказов, он заточит меня в моем собственном мертвом теле. Тогда я узнаю, что такое настоящие страдания. Физические страдания, которые человек испытывает на земле, нельзя назвать даже тенью тех страданий. Колдуна не интересовал тот вред, который он причинял мне, он хотел использовать всю свою силу, чтобы удержать меня от «заблуждений», и чтобы я не ушла от его «религии».

            Все то, что я пережила: гипноз, оккультные процедуры, и т.д., не были проклятием, это только ритуалы, удерживающие меня от смены «религии». Настоящей местью для него было только заточение моей души. Это был его основной пунктик, ведь он считал, что далеко не каждый может такое сделать. Считал, что на свете всего два-три человека, которые в состоянии это сделать. Он говорил, что свел в могилу свою тёщу, но и этого наказания для нее было мало за то, что она пыталась спасти свою дочь и внучку от его оккультного влияния. Настоящей местью стало то, что он заключил ее душу в ее мертвом теле. Когда я сказала ему, что он делает страшные вещи, он ответил, что я могу освободить ее. «Знаешь, ты в состоянии развалить ее тело. Когда почувствуешь, что готова, скажи. Но пока она должна быть заключена в нем. Никто не знает, что я провел этот ритуал, и ты никому не должна об этом говорить, особенно моей жене и дочери».

            Думаю, что я достаточно хорошо обрисовала убийственную, дьявольскую натуру этого мужчины, а скорее, этого демона. Я рассказала обо всем священнику, но он не понял этого, сказал, что после смерти остается только Иисус. Даже если это так, я уверена, что между физической смертью и разлучением души с телом есть еще какое-то время, на которое могут влиять эзотерики. Не знаю, что это такое, но я на собственной шкуре испытала все те ритуалы, которые проводил колдун, и верю, что они действительно влияли на меня. Теперь опишу, что было дальше.

            Дорогой доктор Морабито,

            Прежде чем я расскажу о своих впечатлениях, и о той реакции, которая была у меня на молитву к Божьей Матери, которую Вы написали мне, хочу сказать, что я слепо вверила себя Божьему Провидению, и еще больше доверилась действиям и заступничеству Пресвятой Марии, которая ходатайствует за нас, даже если мы не молимся Ей. Она все равно присутствует в наших делах и мыслях.

            Могу с уверенностью сказать, что наша встреча также произошла по Ее вмешательству. Я каждый день читала Розарий, новенны и писала Ей письма, которые отправила потом в Лурд и в Междугорье. Их туда отвезла моя подруга.

            Я не могла найти хорошего врача. Я знала, что не больна, что мое страдание имеет другую причину, у меня не было сомнений в том, что Бог приведет меня к нужному специалисту. От всех других я отказывалась, только поговорив с ними по телефону, сразу понимала, что они недостаточно компетентны и внимательны, и, что еще хуже, закрыты на Слово Божье.

            Но когда я встретила Вас, сразу поняла, что Вы тот, кто мне нужен, я почувствовала это, а также услышала, благодаря «голосу» Марии, с которой я часто советуюсь, принимая решения. Вы избраны Божьей Матерью, чтобы заняться мною в этот особый период моего лечения. Я не была тогда настолько больна, как прежде, но меня жестоко преследовали различные несчастья, которые напускал на меня колдун своей магией. Если раньше я вообще не выходила из дома, то сейчас стала ходить по магазинам, в кафе, а летом даже поехала в Сардинию, где наконец-то почувствовала себя свободной. Хотя и там колдуну удавалось на меня повлиять, но его там не было, поэтому я могла расслабиться, купить себе новую одежду и хорошо покушать, то, что я люблю.

            Эта свобода была прекрасной. Я гуляла, ходила на выставки, ела в ресторанах, не опасаясь, что за мной будут подглядывать или следить. Разумеется, колдун не может присутствовать везде и всюду, но в окрестностях моего города мне кажется, что он за мной наблюдает. В контексте экзорцизмов Вы говорили о видениях: именно это слово идеально описывает мои чувства, мне кажется, что рядом со мной есть кто-то невидимый. Я сомневаюсь, что он может напасть на меня физически, но через духовных сущностей он может войти в мое подсознание. Также обстоят дела с состоянием транса.

            Уважаемый доктор, на прошлой неделе у меня было мистическое обручение, даже, я бы сказала, «свадьба», во время которой эта сущность привязала меня к своей душе. Не знаю, что это означает. Колдун говорил о духовной субстанции, но нужно уметь понимать его магию. У колдуна всегда были свои принципы практики гипнотической магии. Нужны были овальные зеркала, специальные свечи, освященные или восковые. Он использовал также символы: печать Соломона, «руку», «ключ». Он воскурял ладан, и дымом «очищал» эти символы. При этом читал какие-то заклинания. Кажется, они были на санскрите, потому что я, хотя и участвовала в этих ритуалах, но никогда не понимала, что он говорит. Слова были знакомыми, но я не могла их повторить, помню только, что у них была гипнотическая мелодия и усыпляющий ритм. Потом колдун вставал перед зеркалом и устанавливал связь, уже не знаю с кем. Если он был один, то продолжал сеанс, если с ним был еще кто-то, то они создавали круг и все вместе генерировали энергию, которая открывалась через спиральный круг замкнутой цепи, создаваемый их сплетенными руками. Потом он призывал с помощью заклинаний таинственную сущность, всматривался в пламя свечей, или в их зеркальное отражение. Перед зеркалом он клал фотографию жертвы, всматривался в отражение фотографии, освещенное пламенем свечи, и жертвы попадали в ловушку. Так создавался идеальный шестигранник, который менял свои цвета. Сначала он был черным, чтобы смертельно ранить какого-нибудь человека, потом красным, чтобы захватить его разум, потом зеленым, чтобы наслать на него болезнь, дальше голубой и желтый, чтобы напасть на разум и душу. Но и это еще не все. Захваченная душа человека, которая находилась в пламени свечи, была заключена в этом шестиграннике, отраженном в зеркале, и находилась во власти колдуна. Он начинал ее гипнотизировать. Он мог приказать ей сделать что-то, внушить ей тоску и печаль, мысли о самоубийстве, болезни, неуверенность, смерть. Это могли быть также и добрые мысли, в зависимости от намерений колдуна. Потом это внушение высылалось каждые десять минут, а потом фотография оставалась в шестиграннике (я видела, как цвета сменялись один другим). Личность человека при этом визуализируется, и не только в шестиграннике, но также в зеркальном отражении пламени свечи. Потом можно разорвать цепь, сеанс гипноза на этом завершался. Колдун очищал пространство дымом ладана.

            Чтобы ритуал удался, необходим ритм, он всегда должен быть одинаков. Ритуал можно совершать пять раз в день, ежедневно, всегда в одно и то же время. Менять время нельзя. Колдун объяснял мне, что благодаря такому ритуалу и ритму, можно достичь своей цели, даже если это займет много времени. Похожие ритуалы мы совершали с Марией Кристиной над спящим Джанни. Колдун советовал нам проводить ритуалы над спящими, или засыпающими людьми, чтобы гипнотическая магия лучше усваивалась, благодаря ослабленным защитным механизмам организма, когда человек находится в первой фазе сна. Хорошо, если у кого-то получится ввести спящего человека в гипнотический сон автоматически. Это следует делать вечером, прежде чем человек крепко заснет.

            Я сильно волнуюсь, записывая эти слова, потому что они относятся также и ко мне. В последнее время, благодаря Вашей помощи, я поняла, что около 14.00 колдун воздействует на меня своими ритуалами. Он проводит их также в семь утра и в семь вечера. Уже два года колдун не дает мне покоя, всегда в одно и то же время, он всегда посылает мне одни и те же приказы, читает одну и ту же мантру. Может быть «мантра» и есть те слова, которые он произносит во время ритуала? Эти слова он повторяет без остановки. Я точно не знаю, что такое «мантра», но мне кажется, что она имеет нечто общее с ритуалом. Благодаря ей колдун может входить в мой разум.

            Но и это еще не все. Его магический церемониал не кончается на этом ритуале. Когда он колдует, я чувствую легкую боль и возбуждение в интимных местах. Я не хочу этого, но к сожалению, поддаюсь. К этому добавляется сильная боль в висках и сонливость. В результате, во время такого странного «оргазма» колдун действует на мою волю. Может быть ритуал направлен на блокировку моей памяти, после чего колдун использует мои сексуальные инстинкты. Сначала я думала, что в такие моменты доходит до сексуальных отношений с демонами. Но потом решила, что, скорее всего, это магический прилив сексуальной энергии.

            Я все еще не понимаю, что происходит, и не нашла еще соответствующей молитвы, которая действовала бы, хотя та молитва, которую Вы мне написали на прошлой неделе, приносит хорошие результаты. «Во имя Иисуса Христа, я, Анна, отрекаюсь от всякой гипнотической связи с колдуном и от всякого сексуального порабощения». Когда Вы произносили эти слова, я чувствовала «удовольствие», идущее снизу, через живот, до самой головы. Оно затрагивало также мышцы ног и плеч. Когда гипноз прекращает действовать благодаря экзорцизмам, мои тело и психика содрогаются в конвульсиях, как будто их закручивают в спираль.

            Я вижу также бледно желтый свет, похожий на зеркальное отражение пламени свечи. А что если конвульсии, которые я испытываю, являются лишь очередной силой, созданной колдуном при помощи вызванной мрачной сущности и цепочки людей, вставших в круг, и участвующих в ритуале? Я не могу понять, откуда исходит эта нечистая энергия, охватывающая меня.

            Хочу Вам рассказать, как глубоко касается меня Ваша молитва, как она освобождает меня, и я сразу же чувствую истинное выздоровление. Сначала я думала, что эта молитва была написана какой-нибудь монахиней, помогающей при экзорцизме, так сильно было в ней выражено доверие к Божьей Матери. В ней записаны слова человека, который знает, что такое демоны, и борется с ними: краткие, точные фразы, целенаправленные и пронизывающие сознание.

            Когда Вы сказали мне, что это Вы ее автор, я поняла, что ее мог написать только тот человек, который практикует экзорцизмы. Когда я читаю ее в одиночестве, она тоже действует, но мне не хватает Вашего выражения и харизмы. Прежде чем я опишу свою реакцию, хотелось бы еще вспомнить об одном интересном событии, связанном с Вашей молитвой. Вчера вечером, после воскресной Св. Мессы, мой муж мысленно повторял Вашу молитву, а я в это время испытала чувство легкости именно в плечах, внизу живота, в мозге, в мышцах ног и рук, то есть во всех точках, которыми я еще оккультно связана с моим мужем. Но тут Ваша молитва всколыхнула и демонов, которые нас соединяли.

            Мне хочется, чтобы Джанни тоже пришел к Вам на экзорцизм, но он ходит только к священнику. Однако я довольна уже тем, что он присутствует во время моего исцеления, ведь я верю, что молитва касается также и его. В Таинстве Брака мы являемся не только единым телом, но и единым духом. Поэтому он также получает освобождение. Вчера я пережила эту истину веры очень сильно, и только благодаря Вашей молитве.

            Позже я опишу, какие слова особенно действуют на мою душу. Я чувствую внутреннюю реакцию, когда Вы произносите на молитве имена Христа и Марии. Сила Матери, которая носила в себе Тело Христово. Иисус Христос и Мария. Это прекрасная фраза, которая мне, израненной, приносит успокоение. Это благодаря Марии Христос пришел в мир, как истинный Человек. Мария берет наши слабые молитвы и изменяет их в молитвы, полные силы, благодаря своему ходатайству перед Христом, единым Спасителем. Он не только тот, кто исцеляет и освобождает от порабощения, но Он тот, кто спасает. Эти слова вызывают у меня сильную реакцию, потому что я испытала, насколько сильно зло, которое тоже может лечить тело, и даже освобождать его от болезней, но не может спасать. Так как Вы сказали нам, больным, что есть только один путь: стремиться к спасению, через Марию идти к Иисусу Христу, который является Спасителем. Его Тело, Церковь, было создано посредством Марии: это Она ведет нас ко спасению, к Иисусу, который Един может нас спасти.

            Потом мы читаем слова: «В твоем досточтимом Теле и Духе, сопровождающим нас во всей нашей жизни». Этого ничем нельзя заменить. Вручение себя Марии является самым большим унижением для адского змея, который преисполнен гордыни, и не может вынести, когда мы поручаем себя смиренному телу и душе Марии, телу, которое покорно стало обителью Воплощенного Слова, телу Девы, которая родила Иисуса Спасителя. Меня затрагивает также тот факт, что Мария стала проводником в нашем земном странствии. Она всегда присутствует, действует и напоминает нам, что наша жизнь – это путешествие на Небо, и она не может опираться на деньги, успех, карьеру и самореализацию. И никто, кроме Марии, не может нам этого объяснить. Мария, благодаря своему смирению, стала Матерью Бога и людей, Матерью всего творения.

            И еще одна мысль, касающаяся Ее Досточтимого Тела: мы вверяем Ей все творение. Дьявол всегда пытался разрушить дело Божье, выбрав себе целью Его творение, и не только окружающий мир, но, прежде всего, человека, который является венцом дела Божьего. Я сама прочувствовала, как дьявол приходит в ярость, когда мы, как Божьи творения, поручаем себя Марии. Более того, когда мы подчеркиваем, что Спаситель является Блаженным Плодом Ее чрева. Он – настоящий Плод человеческого Материнства. Дьявол не выносит видения будущего, того, что человечество будет обожествлено, также, как Мария. Сатана не может вынести мысли о том, что человечество ожидает вечная жизнь, преображение тела, духа и души. Все это мы видим у Марии, и вверяем Ей то, что надеемся получить от Бога, то, что Он нам обещал: воскресение тела и жизнь в Его Славе. Поэтому обетование освобождения мы видим в словах, говорящих «о моей неповторимой жизни».

            Сатана может согласиться с чем угодно, но не с тем фактом, что наше тело будет спасено и возвышено. Поэтому он искушает человека. Но есть еще учение о воплощении, которое говорит, что реинкарнации не существует, после смерти будет только воскресение и суд. Также и для демонов. Мария вписана в историю спасения человека и в нашу неповторимую жизнь. На земле не будет уже никакой следующей жизни. Здесь же мы все подвергаемся испытаниям. Даже дьявол знает, что благодаря Марии и Иисусу все мы спасены, по благодати Божьей. Именно поэтому я так сильно внутренне реагирую, когда поклоняюсь Богу, Единому Спасителю и вручаю себя Марии. В Ней мы можем увидеть, кем мы станем: прославленным телом. Только одержимый человек, или экзорцист могут указать все значение этих истин веры. Только в этих истинах наше спасение. Не ради нашей временной пользы, но для участия в благодати Божьего Милосердия, для нашего спасения, рожденного от Марии.

            Думаю, что Ваша молитва уже в двух первых частях заключает в себе эти истины, и поэтому я сразу же признала, что она исполнена силы. Разумеется, только тот, кто признает экзорцизмы, может обладать такой чуткостью и умением подбирать нужные слова, касающиеся испытаний больного человека. И все это, благодаря благодати Святого Духа. Если бы я не чувствовала, что эти истины несут освобождение, я бы не читала их. Но я чувствую, что они живые и истинные и произношу их с верой. Нам очень трудно непрестанно слушать эти истины. Слова молитвы звучат так: «По Твоему заступничеству, да пребуду я всегда в Твоем досточтимом Теле и Духе, сопровождающим мое единственное странствие по жизни. По Твоему заступничеству да будут мои дни исполнены светом, а свет моих очей да будет отражением света Твоего Сына». Наша жизнь – это путешествие света: в нас есть Свет Слова, однако это не полнота Света, а только отблеск, который находится в нашем взгляде. Это едва ли предвкушение того, что произойдет в свое время: Бог Истинный от Бога Истинного, Свет от Света. Свет от Света, Бог Истинный от Бога Истинного. Вы знаете, какой эффект производит эта фраза в нас, в людях, которых коснулось зло? Это приводит к тому, что в наших глазах загорается Свет Бога, Бога Истинного – Истинный Свет. Этот Свет рассеивает тьму лжи.

            «Мрачные дни моей жизни были самыми светлыми, потому что они приблизили ко мне Страдания моего Господа». Наши страдания, в которых виноват дьявол, мы переносим вместе с Господом, благодаря благодати, исходящей из Страданий Христовых. Создатель зла ничего уже не может: даже наша боль становится частью Страданий Христовых, наши раны, независимо от их оккультной причины, страдания физические, психические или духовные, погружены в Источник Духа Святого, Искупителя, а не в отчаяние. Эти слова подчеркивают тот факт, что все мы, крещенные христиане, даже если мы погружены в страдания, мы все равно пребываем в Единении с Телом Иисуса Христа. Мы участвуем в спасении, исходящем из Страданий Христовых. И даже страдания уже не являются собственностью дьявола, он лишен всего, у него отобрали даже тот вред, который является следствием грехов, если только этот вред рассматривают в свете Спасения.

            «Когда я молюсь, и когда отдыхаю в Тебе». Вот еще одна истина: Дух, который находится в нас, и молится неустанно, как говорил св. Павел. Мы живем в единстве прославления и молитвы, в благодати Святого Духа, которым мы были крещены и помазаны. Мы можем спокойно уснуть в присутствии Марии. Она непрестанно ходатайствует за нас перед Богом, молится, как тогда, в горнице, в день Сошествия Святого Духа. Дева, которая вместе с Апостолами создала Церковь, не оставляет нас. Через благодать, исходящую от Крещения, через печать Духа мы участвуем в непрестанном излиянии Духа, который всегда молится за нас, пребывающих под нежной защитой Марии.

            Наша жизнь, даже когда мы что-то делаем, является молитвой, мы воздаем славу Богу. Пример такой активной деятельности дал нам св. Джованни Боско и другие святые, которые подчеркивали значение нашей жизни в свете Духа. Нельзя забывать, что Дон Боско действительно вписал себя в созидание Церкви Божьей, создавая различные Центры, театры и т.д. Ведь Вы не просто так подчеркиваете всю важность нашей дружбы со святыми: благородными людьми, которые никогда не оставляют нас. Общение святых, существующее благодаря действию благодати Духа, Который и Сам является единством, это намного сильнее воздействия демонов. У нас есть земной и Небесный Иерусалим. Один видимый, и не только в Церкви, как в организации, но и во всей Церкви Божьей, в людях, которые участвуют в деле спасения, в людях, исполненных Духа, работающих в больницах, на улицах, делающих конкретную работу. В то же время, мы имеем общение святых на Небе, и они молятся непрестанно, Церковь всегда на нашей стороне. Даже когда мы спим. Демоны хорошо знают, что когда мы спим, над нами простирается невидимый щит: святые и ангелы из Небесного Иерусалима защищают нас. Они – наши неизменные спутники.

            Истина, с которой должны согласиться колдун и демоны такова, что благодаря святым ничто не может случиться со мной, потому что святые все видят. Я не потеряла возможности и привилегии приступать к Божьему Алтарю, потому что, благодаря Божьему Милосердию, нашла действующее лекарство. Помню, Содом и Гоморра не были бы уничтожены, если бы там нашелся хоть один человек, верный Богу. Демоны хорошо знают, что Милосердие Божье бесконечно, что мы всё время получаем великую благодать, благодаря таинству Крещения, и благодаря конкретному действию святых, о которых люди иногда ничего не знают, таких, как Иосиф или Мария. Но, благодаря им, Бог слышит нас. Они – наилучшие наши поверенные.

            И еще одна благодарность Небесной Маме, которая сама пришла, чтобы спасти меня. Мария – Спасительница, Помощница христиан, Непорочная Дева, Царица неба и земли, которая приходит к нам с помощью. Достаточно сказать, что Дон Боско основал свою конгрегацию, под девизом: «Мария – Помощница Христиан». Когда мы подчеркиваем этот аспект Марии, приходящей на землю, где Она царствует и является Матерью своего народа, демоны начинают дрожать от страха, не могут ничего сделать, когда Ее стопа касается земли. Именно Ее стопа поражает сатану.

            Прежде чем Она придет к нам, она поразит змея в голову. А потом, когда мы призовем Матерь Заступницу, демоны убегут, потому что Она их поражает. Таким образом Мария могущественна во время экзорцизмов, Она молится за нас, поддерживает свой народ. Она – Царица и наполняет нас Божьей Благодатью. Она не ограничивается только помощью своему народу, но учит, ведет и дает мудрые советы. Она Мать и в то же время Царица. Для Нее нет ничего невозможного. Она не только наш щит. Демоны вынуждены с Ней бороться, защищаясь «астральными» словами, эзотерикой и ложными ограждениями. Нас, христиан, хранит Ее Царский Плащ. Сатана, скрывающийся в человеке, во время экзорцизма вынужден сначала помериться силами с могуществом Марии, с Ее воинством, готовым к борьбе, которое, разумеется, всегда побеждает. Мы укрыты Ее Царским Плащом, нас хранят сонмы Ее войска, а демоны всегда терпят поражение. Непорочная Дева своей чистотой и девством указывает нам, когда мы ошибаемся, когда впадаем в блуд и приближаемся к аду. Тогда достаточно вспомнить истину о Непорочном Зачатии, чтобы избавиться от угрозы ада. Она сопровождает нас, показывает нам адскую пропасть, а потом берет нас, своих детей, за руку, и помогает найти выход, учит нас любить и быть милосердными, помогает нам не осуждать, ведь только Бог может судить.

            Мы должны быть похожими на Марию, черпать у Нее вдохновение, благодаря благодати. Такие слова приводят демонов в бегство, они трясутся от страха. Мы, человеческие существа, ограниченные в пространстве и времени, сформированы по примеру Девы Марии, идеального человеческого создания. Более того, это Она формирует нас, та, в чьем девичьем лоне сформировалось Воплощенное Слово Божье. Ее девичье лоно уничтожает всю земную проституцию. Изглаживает грехи, которые совершил человек по своему бесстыдству, потеряв Истину, утонув в ересях этого мира, предавшись идолам: деньгам, власти, карьере и т.д. Наша Мать формирует нас, избавляет нас от наших идолов, помогает нам родиться заново, стать новым творением, стать похожим на Нее.

            Понимаете, эти слова принесли мне больше освобождения, чем все остальные молитвы, которые читались вчера вечером. Все люди, а особенно мы, одержимые, должны родиться заново из девственного лона Марии. Мы должны следовать Ее примеру, стать новым творением, новым Адамом, который возродится из Ее девства и чистоты. Девство в этом случае подобно уборке, очищению от грязи, избавлению запятнанного человечества после первородного греха. Разумеется, эти слова не только отвращают демонов, но и угнетают их, потому что в природу нашей Матери вписана победа над сатаной.

            Глубоко касается меня и следующее предложение молитвы: «Благодарю за милость к ближним, помня об усопших во Христе и о тех, кто находятся вдали от Него, и следую за Твоим примером». Достаточно посмотреть на Марию, чтобы почувствовать сиюминутную силу освобождения.

            Возвращаюсь к фразе: «Милость к ближним». Иисус сочувствовал ближним, без милости нет милосердия, единения, свободы. Дьявол в своей гордыне сходит с ума, когда его порабощенная жертва получает избавление, а ее грехи Бог прощает. Дьявол выдержит все, только не Божье Милосердие. Нет! Только не это! Потому что тогда сатана, вместе со своим войском отступает, посрамленный в своей гордыне, которая является его оружием. Божье Милосердие, являющееся через деяния братьев во Христе, приводит демонов к смятению и ужасу, они вынуждены бежать от людей, чьи глаза исполнены светом Божьим, потому что Бог присутствует в конкретной помощи ближним. Это поведение похоже на поведение Дона Боско, святого, к которому я очень привязана, и которому я искренне удивляюсь!

            Слова молитвы, которые заставляют меня дрожать: «Помня об усопших во Христе». Разумеется, наши усопшие близкие уже спасены и могут участвовать в Божьей Славе. Они видят Его образ и красоту Благодати, которые предназначены нам. Они, спасенные, не только постоянно действуют, но и являются объектом зависти демонов, которые тоже хотели бы участвовать в свете Божьем, но ослеплены гордыней, и потому отвергают благодать Милосердия. Именно эта истина веры побеждает сатану. Человек спасен, несмотря на первородный грех, человек, умирающий во Христе, возрождается в Нем и живет. Это поражение дьявола: смерть побеждена благодаря Жертве Христа в наших братьях, в тех, кто умер, пребывая в Нём. Сатана побежден. Священное Писание хорошо говорит об этом: «Смерть, где твое жало?». В Нём, во Христе Иисусе, рожденном от Марии, человек, обреченный на смерть, побеждает смерть. Он воспринимает смерть, как путь к спасению, к единству с делом Христа, умирающего на Кресте. В умирающим открывается слава и жизнь. Все мы будем во Христе «распятыми», принявшими смерть, но в то же время все мы воскреснем из мертвых во славе жизни вечной. Псалмопевец говорит: «Ибо Ты не оставишь души моей в аде». На кладбищах будет множество тех, кто воспротивится Богу в конце времен, тех, кто будет, как трава на ветру. Если человек не живет в Боге, он только прах, а без Божьей благодати, без Его спасения, он так и останется прахом.

            Это хорошо, что Ваша молитва построена так, что она является стержнем, побеждающим демонов, потому что мы все – дети Бога, братья в Иисусе Христе. С Ним и в Нём мы все, также, как и наши усопшие близкие, спасены, и будем жить снова! Есть и еще одна истина, перед которой демоны дрожат и прячутся. Это Страшный Суд.

            Все мы искушаемся дьяволом, также, как был искушаем Христос. Христианин является миссионером, человеком, находящимся всегда в пути. Он ищет ближнего своего, он – человек, который борется с трудностями, с грехом. Евангелие предназначено всем нам, потому что все мы, благодаря благодати, были спасены. Задание Церкви – продолжать дело Христово, возжигать Свет, евангелизировать «сирот», таких, как я, которые живут без Отца, без Бога, во тьме безразличия и лжи! Не осуждая, сочувствуя, делясь своим знанием, Истиной, нести им Евангелие, Благую Весть. Мы все должны так евангелизировать. Мы должны ходить и искать людей, находящихся в нужде. Подобно Христу, «нисходить во гроб».

            Когда одержимый слышит эти слова, сначала он беспокоится, но вместе с тем участвует в освобождающей силе Христа, может еще и незаметно, не так явно, но это истинное освобождение. Вы, экзорцисты, также, как и все крещеные люди, посланы, чтобы возвещать людям Спасение. Иисус освобождал тех, кто находился под властью дьявола, потому что демон не позволял людям «родиться свыше». Так было и со мной: через два года я смогла принять Евангелие без сопротивления. Только после двух лет Вашего тяжелого труда, труда Церкви, я могу принять Благую Весть. Раньше дьявол всячески мешал мне принять Иисуса Христа. Одним из его ухищрений была одержимость.

***

 

            Святая Матерь Божья,

Благодарю Тебя за то, что позволила мне познать и полюбить Сына Твоего Христа превыше всего.

Будь прославлена, ибо Ты вознесла все мои просьбы Единому Спасителю.

Благодарю Тебя, ибо когда меня оставила мать моя, Ты стала для меня Матерью.

Благодаря Твоему заступничеству я всегда пребываю в Твоем, достойном почитания Сердце, и в Духе Святом, когда Ты сопровождаешь меня на пути моей единственной и неповторимой жизни.

Благодаря Твоему заступничеству мои светлые дни являются даром Твоим, а Свет Твоего Сына зажег свет моих очей.

Благодаря Твоему заступничеству мрачные дни моей жизни стали самыми светлыми, ибо Ты сделала меня участницей Страданий нашего Господа.

Благодаря Тебе, Мама, святые, которые окружали Тебя во время Твоей земной жизни, и святые всех веков, а также славные Ангелы Небесные стали неотступными спутниками моей жизни, когда я молюсь или, когда отдыхаю в Тебе.

Благодарю, Матерь Небесная, за то, что Ты сама пришла ко мне на помощь, стала для меня защитой, научила меня молиться, ниспослала Божье вдохновение в те минуты, когда Ты, во время экзорцизмов, боролась с демонами, сокрытыми в человеке. Благодарю за то, что Ты провела меня невредимой через все дни моей жизни.

Благодарю, Матерь Небесная, за то, что Ты, когда я прошла через все ужасы ада, научила меня молитвам, которые помогли мне выйти из него, и освободить моих ближних.

Благодарю также за все то благо, через которое Ты сформировала меня, за милость к ближнему, за благочестивое поминовение усопших во Христе, и тех, кто отдал за Него свою жизнь, следуя Твоему чудесному примеру.

Благодарю за то, что позволила мне вернуться к вере, надежде и любви. Ты позволяешь это каждому, кто уверен в том, что он этого не заслуживает.

Благодарю за разум, вдохновленный, Божьей Благодатью по Твоему заступничеству, за память, волю и способность любить – все те качества, которые делают меня Твоим человеком, дитём Марии.

Благодарю за дар благожелательности ко мне и к каждому человеку, кто носит в себе Христа, потому что исключительность каждого из нас исходит не от людей, но от Бога и от опеки Ангелов, приносящих вести от нашего Господа.

Благодарю, Матерь Небесная, за то, что Ты объяснила мне тайны Учения и Веры, то, что человек должен опасаться демона и воплощенного дьявола. Ты открываешь правду о них, когда еще остается шанс, что Ты окажешь помощь.

Благодарю за то, что помогла мне понять, что каждое поражение католика на поле личной битвы может стать предзнаменованием великой и полной Победы в Тебе, Победительницы и Царицы Марии.

Благодарность и слава Тебе, ибо Ты сделала меня участницей величайшего страдания человека и в то же время приобщила к чистейшей радости человеческой души.

Благодарю за здоровье, которое Ты посылаешь мне, за мои мысли, которые вдохновлены Тобой, за духовную силу, которой наполняешь меня так, что ни дьявол, ни его войско, ни Асмодей, ни Азазель, не могут испугать меня, и не могут задержать Тебя, когда Ты спешишь мне на помощь.

Еще благодарю за то, что в мой последний час Ты придешь взять меня за руку, а я, прыгая от радости, как дитя, оставлю здесь память о тех, кто причинил мне вред, кто возложил на меня крест, кто разрушал меня, веря, что им удастся затмить радость моей души. Они не знали, что таким образом делают меня еще более достойной Тебя и нашего Брата, Твоего Сына Иисуса Христа, Который является Светом моей души. Твоя Материнская опека никогда не закончится, Матерь, Ты ведешь меня к бесконечному Свету, к безграничной радости, ведешь меня ко Христу, грядущему в Последний День.

Аминь. Abba. Teotokos.

 

 

Саймон Морабито, психиатр невролог

Бергамо, 26 января, 1993 год

 

Комментарий автора

            Вышеописанный случай поразителен по нескольким причинам. Прежде всего из-за фатальных психических последствий, возникших у образованной, интеллигентной женщины, которая позволила колдуну манипулировать собой.

            Профессиональная этика не позволяет мне описать подробности психической деградации этой женщины, также с точки зрения бихевиоризма.

            В течение четырех лет она не подходила к телефону из страха, что это может звонить колдун, и только позже, благодаря экзорцизмам, она поняла, как сильно он ограничил ее способность мышления!

            Ее муж в течение четырех лет находился в безнадежном состоянии. Если специалист говорит, что пациент находится в безнадежном состоянии, это значит, что состояние пациента действительно трагично.

            Другие люди, принимавшие участие в этой драме, умерли при загадочных обстоятельствах.

            Кто-то может усмехнуться, читая эти комментарии. Думаю, что не все читатели прочли февральский номер газеты “Corriere Della Sera” (от 03.02.1990 г., стр.1). Там говорится, что в Англии отказались от числа 666, то есть, числа дьявола, и не используют его при регистрации машин, в автомобильных номерах, потому что такие машины часто попадают в серьезные аварии, и водители страдают. Здесь видно, что сатанинская магия действует на человека разными способами. Я мог бы привести очень много примеров.

            Не хочу останавливаться на этой теме, но получается, что все, кто общался с колдуном, сильно поплатились. Колдун выглядел неумелым, беспомощным, человеком другой эпохи, но при этом он постоянно старался причинить вред окружающим людям.

Можно было бы написать отдельную книгу об этой семье, описать там все страдания ее членов, и все их отчаянные попытки вернуться к нормальной жизни.

 

Случай двадцатый – Даниела

            Я встретила Росси впервые в 1988 году, осенью, где-то в сентябре-октябре, у себя в офисе.

            Он пришел побеседовать с моим шефом о работе. Хотел работать заведующим склада. Все время, пока он разговаривал с шефом, он пристально смотрел на меня, что меня очень нервировало. Я пыталась работать, как ни в чем не бывало, но у меня не получалось. Я была сама не своя!!! Первой моей мыслью было, что этот человек не нравится мне не только своим внешним видом, но и своим поведением, не нравится, как он смотрит, жестикулирует. У меня было странное убеждение, мне казалось, он знает, что его возьмут на работу. Он был очень самоуверен. Он почти сразу начал работать в нашей фирме. Он много говорил о себе хорошего, но на деле оказалось, что он совершенно некомпетентен, и ему нельзя доверять. Он все время делал что-то не так, и все спрашивали: почему он у нас работает? Кроме того, в разговорах с ним казалось, что он сексуально озабочен.

            Лично я не общалась с ним близко, держала дистанцию. Но пришло время, когда я вынуждена была начать с ним более тесное сотрудничество на работе. Где-то трижды в день я должна была идти на склад, чтобы проверить наличие товара, и т.д. И всякий раз нужно было что-то объяснять ему, хотя мне казалось, он вообще не слушает меня. Он отрешенно смотрел в пустое пространство, и я должна была повторять все сначала. Все это ужасно раздражало меня, сначала я просто выходила из себя. Не знаю, как это случилось, но через какое-то время мы крепко подружились.

            Я думала, что мы только хорошие коллеги, но постепенно все это стало походить на манию. Если я не приходила на склад по крайней мере 4-5 раз в день, чувствовала, что меня кто-то преследует. Словно кто-то или что-то заставляло меня постоянно ходить туда. В то время я еще не осознавала, что происходит. Думала, что на меня так действуют повседневные стрессы на работе, и я хожу на склад, чтобы немного отдохнуть. Потом мне все сильнее стало казаться, что моя работа в офисе слишком утомительна для меня. Я была сыта ею по горло, но одна мысль о смене работы пугала и тревожила меня.

            Росси со дня на день становился для меня все более загадочным, он начинал задавать мне вопросы личного характера, касающиеся моих чувств, семьи, моих страхов…. Я не знала, как он это делает, но ему всегда удавалось спросить меня так, что я сразу же все ему выкладывала. Но ведь я не болтушка!

            С какого-то времени он стал рассказывать мне об оккультизме, о своих неслыханных способностях предвидеть будущее и беседовать с умершими. Он говорил, что эти способности передались ему после смерти его отца. Я всегда знала, что такие вещи существуют, но не придавала им значения, и, когда Росси рассказывал, я даже посмеивалась над ним. Время шло, а я чувствовала все большее уныние и внутреннюю подавленность. Мои силы таяли. У меня начались боли в животе, любая пища вызывала у меня отвращение. Но по-настоящему плохо я стала себя чувствовать в марте 1992 года. В июле 1989 года у меня был первый нервный срыв, но со временем все пришло в норму. В апреле 1992 года я почти стояла одной ногой в могиле. Мне поставили диагноз в клинике: «депрессивные страхи, легкая стадия анорексии». В июне 1992 года я вернулась на работу, работала на полставки.

            Росси был везде, он приходил даже ко мне в офис, чего раньше не случалось. Куда бы я ни пошла, он всюду ходил за мной. В тот период меня особенно нервировало его присутствие, но что-то не позволяло мне выставить его за дверь. Я была дезориентирована, злилась на саму себя, на свое бессилие перед его влиянием. Со временем Росси становился все более злым и мрачным.

            Я не могу описать, как я чувствовала себя, когда он пристально смотрел на меня. От одного его вида у меня по спине пробегала холодная дрожь. Я часто делилась своими чувствами с Адрианой, и она соглашалась со мной.

 

            Август-сентябрь 1992 года

            На какое-то время Росси оставил меня в покое, и все стало, как прежде. Он больше не мучил меня своими лекциями, ничего уже не говорил об оккультизме и сексе. Я подумала, может быть у него наконец прояснилось в голове. А так как в это время работа была очень напряженной, все остальное отошло для меня на второй план.

 

            Октябрь 1992 года

            В начале месяца мой отец лег в больницу на операцию, и я очень волновалась, не зная, как пройдет его лечение.

            Росси утешал меня, говоря, что все будет хорошо. Так как я была почти в отчаянии, он, чтобы немного меня отвлечь, дал мне кассеты с музыкой, которую он записал специально для меня. Со временем я стала зависимой от этой музыки. Я слушала ее без перерыва, и мой муж даже пригрозил мне, что выбросит кассеты в окно!!! Я стала по-другому относиться к Росси. Его заинтересованность моей особой была мне приятна. Казалось, мое мнение о нем было ошибочно. Может я напрасно плохо о нем думала? Теперь он казался мне милым, и совершено другим человеком. В середине октября наши отношения снова поменялись. У меня снова началась мания на его почве, хуже того, он стал ко мне приставать. Целую неделю он повторял, что влюбился в меня, и из-за меня даже поругался со своей девушкой! Сначала я думала, что он шутит. Как правило, по его рассказам было совершенно не понять, когда он говорит правду, а когда дурачится.

            Я поговорила с Адрианой, которая призналась мне, что ей он говорил то же самое, слово в слово. Когда мы беседовали с ней, все больше убеждаясь, что он больной человек, и у него проблемы с головой, он, взбешенный влетел в мой офис. Он был бледным, смотрел с яростью, глаза налились кровью. Он был настолько страшен, что я не в силах выразить это словами. Меня обдало холодом. Он говорил вполголоса, словно искал нужные слова. В какую-то минуту я почувствовала, что не могу двигаться. Мои ноги приклеились к полу, и стали, как будто свинцовыми!!! Я не могла сделать ни шагу! Сама атмосфера в офисе была такой, словно за его стенами мир перестал существовать. Нас в офисе было трое, казалось, нас закрыли в стеклянном шаре. Сначала Росси игнорировал меня, он смотрел на Адриану. Девушка кричала на него, говорила, что он не имеет права забавляться чувствами других людей. Потом она должна была ответить на телефонный звонок, и его взгляд упал на меня. Он, щурясь, пристально смотрел на меня, однако пытался сдержаться, чтобы не заорать. Его голова вращалась, как у змея, глаза полыхали красным. Это был уже не он. И все повторял, что имеет право влюбиться в кого захочет. Мне хотелось крикнуть: «Только не в меня!!!», но я не могла выдавить из себя ни слова. Была полностью заблокирована, настолько сильно оказалось его влияние на меня в ту минуту.

            Когда Адриана закончила говорить и положила трубку, сказала Росси, что так нельзя поступать, что он должен оставить меня в покое в столь трудное для меня время, и не приставать ко мне больше. Он стал разглагольствовать о своих теориях «не от мира сего», о рыбах, которые плывут против течения и т.д. Говорил, что кто-то может так, а кто-то нет. Тогда моя подруга взяла лист бумаги, нарисовала на нем крест, положила между нами и сказала, что это наше единственное лекарство. Росси закричал: «Довольно, я ухожу, это действительно вывело меня из себя!». Он ушел, хлопнув дверью.

Еще с минуту я стояла, как в столбняке, не в силах понять, что произошло. Адриана сказала, что хорошо было бы обратиться к специалисту, и спросила, нет ли у меня на примете какого-нибудь священника экзорциста, который помог бы распознать, не воздействует ли на нас Росси черной магией.

            Вернувшись домой я все рассказала маме. Тетя тоже помогла мне, и так я смогла встретиться с экзорцистом. Мы договорились о встрече, и уже после первой молитвы оказалось, что наши подозрения были не напрасны. После всего, что случилось, я даже не думала возвращаться на работу в мою фирму! По счастью в декабре заканчивался мой контракт, но оставалось еще два месяца!

            Я начала чувствовать сильный запах серы в своем офисе и в других местах. Меня тошнило от этого запаха. Странное дело, но никто кроме меня его не чувствовал, только я! С тех пор я все кропила святой водой. В декабре я ушла из фирмы, и разорвала всякие отношения с бывшими сотрудниками.

            Я регулярно ходила на молитвы к священнику экзорцисту. Сейчас уже все позади, надеюсь, все будет хорошо. Посмотрим.

 

            Как относился ко мне Росси

            Каждый его разговор неизменно заканчивался темой секса! Он все время делал комплименты той или иной части моего тела! Сначала мне это очень мешало, но потом я стала делать вид, что не обращаю на это внимания. Я считала его случай безнадежным, и смеялась, слыша его высказывания. Со временем он становился все более странным. Если я сидела за компьютером, а он случайно оказывался рядом, то пытался меня коснуться. Я отстранялась, а он приближался. Чем больше я от него отодвигалась, тем более настырным он становился. Хуже всего было то, что я не могла ему ничего сказать. Слова вертелись у меня на языке, но я не могла выдавить из себя абсолютно ничего. Иногда я очень глупо себя чувствовала и раздражалась на саму себя. Часто в присутствии других людей, особенно работников склада, Росси рассказывал разные сказки, например о том, как днем ранее мы занимались сексом в шкафу. Или же он фантазировал, говоря, что я сделала для него что-то, придумывал разные нереальные истории. Он вдавался в такие подробности, что я опасалась, как бы ему и правда не поверили, и не решили, что между нами что-то есть. Какая глупость!!! Однажды он так сильно рассердил меня, что я запустила в него метлой, которая была на складе. Тогда он обещал, что больше не будет дурачиться. Но о своих обещаниях он очень скоро забывал. Через какое-то время относительного спокойствия снова начинал меня мучить. Всякий раз, когда он смотрел на меня, у меня было чувство, что он раздевает меня взглядом. Когда я говорила ему, чтобы он на меня не смотрел так, он смеялся, и говорил, что «видит меня насквозь», через одежду, и делает «опись» всех частей моего тела, замечает каждую мелочь, каждую линию, знает даже какой фирмы бельё я ношу! Это было страшно унизительно, потому что все это слышали. Я чувствовала себя ужасно неловко. Когда он только появлялся поблизости, я не знала, что делать, закрывалась руками, и листами бумаги. Ситуация была абсурдна. Настоящая мания. Когда я говорила с ним о рабочих делах, он все время перебивал меня такими фразами: «Раньше или позже, но ты мне отдашься», «Ты поцелуешь меня еще до Нового Года», «Вот увидишь, если доверишься мне, я сделаю так, что ты будешь петь от наслаждения!» (он знал, что я люблю петь). Я думала: что он болтает? Ведь это совершенно другой человек! Я работала, пытаясь игнорировать его. Потом он стал рассказывать мне о каких-то мужчинах, которых он может убить. А также о женщине, сына которой он довел до болезни. Он рассказывал и другие подобные истории.

            Сначала я не обращала внимания на его рассказы, потому что я его знала, и знала, что к нему нельзя относиться всерьез. Потом он все чаще стал хвалиться подобными ужасами. Он был настолько циничным, что я все больше убеждалась в том, что общаться с ним опасно.

 

            Наблюдение автора

            Случай с Даниелой действительно потрясающий. Чтобы полностью его описать, понадобится отдельный том. Я же постараюсь остановиться на некоторых главных вопросах.

            Ситуация была очень тревожная. Даниела никогда не встречалась с оккультизмом или сатанизмом, которые могли бы ее привести к дьявольской одержимости. Ее вина, если можно так сказать, была только в том, что она работала в обществе двадцатишестилетнего мужчины, который продал свою душу дьяволу. Однако ее серьезной виной было то, что Даниела являлась типичным представителем нашего времени: неверующей рационалисткой. Когда я говорю о Вере, имею в виду только Веру в Иисуса Христа, Сына Божьего и Бога Истинного, то есть Веру Римско-Католическую.

            Кто внимательно читал описание этой истории, обратил внимание на проявления сатанизма, которые были явно видны, и на угрозы со стороны Росси. Он был гордым, всех обманывал, он был антихристом, больным человеком, помешанным на сексе. Его присутствие вызывало страх, холодную дрожь на спине у тех, кто с ним общался. Он был ненадежным и постоянно пробуждал сомнения у Даниелы, поэтому она считала его странным, невыносимым, и в то же время сомневалась: не слишком ли плохо она о нем думает, она также считала его очень чувствительным человеком.

            Трагично и то, что когда девушка смеется, он пытается ее раздражать. Стоит вспомнить: когда они говорят на складе, он словно бы отсутствует, «молится демону», а она вынуждена несколько раз повторять свои указания по работе.

            Рассмотрим огромное влияние на психосоматику жертвы. Она чувствует странные изменения, ей не хватает сил, она сломлена, встревожена, и в результате попадает в психоневрологическую клинику.

            Эта девушка является квинтэссенцией современного человека, атеиста, который убежден, что все знает, и который встречаясь с тайной сатаны, остается совершенно разбитым.

            Читая эти слова, только безрассудный глупец сможет издевательски засмеяться. Такому человеку я сразу посоветовал бы посмотреть, что происходит в психиатрических больницах. Когда люди смеются над подобными вещами, это равносильно тому, как если бы кто смеялся над концлагерями. Некоторые «очень умные» господа пишут даже, что концлагерей вообще не существовало, забывая при этом объяснить, куда же подевались миллионы людей, которые сгинули в крематориях. Я каюсь перед всеми, кто погиб в концлагерях, я чувствую к ним глубокое религиозное и человеческое уважение, и всегда помню о них в молитвах.

            Но вернемся к Даниеле. Удивительным было то, что, когда она испытывала что-то негативное со стороны Росси, часто вынуждена была пойти к нему, словно она ему поддавалась. Она позволила ему захватить себя, когда взяла у него кассеты с сатанинской музыкой, которую он записал, скорее всего, на одной из сатанинских месс. Поэтому сатана приходил к ней всякий раз, когда она слушала эту музыку.

            Стоит задуматься, как такое вообще возможно, чтобы интеллигентная, образованная женщина поддалась столь разрушительному влиянию.

            Ответ прост. Росси, при помощи дьявола, который жил в нем, отнял у нее свободную волю (так часто бывает), напал на ее разум, а она не смогла распознать в чем опасность. Он заблокировал ее память, воображение, так, что она уже не видела фактов и причинно-следственной связи своих несчастий, болезней, беспокойств, проблем на работе. Это очень странное поведение для молодой и здоровой женщины, которая не может увидеть очевидного факта: все ее проблемы начались, когда она встретилась с этим мужчиной.

            Ее случай прояснился после того, как она прошла через несколько экзорцизмов, после того, как частично были освобождены ее разум и дух. И несмотря на это, она все еще не могла осознать, сколь опасными были ее приключения.

            Дорогие читатели, неужели вы думаете, что неверующие психиатры, а таковых большинство, смогли бы найти источник ее болезни? Это причина, по которой многие больные страдают всю жизнь. Очень немногие врачи верят в дьявола и в его разрушительное воздействие на разум и физиологию.

            Разве Даниела не говорила, что страдает сильными болями внизу живота? Может кто-то считает, что достаточно одного лекарства, чтобы вылечить такие недомогания?

            Очередное потрясение она пережила, когда разговаривала со своей коллегой в офисе. Росси тогда влетел к ним в бешенстве, с красными глазами и т.д. Коллега Даниелы время от времени приходит к нам, она подготовлена к подобным случаям и знает, какая может быть реакция. Но кто тогда сказал Росси, что разговаривают именно о нём?!

            Бывает, когда во время экзорцизма пытаются освободить жертву от напавших на нее демонов, то на их место приходят еще более могущественные. Сатана – самое ревнивое существо из всех, особенно, если речь идет о душе, которую вырывают у него из когтей.

            Даниела пишет, что Росси крутил головой, как змей. Церковь учит нас, что Непорочная Божья Матерь поразила сатану в голову, и это правда, потому что демоны имеют вид змей. Бывает, во время экзорцизмов одержимые подражают змеям, двигаются, как они, часто даже кусаются, как змеи. Кусаются так, что можно остаться без пальцев на руке. Слава Богу, они потом ничего не помнят.

            Самая большая ошибка Даниелы была в том, что она судила Росси по человеческим меркам, основываясь на психологии. Но Росси был дьявольским существом. Человек не может понять того, что выходит за границы его разума. Не понимает, проходит мимо, не видит, насколько опасны такие существа, и в результате, когда становится одержимым, не просит помощи у Иисуса Христа! Когда Адриана почувствовала опасность, от которой никто раньше Даниелу не предостерегал, она нарисовала крест, и положила его перед глазами демона. Тот сразу же сбежал, красный от бешенства, сказав, что ему необходимо уйти, и вышел из офиса, треснув дверью. Я говорю все это с точки зрения врача, потому что, как католик, я убежден, что наш Ангел Хранитель предостерегает нас от каждой опасности, но мы его не слушаем, потому что не верим в него.

            Можно с уверенностью сказать, что крест имеет великую силу в руках каждого, кто берет этот символ с верой.

            В завершении мне хотелось бы добавить еще мои личные наблюдения, касающиеся явления полтергейста. Это явление при разных обстоятельствах может иметь разные причины. Однажды в моем кабинете в присутствии одной одержимой женщины, стоящая на полу стеклянная бутылка из-под минеральной воды поднялась в воздух и разбилась на множество маленьких кусочков. Мы остолбенели. Вскоре после этого над женщиной совершили экзорцизм. У нее был очень серьезный случай. Видно, что демон, как, впрочем, и всегда в подобных случаях, был в бешенстве.

 

 

Подведение итогов

 

Нет другого спасения для человека

от сатаны и от ада,

кроме веры в Страдания Господа Иисуса Христа.

Ему нужно отдать всю свою жизнь.

Сатана сможет привести к тому, что каждый человек

потеряет свободную волю.

Сатана доведет человека до одержимости,

если он грешит и не молится.

Сатана боится каждого, кто молится,

потому что он боится Бога в человеке.

святой Иоанн имени Креста.

 

Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе.

святой Апостол Павел.

 

Бог допускает искушения, и испытания дьявольские, чтобы

увеличить наши заслуги, очистить и возвысить нашу добродетель,

ускорить наше следование за Ним.

святой Иоанн имени Креста.

 

Чем ближе ты подходишь к Богу в своей вере,

тем явнее будет для тебя действие дьявола.

Твои грехи приблизят его в твоей жизни.

Если думаешь, что ты неприкосновенен,

он нападет на тебя, когда ты меньше всего будешь этого ожидать,

или, когда будешь чувствовать себя наиболее уверенно.

Драгоценнейшая Кровь Иисуса и Непорочная Дева

являются самыми большими врагами дьявола.

Дьявол пойдет за тобой везде,

даже в церковь.

святая Гемма Гальгани.

 

Однако он не пойдет за тобой,

Если ты отдашься Христу

в молитве «Христе, помилуй».

Наиболее дьявольским является грех богохульства,

который исходит от сатаны.

Я слышал неповторимые богохульства из уст людей,

которым даже не снились все те мерзости,

о которых они говорили во время экзорцизмов.

Самые страшные богохульства во время экзорцизмов

направлены в самого страшного врага сатаны:

в Непорочную Деву.

В каждом взгляде, полном ненависти,

который обращен к тебе, присутствует дьявол.

Если пребываешь в непрестанной молитве,

и кто-то среди твоих близких не переносит тебя,

можешь быть уверен, что это действие дьявола.

Сатанисты и дьяволопоклонники,

лишь только узнают, что ты верующий,

причинят тебе боль, когда ты не будешь этого ожидать.

Они не оставят тебя в покое.

Искушения и одержимость научили меня,

сколь ценна молитва.

 

Настоящим оружием против дьявола является экзорцизм Леона XIII, исповедь, Святое Причастие, Розарий (это единственное орудие борьбы).

 

Кто видит демона, и не облечен специальной благодатью, тот умирает.

 

Один промышленник увидел демона в образе огромного пса, без шерсти, с короткими лапами, как у крокодила, и хвостом, похожим на стрелу. Другие видели его в классическом образе, как изображают в католической иконографии, несмотря на то, что прежде никогда не видели его изображений. Страшный вид, дьявольская усмешка, козлиные копыта и т.д. Плюс ко всему, он вызывает неописуемые ужас.

            Часто во время экзорцизма многие чувствуют запах серы или смрад разлагающегося тела, который исходит из одержимого человека.

            Одержимые могут предвидеть ближайшее будущее, и читать мысли присутствующих.

            Демон не может забрать твою душу, если только ты сам не продашь ее ему.

            Все исходит от Христа, даже если ты считаешь себя атеистом. Наука также говорит о том, что мы живем в реальности, описанной в Библии.

            Сатана является господином сциентизма, псевдонаучной теории, которая притупляет разум. Все психоаналитики, которые, например, советуют женщинам изменять своим мужьям, ради их же физического здоровья, просто слабоумные.

            Я видел молодых людей, которые продали свои души дьяволу, и потом доводили до одержимости девушек. Эти девушки должны были пройти через сотни экзорцизмов, чтобы освободиться.

            Если в каком-то доме слышны странные шумы (я не говорю о предметах, которые падают естественным образом), если там стучит мебель, ломаются кусочки дерева, сами собой открываются и закрываются окна, двери, то, скорее всего, что в этом доме обитали демоны. Особенно, если там жили богохульники и закоренелые грешники.

            Голос дьявола, слышимый во время экзорцизмов, или вопли одержимых людей (у меня есть много таких записей) – это наиболее пугающие, шокирующие и парализующие звуки, которых невозможно описать. Самое ужасное, что я только слышал в своей жизни.

            Каждый католик обязан молиться за тех, кто страдает в дьявольских когтях, за тех, кто находится вдали от Бога. Вот молитва, которую нужно повторять: «Возлюбленные Иисус и Мария, спасите эти души».

            Демон воздвигает стены разделения между людьми, и стены эти, разрушенные однажды, поднимаются снова.

            Между демонами существует противостояние, несогласие и борьба. Демоны низшего ранга очень боятся демонов-руководителей.

            Непрестанная молитва – это состояние негаснущей любви к Богу и наше лучшее лекарство против сатаны.

            Демон не может произнести имени Пресвятой Девы Марии, но называет Ее: «Эта Госпожа». Розарий он называет: «Этот ошейник». Я видел, что все экзорцисты наступают на дьявола, держа в руке Розарий.

            Многие телевизионные программы очень опасны, потому что содержат в себе закодированное содержание.

            Мы не должны бояться мести дьявола. Душа, отданная Богу, пребывает в Его объятиях.

            Холод и негостеприимность какого-то места или людей часто означают присутствие дьявола.

            Чувства орла, простота ребенка и молитва – вот средства победы над дьяволом.

            Деяния и труды человека, то есть вся «история мира» и «история каждого человека» находятся в руках Бога, а не дьявола.

            Сатана подобен бешеному псу, сидящему на цепи. Он готов растерзать любую душу, которая приблизится к нему через грех, если только она не одета в броню молитвы.

            Гордыня некоторых образованных людей выражается в том, что они отвергают Бога. Такие люди самих себя считают богами, но они все больше погружаются во тьму. Бог время от времени посылает им немного света, но они не принимают его из-за своей гордыни, жертвами которой они являются.

            Похоть менее опасна, чем гордыня, потому что гордец (а в действительности дьявол) ставит себя на место Бога.

            Число 666, упомянутое в Книге Откровения, является синонимом сатаны, это также знак его приверженцев в Нью Йорке. Известно, что некоторые крупные фирмы отдают часть своей прибыли сатанинским сектам.

            Из искусственных, псевдорелигиозных организаций, вышедших из таких религий, как брахманизм, и индуизм, сформировалось некое ложное христианское движение (теория метемпсихоза). Там уже нет посредничества Церкви между Богом и человеком, есть только человек, отвергающий таинства, который пытается жить в общении с высшим разумом. Гуру этих сект все решают за своих адептов, например, с кем им заключать брак. Это разрушает сексуальную жизнь, разбивает семьи, чувства. Иногда людей заставляют даже совершать преступления. Это особый вид спиритизма, и его можно приравнять к сатанизму.

            Демон просыпается задолго до тебя, и ложится после того, как ляжешь ты. Но он не спит. В католическом молитвеннике есть молитвы, призывающие Ангелов охранять душу от ночных нападений дьявола.

            Из теологических и мистических писаний ясно видно, что наш Ангел-Хранитель, который является духом, посылается нам, чтобы охранять нас.

            Теологи, отрицающие существование дьявола и ада – настоящие трусы, у них нет смелости, чтобы пообщаться с экзорцистами, поспорить с ними, или поговорить с людьми, нуждающимися в длительном лечении у психиатра.

 

Каждый человек подвергается нападкам дьявола,

даже тот, кто плохо о себе думает.

Каждый из нас, верующих или нет,

живет в любви Христа и Его Драгоценнейшей Матери,

и сатана страшно ревнует.

Молитва – это борьба, в которой ты победишь благодаря победе Бога.

Если думаешь, значит ты исполнен духа,

если любишь, значит ты исполнен радости,

если молишься, значит ты наполнен Богом.

Кто молится, будет точно спасен.

Кто не молится, будет точно осужден.

святой Альфонс.

 

Всякий, кто призовет имя Господне, спасется.

Христос побеждает. Христос царствует. Христос повелевает.

 

            Некоторые теологи, считающие себя интеллигентными людьми, утверждают, что экзорцисты лечат у некоторых больных нервную систему, и больше ничего. В своем упрямстве они не знают, что психические болезни – наиболее серьезные болезни из всех человеческих заболеваний, например, шизофрения, депрессия, болезнь Альцгеймера и т.д. При каждом психическом заболевании выступают разные симптомы, и все это поддается классификации. Намного легче прооперировать человека, чем вылечить психически больного. Часто на это требуются годы фармакологического лечения и психотерапии.

            Правда такова, что присутствие демонов может вызвать психическую болезнь, и часто симптомы одержимости указывают на это, хотя они и могут выходить за границы шизофрении, и провоцировать множество других болезней. Только эксперт и католический психиатр, только тот, кто признает существование души, сможет правильно поставить диагноз такой «болезни».

 

Письмо к моим братьям атеистам

            Возлюбленные братья во Христе Господе,

            Кто бы из вас стал искать нашего Отца, если бы уже нашел Его? Он дает познать Себя тем, кто устал искать «на поверхности», потому что Он находится в доме, обитает в нас, когда мы сами часто остаемся за дверью нашего понимания, за дверью нашей души, нашего сознания, нашего «Я».

            Что такое молитва, мои дорогие братья? Это голод Бога. Это переживание царской дружбы с Богом, Который всегда нежно охраняет нас, когда мы живем во грехе. Он дает нам почувствовать, что прикасается к нам с большой деликатностью, и показывает нам наш грех в мягком свете Милосердия и Благодати.

            Однако, когда мы чувствуем себя запятнанными, то думаем, что Бог отвернулся от нас из-за наших грехов.

            Таким образом Дух Святой касается нас. Он побуждает нас исправлять вред, нанесенный ближним, делать добрые дела и т.д. Он указывает нам на молитву, посылает желание исправиться, и мы хотим этого всеми нашими силами, чтобы только угасить гнев Божий, делаем все, пока не успокоим наши души, нашу совесть.

            Мы надеемся, что Бог простит нам наши грехи, и это правда, потому что Он уже сделал это.

            У Бога есть сила и мудрость, чтобы спасти человека, даже тебя и меня, каждого, кто только захочет, чтобы Он это сделал.

            Христос – это Любовь, и Он делает для нас то, чему учит нас, потому что хочет, чтобы мы были такими, как и Он, преисполненными бесконечной любви к нам и нашим братьям.

            Его любовь к нам не уменьшается из-за наших грехов. И Он тоже хочет, чтобы любовь, которую мы дарим нашим ближним и самим себе, не уменьшалась: мы должны безоговорочно возненавидеть грех, так, как ненавидит его Бог, и полюбить свои души так, как возлюбил их Бог.

            Хотел бы в заключение заверить вас, что Бог хранит нас и Он вечно остается верен.

            Молитва – это размышление, когда разум направлен к Богу. Поэтому я и пишу эти слова, ведь каждый, кто говорит правду, молится, а если пишет об этих истинах, говоря просто, от всего сердца, говорит о Самом Боге. Христос явился людям в широком, небесном плаще, столь чудесном, что трудно было его описать, потому что вся слава, принадлежит Ему. На Его голове была драгоценная корона, а эта корона и есть мы, эта корона – радость Отца, слава Сына и радость Святого Духа, бесконечное и чудесное счастье всех, кто пребывает с Ним на Небе, а также и нас, кто туда придет.

            Дорогой Друг, разве ты не хочешь быть радостью и славой Пресвятой Троицы? Веря в твою щедрость, я отвечу за тебя. Чтобы молиться, нужно использовать свои способности беседовать с людьми, и признать, что все остальное сделает Бог и наша несравненная Пресвятая Матерь.

            Дитя может послужить для нас примером диалога с Богом. Когда ребенок говорит со своей мамой, он может позволить себе все: капризничать, плакать, махать руками…. И все это, лишь бы получить желаемое. Но нужно заметить, как доверяет ребенок, и как отдает себя матери без остатка. Разве детское поведение на молитве (поклоны, сложенные руки, целование икон) может считаться менее достойным и действенным, чем поведение взрослых, которые лучше подготовлены и более рассудительны?

            Отношение Бога к молящемуся человеку похоже на отношение мамы, которая с одинаковым вниманием относится к старшему сыну, который ведет себя соответственно своему возрасту, и разговаривает, как взрослый, так и к младшему, который только учится говорить, и пытается объяснить, что ему нужно.

            Пребудем же в мире Христовом, ибо Он наш Брат, Спаситель и Искупитель. Будем держаться нашей Пресвятой Матери, Той, которая ведет нас за руку на нашем жизненном пути.

 

Молитва к святому Архангелу Михаилу

Молитва является мощным оружием против предводителя демонов, того, кто сеет ненависть, призывает к войнам, которому нравятся природные катаклизмы и мировые конфликты. Папа Леон XIII советовал читать эту молитву после Св. Мессы. Святой Иоанн Павел II установил особое богослужение, во время которого читал эту молитву. Это сокращенная версия экзорцизма Леона XIII.

 

Святой Архангел Михаил, храни нас в борьбе,

и будь для нас защитой

от коварства и сетей дьявольских.

Смиренно просим:

да низложит его Бог.

А ты, Князь войска Небесного,

сатану и прочих злых духов

которые кружат в мире сем, дабы губить души человеческие,

низвергни силою Божьей в ад. Аминь.

 

Далее мы приводим полную версию этой молитвы, которую читают священники, как экзорцизм:

 

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа.

Князь прославленный войска небесного,

святой Архангел Михаил,

Храни нас в борьбе против предводителей и сил,

против мироправителей тьмы века сего,

против злых духов, кружащих в пространстве.

Приди на помощь людям,

которых Бог создал по Своему образу и подобию,

которых искупил великой ценой из неволи дьявольской.

Тебя почитает Церковь святая, как Хранителя и Покровителя.

Тебе вверил Господь искупленные души,

чтобы ты довел их до счастья небесного.

Моли Бога мира,

дабы Он сокрушил демона под ногами нашими

и не позволил ему держать людей в неволе

и вредить Церкви.

Вознеси наши просьбы к Трону Всевышнего,

дабы вскоре снизошло на нас Милосердие Господне.

Схвати дракона, древнего змея,

который есть дьявол и сатана,

и, связавши его, ввергни в бездну,

дабы больше не прельщал народы. Аминь.

 

Богослужение Леона XIII

Трижды прочитать «Радуйся, Мария»

Антифон: Славься, Царица, Матерь Милосердия, жизнь, отрада и надежда наша, славься. К Тебе взываем, изгнанные чада Евы, к Тебе воздыхаем, стеная и плача в этой долине слёз! О Заступница наша! К нам устреми Твои милосердные взоры, и после этого изгнания яви нам Иисуса, благословенный Плод чрева Твоего. О кроткая, о благая, о сладостная Дева Мария.

V: Молись за нас, пресвятая Богородица,

R: Да удостоимся исполнения Христовых обещаний.

Помолимся. Боже, прибежище наше и сила, воззри милостиво на народ, взывающий к Тебе, и по ходатайству славной и непорочной Богородицы Девы Марии, со святым Иосифом, Ее Обручником, со всеми Апостолами Твоими, Петром и Павлом, и со всеми Святыми, услышь милостиво молитвы, которые возносим за обращение грешников, за свободу и возвышение святой Матери Церкви. Через Христа Господа нашего. Аминь.

Святой Архангел Михаил, храни нас в борьбе. От нападок и сетей дьявольских будь нашей защитой. Смиренно просим, да запретит ему Бог. А ты, Князь войска небесного, силою Божию ввергни дьявола и прочих злых духов, которые летают по миру, чтобы губить души, в адскую пропасть.

R: Аминь.